Павел Салин: «Основная цель встречи Владимира Путина с представителями крупного бизнеса в Кремле – это попытка восстановить лояльность этого сообщества к власти». Салин алексей роснефть


Диссертация на тему «Финансово-экономические и информационные аспекты привлечения иностранных инвестиций в нефтедобывающую отрасль экономики России» автореферат по специальности ВАК 08.00.14 - Мировая экономика

1. Конституция Российской Федерации (1993).

2. Налоговый кодекс Российской Федерации.

3. Таможенный кодекс Российской Федерации.

4. Указ Президента Российской Федерации от 22 июля 2005 г. № 855 "О Федеральном агентстве по управлению особыми экономическими зонами".

5. Федеральный закон от 21 февраля 1992 г. № 2395-1 "О недрах".

6. Федеральный закон от 30 декабря 1995 г. № 187-ФЗ "О континентальном шельфе Российской Федерации".

7. Федеральный закон от 21 июля 2005 г. № 115-ФЗ "О концессионных соглашениях".

8. Федеральный закон от 17 декабря 1998 г. № 191-ФЗ "Об исключительной экономической зоне Российской Федерации".

9. Федеральный закон от 22 июля 2005 г. № 116-ФЗ г "Об особых экономических зонах в Российской Федерации".

10. Федеральный закон от 30 декабря 1995 г. № 225-ФЗ "О соглашениях о разделе продукции".

11. Федеральный закон от 9 июля 1999 г. № 160-ФЗ "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации".

12. Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. № 39-Ф3 "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений".

13. Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".

14. Постановление Правительства Российской Федерации от 2 сентября 1997 г. № 1132 "О мерах по обеспечению прав и интересов Российской Федерации при заключении и реализации соглашений о разделе продукции".

15. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 28 августа 2003 г. № 1234-р "Об энергетической стратегии России на период до 2020 года".

16. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации. М., 2005.

17. Анализ мирового опыта дифференциации налогов и платежей при добыче нефти с позиций применимости в российских условиях. М.: ТЭНИ, 2005.

18. Арбатов A.A., Амиров И.Ш., Кокошин A.A. и др. Нефть и газ во внешней политике России. Изд. 2-е. М.: Фонд внешней политики России, 1997.

19. Белоус Т.Я. Прямые иностранные инвестиции в России: плюсы и минусы // МЭ и МО. 2003. № 9. с. 60 66.

20. Белоус Т.Я. Экономическое развитие Китая и прямые иностранные инвестиции // Вестник Моск. ун-та; Сер. 6: Экономика. 2003. № 5. С. 39 57.

21. Бирюков Д. О некоторых аспектах правового регулирования иностранных инвестиций, осуществляемых в форме капитальных вложений в РФ // Хозяйство и право. 2005. № 4. С. 121 127.

22. Василенко А., Разуваев В. Нефть и международные отношения // МЭ и МО. 1998. № 12.

23. Вахтеров С. Больше инвестиций: хороших и разных // Рынок ценных бумаг. 2003. №5. С. 36-37.

24. Владимир Путин замкнул иностранные инвестиции на себя // Коммерсант. 2006. 2 марта.

25. Влияние налоговой системы на перспективы нефтяной отрасли России // М.: Аналитический центр "Эксперт", Институт финансовых исследований. 2004. Июнь.

26. Внешняя торговля России в 2005 году // БИКИ. 2006. № 20. С. 2 4.

27. Вознесенская H.H. Иностранные инвестиции: Россия и мировой опыт (Сравнительно-правовой комментарий). М.: Юридическая фирма "Контракт"; ИНФРА-М, 2002.

28. Волошин В. Нефть и газ в обмен на инвестиции: Инвестиционный потенциал Евросоюза может стать важным средством модернизации и развития российского ТЭК // Деловые люди. 2004. № 162. С. 87 92.

29. Воронина Н. Налогообложение при недропользовании как фактор формирования инвестиционного климата // Инвестиции в России. 2003. № 12. С. 3-6.

30. Гайзаков М.Н. Иностранные инвестиции в России // Финансы, деньги, инвестиции. 2003. № 8-9. С. 31 38.

31. Глоссарий специальных терминов и понятий в сфере налогообложения недропользования / Под. ред. д.э.н., проф. А.Г. Грязновой, д.э.н., проф. Л.П. Павловой, д.э.н., проф. А.Б. Паскачева. М.: 0ргсервис-2000. 2003.

32. Глоссарий специальных терминов и понятий в сфере налогообложения организаций финансово-кредитной сферы / Под. ред. д.э.н., проф. А.Г. Грязновой, д.э.н., проф. Л.П. Павловой, д.э.н., проф. Л.И. Гончаренко М.: 0ргсервис-2000. 2004.

33. Годин Ю. Геополитическая роль внешней торговли энергоресурсами для России И Мировая экономика и международные отношения. М. 2006. № 2. С. 103-109.

34. Горский И.В. Налоги в экономической стратегии государства // Финансы. 2001. №8. С. 36-39.

35. Государственное регулирование инвестиций (колл. авторов). М.: Наука, 2000.

36. Давосские виды на инвестиции в Россию // Финансовый контроль. 2004. № 5. С. 84-85.

37. Данильчук О.В. Конотопов М.В. Налоги и инвестиции в современной России. М.: Палеотип, 2003.

38. Дерябина Я. Сравнительный анализ подходов к оценке инвестиционной привлекательности и инвестиционной активности российских регионов. // Инвестиции в России. 2003. № 8. С. 9 20.

39. Донской С., Выгон Г. Шельф: не в этом налоговом режиме. // Нефтегазовая вертикаль. 2005. № 16. С. 46 52.

40. Дьячкова Е.А. Юнитизационное соглашение как основа регулирования разработки трансграничных объектов // Нефтегаз, энергетика и законодательство. 2001 -2002.

41. Дякин Д.Б. Интеграция российских компаний в международный нефтегазовый бизнес. Ж.: Международный бизнес, 2003. № 3.

42. Дякин Д.Б. Состояние и перспективы развития нефтегазового сектора ТЭК России в условиях глобализации. в кн.: «Институциональные преобразования экономики России: проблемы и перспективы». Материалы VI Чаяновских чтений. М.: РГГУ, 2006.

43. Дякин Д.Б. Oil of Russia: the Foreign Investments and International Business. In: Proceedings of the International Congress of Investors. Second Session, Los Angeles, May 1-3, 2000.

44. Елисеева И.И., Курышева C.B., T.B. Костеева и др. Эконометрика: Учебник. М.: Финансы и статистика, 2005.

45. Ершов М.В. О важнейших механизмах экономической политики. // Экономика и право. 2004. № 3. С. 3 -21.

46. Ершов Ю. Реформирование инвестиционного климата в России: основные аспекты законодательной базы // Инвестиции в России. 2003. № 9. С. 3 12.

47. Иноземцев В. Китайский экономический феномен: состояние и перспективы. // Проблемы теории и практики управления. 2004. № 2. С. 27-33.

48. Иршинская Л.И. Конкурентоспособность и стратегии вертикально-интегрированных нефтяных компаний. М.: Экономика, 2004.

49. К итогам конференции в Гонконге //БИКИ. 2005. № 5. С. 1,4-5, 18; 2006. № 6.С. 5.

50. Карта будущего: Доклад Национального совета по разведке США "Проект 2020" / Пер. с англ., под ред. и с предисловием В.А.Никонова. М.: Фонд "Единство во имя России", 2005.

51. Каттье Ф. Инвестиционные перспективы мирового нефтегазового сектора: ключевые тенденции и неопределенности // VI Международный конгресс "Нефтегазовый комплекс: стратегии развития". 2004. С. 23 -25.

52. Киселева Н.В., Боровикова Т.В., Захарова Г.В. и др. Инвестиционная деятельность: учебное пособие. М.: КНОРУС, 2005.

53. Клетинкс К. Перспективы взаимодействия ЕС и России в нефтегазовой сфере // VI Международный конгресс "Нефтегазовый комплекс: стратегии развития". 2004. С. 9-10.

54. Кокин В.Н. Недропользование: теоретико-правовой анализ. М.: Нестор Академик Паблишерз, 2005.

55. Кондратьев В., Куренков Ю, Аукционек С. И др. // Мировая экономика и международные отношения. 2003. № 11. С. 3 16.

56. Конопляник А. С новыми налогами господа! Анализ ожидаемых результатов от налоговой реформы нефтяной отрасли // Нефть и капитал. 2002. № 1.

57. Кудрин A.JI. Экономическая политика и федеральный бюджет на 2006 год // Финансы. 2006. № 2.

58. Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Россия 2050: стратегия инновационного прорыва. М.: Экономика, 2004.

59. Курица и локомотив: О роли нефтяной промышленности в сегодняшней России // Нефть и капитал. 2004. № 1.

60. Кушлин В. Стратегия развития и её цели // Экономист. 2006. № 1. С. 28 36.

61. Лун ев А.Н. Особенности инвестиционных проектов в нефтегазовой отрасли Российской Федерации // Экономика природопользования. 2003. № 4. С. 88 -100.

62. Макеев Ю. История успеха, или Привлечение прямых иностранных инвестиций в Китай // Рынок ценных бумаг. 2003. № 13. С. 42 46.

63. Макинтайр. Р.Дж. Прямые иностранные инвестиции и малое предпринимательство в рамках экономической политики // Проблемы и практики управления. 2004. № 4. С. 71 75.

64. Мау В. Экономическая политика в 2005 году: определение приоритетов // Вопросы экономики. 2006. № 2. С. 4 27.

65. Международные экономические отношения: Учебник /Под ред. Б.М. Смитиенко. М.: ИНФРА-М, 2005. 512 с.

66. Мировая экономика: Учебник / Под ред. А.С. Булатова. — М.: Юристъ, 1999.

67. Михайлов Е.В., Рожков Ю.В. Финансово-кредитные методы регулирования инвестиционных рынков. Л., 1991.

68. Морозов В.В. Условия и факторы роста инвестиционной активности в территориальных экономических системах // Экономика строительства. 2004. №5. С. 14-33.

69. Московии В. Условия для реализации инвестиционных проектов в России // Инвестиции в России. 2002. № 4.

70. Налоговое право: Учебник / Под. ред. С.Г. Пепеляева. М.: Юристъ, 2004.

71. Налогообложение нефти (краткий отчет). TACIS. Подготовлен Баренц Групп Европа. Russia АР, 1998.

72. Нефтяная рента // Нефть и Капитал. 2004. № 2.

73. Никитина Е.А. Проблемы государственного регулирования инвестиционной деятельности // Финансы. 2004. № 9. С. 19 21.

74. Орлова Е.Р. Инвестиции: Курс лекций. М.: Омега-JI, 2004.

75. Павлова Л.П., Ефремов А.В. Налоговая реформа и создание эффективной налоговой системы в России // Налоговый вестник. 1998. № 11. С. 6.

76. Пансков В.Г. Налоги и налогообложение в Российской Федерации. М.: МЦФЭР, 2002.

77. Пепеляев С.Г. Налоги: реформы и практика. М.: Статут, 2005.

78. Политика привлечения прямых иностранных инвестиций в российскую экономику (колл. авторов). М.: ТЕИС, 2001.

79. Поляков В. Сырьевая ориентация российского экспорта // Мировая экономика и международные отношения. 2006. № 1. С. 88 — 95.

80. Путин В.В. Дорога в будущее // Ведомости. 2006. 1 марта. С. 4.

81. Раздавит ли "инвестиционный каток" с Запада ТЭК? // Нефть России. 2005. №4. С. 89-93.

82. Розерфорд Д. Страновых рейтингов по прямым иностранным инвестициям мы не выставляем: Интервью с главой Moody's Джоном Резерфордом // Коммерсант-дэйли. 2004. 8 июля. С. 15.

83. Роль Всемирной торговой организации в глобальном управлении / Под ред. Гэри П. Сэмпсона/Пер. с англ. М.: Весь мир, 2004. 298 с.

84. Румянцева Е.Е. Некоторые негативные черты современного инвестиционного процесса в России // Финансы и кредит. 2005. № 4. С. 15 20.

85. Савушкин С. Вступительное слово // Нефть и Капитал. 2004. № 78.

86. Салин А., Рассказова М. Инвестиционный климат, проблемы и перспективы налогообложения нефтедобывающей отрасли: Монография. // М.: МПГУ, 2004. 166 с.

87. Салин A.B. Инвестиции в экономику России в переходный период // Церковь, государство и общество в истории России XX века: Материалы III международной научной конференции. Иваново. 5-6 декабря 2003. С. 379381.

88. Салин A.B. Инвестиционная политика России // Россия в глобальном мире. Труды 2й Всероссийской научно-теоретической конференции. С-бп.: Государственный политехнический университет, 2004. С. 113-114.

89. Салин A.B. Инвестиционный климат в России // Пост модерновый мир и Россия. Волгоград. 2004. С. 561-563.

90. Салин A.B. Цена на нефть в будущем году // Валютный спекулянт. 2003. № 12(50). С. 78-81.

91. Салин A.B., Махаматов Т.М. Единство и различия логических систем. // Вестник МФЭИ. 2004. № 8. С. 25-37.

92. Секерин А.Б., Шуметов В.Г., Лазарева JLM. Методология вторичного статистического анализа факторов инвестиционного потенциала и риска. // 2003. № 11. С. 69-74.

93. Сенчагов В.К. Конкурентоспособность и инвестиционный потенциал экономики России //Бизнес и банки. 2003. № 43. С. 1 — 7.

94. Смитиенко Б.М. Нефтяной бизнес в переходной экономике России. //Налоги, инвестиции, капитал. 1999. № 1 (14).

95. Смитиенко Б.М., Ковальчук А.К. Современная международная торговая система и Россия. М.: ИНФРА-М, 2004. 175 с.

96. Сосна С.А. Концессионное соглашение: теория и практика. М.: 2002.

97. Справочное ценообразование для целей налогообложения. Необходимые мероприятия в контексте создания базы данных. // ЕС проект Europe Aid "Налоговая реформа II (компонент 3). Налогообложение нефтегазового сектора". Tasis Bearing Point. 2004.

98. Старостина Е., Хартуков Е. Что делать с нефтью? // Нефтегазовая вертикаль. 2005. № 16. С. 22 23.

99. Стратегия развития внешнеэкономических связей России. // Общество и экономика. 2004. № 11 12. С. 173 - 215.

100. Субботин М.А. СРП: Время "черного пиара" // Нефть, газ & СРП. 2003. №2. С.3-11.

101. Субботина Т. Россия на распутье: два пути к международной конкурентоспособности // Вопросы экономики. 2006. № 2. С. 46 64.

102. Суржко. А. Модернизация банковской системы и рынка ценных бумаг как фактор формирования конкурентной инвестиционной среды // Государственная служба. 2005. № 1. С. 86 91.

103. Технико-экономическое обоснование поисков, разведки и разработки нефтяных и газонефтяных месторождений на условиях соглашения о разделе продукции (ТЭО СРП). М.: Министерство топлива и энергетики РФ, 1999.

104. Топливный рецидив синдрома приобретенного инвестиционного дефицита // Нефтегазовая вертикаль. 2005. № 14. С. 4 — 5.

105. Трушин. А. Стабильность на нефтедолларах // Прямые инвестиции.) 2005. № 10(42). С. 22-27.

106. Федеральная служба государственной статистики (Росстат). Инвестиции в России 2005. Статистический сборник. М., 2005.

107. Финансово-кредитный энциклопедический словарь/Колл. авторов; под ред. А.Г.Грязновой. М.: Финансы и статистика, 2002.

108. Фишер П. Прямые иностранные инвестиции для России: Стратегия возрождения промышленности. М.: Финансы и статистика, 1999.

109. Фишер. П. Прямые иностранные инвестиции для России: Стратегия возрождения промышленности. М.: Финансы и статистика, 1999.

110. Халова Г.О. (в соавторстве) Economic Reform in Turkmenistan: Issues and Challenges: Монография. SPF Tokyo, Japan 2000. 8 п.л.

111. Халова Г.О. (в соавторстве) Оценка применения макроэкономической политики при регулировании дохода от использования природных ресурсов Туркменистана. Совместно Harvard Institute for International Development и ТГУ им. Магтымгулы, Ашхабад 1997. 6 п.л.

112. Халова Г.О. (в соавторстве) The Foreign Economic Policy. // Contemporary Central Asia, Volume — 1. № 1. New Delhi, India, 1997, 0.5 п.л.

113. Хатсон Д., Меркулова Е., Грэй Г. Российская нефть. Нефтедобывающие компании. Т. 2/4. Лондон: Salomon Brothers, 1996.

114. Хатсон Д., Меркулова Е., Грэй Г. Российская нефть. Нефтяная промышленность России: прошлое, настоящее и будущее. Т. 4/4. Лондон: Salomon Brothers, 1996.

115. Хейне П. Экономический образ мышления. М.: Изд-во Catallaxy и Новости 1991.

116. Хмыз. О.В. Привлечение иностранных инвестиций в Россию. Особенности. М.: Книга сервис, 2002.

117. Хорошев С. Как оценить инвестиционную привлекательность субъектов Федерации? // Финансовый контроль. 2003. № 5. С. 30 32.

118. Хулхачиев Б.В. Финансовый рынок России как механизм привлечения инвестиций // Финансы. 2005. № 1. С. 12-15.

119. Черник Д.Г., Павлова Л.П., Дадашев А.З. и др. Налоги и налогообложение: Учебник для вузов. М., 2001 г.

120. Шапран. В. Нефтяные инвестиции в Россию или туманные перспективы. // Рынок ценных бумаг. 2003. № 16. С. 26 — 30.

121. Шельф = СРП + Адекватная IRR. // Нефтегазовая вертикаль. 2005. №16. С. 54-56.

122. Шенаев В. Источники инвестиций и российскую экономику // Бизнес и банки. 2002, Ноябрь.

123. Шмаров А., Глинкин И., Федюкин И. Мы здесь по дешевке все скупаем! // Эксперт. 2005. № 12. С. 48 51.

124. Экономическая безопасность России: Общий курс: Учебник / Под ред. В.К. Сенчагова. М.: Дело, 2005. 896 с.

125. Эскиндаров М.А., Уткин Е.А. Финансово-промышленные группы. М., 1998.

126. Юданов Ю.И. Норвежский капитал в России // Мировая экономика и международные отношения. 2004. № 7. С. 93 99.

127. Ясин Е.Г. Новая эпоха старые тревоги: Экономическая политика. М.: Новое издательство, 2004. 456 с.

128. Яцентюк О. Основные мероприятия по совершенствованию российского . законодательства в области страхования иностранных инвестиций. // Страховое ревю. 2004. № 4. С. 29 — 34.

129. Яцентюк О. Роль двусторонних договоров о поощрении и взаимной защите капиталовложений в механизме страхования инвестиций // Хозяйство и право. 2004. № 10. С. 104-114.

130. Bayulgen О. Foreign Investment, Oil Curse, and Democratization: A Comparison of Azerbaijan and Russia. Business and Politics. Berkeley Electronic Press, 2005.

131. BP Statistical Review of World Energy. 2005. June.

132. Broadman H.G., Recanatini F. Where Has All the foreign investment gone in Russia? World Bank. 2001.

133. Calderon C., Loyaza N., Serven L. Greenfield foreign direct investment and mergers and acquisitions: feedback and macroeconomic effects. World Bank Policy Research Working Paper 3192, 2004.142143144145146147148149150151,152,153,154,155,156,157.158,

134. Calomiris C. W., Klingebiel D., Laeven L. A Taxonomy of Financial Crisis Resolution Mechanisms: Cross-Country Experience. World Bank Policy Research Working Paper 3379, 2004.

135. Chan S. et al. Foreign investment in a changing global political economy. NY, 1995.

136. Daniel P., Fernando A. Reforming Taxation of the Oil Sector in the Russian Federation. ITIC, 2004.

137. Dunning J.H. Foreign Direct Investment and Governments. Catalysts for economic restructuring. London, 1996.

138. European Energy to 2020 (A Scenario Approach) // Brussels, EC, 1996. Global Insurance Industry Outlook. Deloitte, 2005.

139. Hallward-Driemeier M. Do Bilateral Investment Treaties Attract FDI? World Bank, DECRG, 2003.

140. Nightingale K. Taxation: Theory and Practice. 4th ed. Financial Times/Prentice Hall, 2002.

141. OECD Economic Outlook. OECD, 2004.

142. Prospects for Foreign Direct Investment and the Strategies of Transnational Corporations, 2004-2007. United Nations, UNCTAD, New York and Geneva, 2004.61 p.

143. Reekie W.D., Crook J.N. Managerial Economics. 4th ed. Financial • Times/Prentice Hall.

144. Russia risk: Risk overview. Economist Intelligence Unit — Executive Briefing, 10 March 2005.

145. Singh H., Kwang W.J. Some New Evidence on Determitants of Foreign Direct Investment in Developing Countries. The World Bank. 1995.

146. Sipila V. Moody's Lifts Russia Sovereign Rating Further Into Investment Grade. Global Insight Daily Analysis, 26 October 2005.

147. Smarzynska B.K. Does Foreign Direct Investment Increase the Productivity of Domestic Firms? In Search of Spillovers Through Backward Linkages. World Bank Policy Research Working Paper 2923, 2002.

148. The effectiveness of promotion Agencies at Attracting Foreign Direct Investment, by Jacques Morisset, Kelly Andrews-Johnson. // Foreign Investment Advisory Service. Occasional Paper 16. 2004 IBRD / World Bank. p. 1 105.

149. The second wave. Foreign investment once again pours into Russia, not just into the oil and gas sector. Business Eastern Europe. The Economist intelligence unit. October 25th 2004.

150. Watts P., Sir. Building bridges fulfilling the potential for gas in the 21st century. Tokyo, 2003.

151. World Fiscal Systems for Oil 1997 by Van Meurs & Associates ltd. Barrows Company, Inc., New York, 1997.

152. World Petroleum Arrangements by Gordon H. Barrows. Barrows Company, Inc., New York, 1993.173. www.oecd.org174. www.UNCTAD.org175. www.worldbank.com

www.dissercat.com

Улюкаев нащупал дно и тянет за собой соратников

Если считать задержание министра экономического развития России Алексея Улюкаева следствием борьбы с коррупцией в стране, то она определенно вышла на новый уровень. Миллионы губернаторов и олигархов силовики пересчитывают регулярно, но глава МЭР стал первыми федеральным министром, над которым нависла угроза наказания по уголовному делу о взяточничестве.

По официальной версии Улюкаев соблазнился $2 млн, что, по оценкам ряда наблюдателей, куда менее ценно, чем кресло в кабмине. Отсутствие оперативных кадров задержания, на которых Улюкаев сидит у стопок меченых купюр, — а именно так СКР в последнее время разоблачает коррупционеров, — и подробностей годовой разработки министра тоже вызывают сомнения, что только взятка от представителей «Роснефти» стала истинной причиной ареста самого известного поэта и «искателя дна» в российском правительстве.

Ночью Следственный комитет России сообщил о возбуждении уголовного дела против Улюкаева, который якобы «незаконно потребовал» от «Роснефти» $2 млн за выдачу заключения и оценки в отношении сделки по приобретению госкомпанией 50% «Башнефти». Заключения, что подчеркнуто отдельно, законного. Сегодня же Улюкаеву предъявлено обвинение по ч. 6 ст. 290 УК РФ «получение взятки лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации, с вымогательством взятки и в особо крупном размере».

«Благодаря своевременному обращению представителей «Роснефти» в правоохранительные органы с заявлением о незаконных действиях министра 14 ноября текущего года при получении взятки в размере двух миллионов долларов США Алексей Улюкаев был задержан с поличным. Следует отметить, что законность сделки по приобретению «Роснефтью» акций «Башнефти» никем не оспаривается, и сама она не является предметом расследования», — отметила и.о. руководителя управления по взаимодействию со СМИ СКР Светлана Петренко.

Делягин о задержанном Улюкаеве: Протеже Гайдара-Чубайса нащупал свое дно!

За Улюкаевым следили год. Однако дело вели не следователи СКР, а Федеральная служба безопасности, в рядах которой до августа текущего года работал начальник службы безопасности «Роснефти» Олег Феоктистов, отметили СМИ. Только ли в «своевременном обращении» заслуга «Роснефти»?

Алексей Улюкаев, напомним, был один из тех, кто выступал против притязаний «Роснефти» на башкирскую компанию. Министр говорил, что это нецелесообразно и называл компанию Игоря Сечина «ненадлежащим покупателем». Затем позиция министра изменилась, по мнению гендиректора Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрия Орлова это можно объяснить именно фактом, который расследует СК.

«Аргументы Улюкаева против приватизации акций «Роснефтью» выглядели довольно основательно: одна госкомпания не может купить пакет другой госкомпании. Но аргументация существовала только до того, как стало известно о готовности «Роснефти» заплатить за пакет «Башнефти». Расследование дела ставит точки над «i» и причины изменения позиции Минэкономразвития становятся более очевидными.

Да, аппаратные войны были всегда и везде и очевидно, что Улюкаев потерпел поражение в борьбе за «Башнефть», после этого его возможности и влияние были на нисходящем тренде. Но взятка – конкретный факт, и если он был, не стоит загромождать дело конспирологией», — поделился своей версией эксперт.

Однако возможности Улюкаева повлиять на сделку ставят под вопрос отраслевые эксперты. ТЭК курирует не Улюкаев, а вице-премьер Аркадий Дворкович, что же до конкретно сделки по приватизации госпакета «Башнефти», то решение по ней принимал лично президент Владимир Путин.

«Президент руководствовался исключительно денежными соображениями потому что «Роснефть» предложила за контрольный пакет «Башнефти» цену значительно превышающую рыночную. Улюкаев повлиять на эту сделку не мог: никакое его заключение против решения президента России не имело бы силы.

Улюкаев — не конечная цель. Начнется атака на «покровителей» министра

То, что произошло этой ночью объяснить какими бы то ни было движениями связанными с «Башнефтью» я не в состоянии. Эта сделка была достаточно долго под моим пристальным вниманием я контактировал со всеми участниками, в том числе и с ЛУКОЙЛом, и могу с уверенностью вам сказать что Улюкаев здесь не был не только решающей фигурой, он вообще не был никакой фигурой.

Как он мог получить деньги – это тайна за семью печатями», — рассказал член комитета Торгово-промышленной палаты России по энергетической стратегии и развитию топливно-энергетического комплекса, разработчик стратегий развития крупнейших проектов в нефтяной и газовой промышленности России Рустам Танкаев. Он предположил, что если взятка имела место быть, то дана она была не за сделку по «Башнефти».

Директор ФНЭБ Константин Симонов в интервью выразил мнение, что приватизация «Башнефти» если и сыграла роль в истории с задержанием Улюкаева, то только как повод для ожесточения аппаратных войн и удара по либеральному блоку, к которому относится и Алексей Улюкаев.

«Мне лично кажется, что эта история может быть связана со следующей сделкой — с приватизацией самой «Роснефти». Либеральный блок Правительства проиграл Сечину борьбу за «Башнефть», и сейчас грядет следующая сделка — 19,5% акций «Роснефти». Правительство намерено взять реванш по этой сделке и тут по нему наносят тяжелейший удар. Я думаю, что при помощи задержания Улюкаева «Роснефть» может попытаться «выбить» для себя какие-то льготные условия покупки 19,5% своих же акций», — рассказал он.

Отметим, что Алексей Улюкаев уже назвал невозможным покупку акций «Роснефти» самой же «Росефтью», а именно такой сценарий, скорее всего, и будет реализован. Первая реакция на дело Улюкаева говорит о том, что для крыла либералов последствия могут быть куда серьезнее потери «Роснефти». В Госдуме планируют поднять вопрос об отставке Правительства: тему уже подняли лидеры ЛДПР и КПРФ Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов. Лидер «эсеров» Сергей Миронов заметил, что инцидент – удар по авторитету Правительства. У него есть две цели: аппаратно-тактическая и стратегическая, объясняет директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин.

«Что касается тактической – это, естественно, удар так называемых «силовиков» по клану системных либералов. Улюкаев является одним из видных представителей либерального клана и формально отвечает за формирование экономической политики в стране. Ожидалось, что в связи с победой Трампа их позиции окрепнут, потому что если в случае с Клинтон ожидался конфронтационный сценарий с Америкой, то сейчас есть надежда на потепление отношений и канал переговоров у наших либералов есть. Но этот арест перечеркивает все возможные приобретения блока, которые были связаны с победой Трампа на выборах. Это тактическое следствие», – рассказал Салин.

Однако по другой оценке «зачистка» в рядах «коллективного Улюкаева» стала возможна именно благодаря проигрышу Клинтон, к демократическому окружению которой были близки системные либералы российского Правительства.

Российские активы — домой!

«Победа в США демократов ослабляет позиции либералов. Протекционистская политика в Америке приведет к девальвации юаня, падению цен на сырье, к обострению кризиса у нас и еще больше демонстрации фиаско либерального экономического курса. К тому же будет меньше внешней политической поддержки, но он не может реагировать на коррупционный скандал. Если бы Улюкаева убрали за вред, нанесенный российской экономике, то за него можно было бы заступиться, как за «честного человека». А коррупция не дает такой возможности для международной позиции», — рассказал руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов.

Задержанием одного министра дело может не кончиться, рассказывал экс-зампред Счетной палаты Юрий Болдырев. По его мнению, из кабмина могут уйти другие либералы с меркантильно-криминальным интересом. И здесь прослеживается вторая цель удара – стратегическая, которая заключается в пересмотре всей финансово-экономической политики, за нее отвечало ведомство Улюкаева, именно он озвучивал приоритеты.

Кроме рассуждений про дно кризиса и то, что мы от него скоро оттолкнемся, этот блок никакого вклада не делал, говорит Колташов:

«Политическая борьба будет нарастать, в этом я не сомневаюсь, как и в неминуемом крахе либералов. Причина в том, что провал экономического блока стал очевидным не только для граждан, но и для определенной части элиты, держателей собственности. Они увидели, что политика ведет к усугублению кризиса, они начали борьбу за ресурсы внутри страны, коррекцию экономической политики. Но не думаю, что противники либерального курса имеют четкую программу. Пока что возможностей для смены курса Правительства я не вижу, скорее всего, вместо Улюкаева придет промежуточная фигура, и быть может, опять либеральная. В игре остались все главные действующие лица либерального блока: Шувалов, Силуанов, Голодец, которая несмотря на свою риторику тысячами сокращала работников здравоохранения, крушила по либеральным лекалам социальную систему».

Исполняющим обязанности министра стал заместитель Улюкаева Алексей Ведев. Возможными претендентами на пост министра называют губернатора Тюменской области Владимира Якушева, работу его экспертной группы по привлечению инвестиций ставили в пример на ноябрьском заседании Госсовета. В числе возможных сменщиков – гендиректор «Агентства стратегических инициатив» Андрей Никитин. «Вопрос стоит в том, будет новый министр или новый финансово-экономический блок. Однако рассуждать на эту тему рано», — считает Салин.

Политики считают, что стоит вести речь не только о новом министре. Идет борьба за пост номер два в кремлевской иерархии, уверен секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов:

«И здесь очень сильными выглядят теперь шансы главы «Роснефти» Игоря Ивановича Сечина. Но это следствие более важного кремлевского решения. А оно считывается так: Владимир Владимирович дал эффектный старт своей президентской кампании. И неважно, будет она в марте 2018 г. или осенью 2017 г. Тем более, что осенью 2017 г. она будет уже не досрочной.

«Монстр пессимизма» снова предсказал России прозябание

Так вразумил нас всех Конституционной суд, признавший, что сокращение сроков полномочий Думы на 100 дней — это не роспуск и не досрочные выборы. Ну проведут президентские выборы не на 100, а на 150 дней раньше. Какая разница. Конституционный суд все правильно обоснует по отработанному прецеденту с Думой. Очевидно, что помимо темы «честных, конкурентных, открытых, легитимных» выборов команда президента Путина будет «продавать» в ходе этой кампании товар в обертке «борьба с коррупцией» и «зачистка либеральной пятой колонны». Тем более, если с Трампом установится у Владимира Владимировича «мир да любовь», как с Бушем в начале 2000-х, то антизападную карту и тему «страна — осажденная крепость» на президентских выборах, как это было на прошедших парламентских, уже разыгрывать будет сложнее».

С ним солидарен Салин, политолог отмечает, что арест Улюкаева действительно может подводить к началу президентской кампании. Напомним, ранее в Кремле опровергли подготовку к досрочным выборам президента.

Кремль не торопится изгнать Улюкаева: несмотря на предъявление обвинения он не отправлен в отставку. «Абсурдным» пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал и требование отставки Правительства. Следствие, напомним, уже обратилось в суд с ходатайством поместить главу Минэкономразвития под домашний арест.

Автор: Алена Ласкутова

Подписывайтесь на канал "Stockinfocus" в Яндекс.Дзен, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

stockinfocus.ru

Салин Алексей Викторович - ИП с ОГРН 307663333300042

Общая информация:

Вид предприимателя: Индивидуальный предприниматель

ФИО: Салин Алексей Викторович

Статус: Действующее

Реквизиты (данные из ЕГРИП):

ОГРНИП: 307663333300042

Дата внесения в реестр: 29.11.2007

ИНН: 663302329472

ОКПО: 0158088921

ОКАТО: 65494000000

Регион: Свердловская область

ОКТМО: 65758000 - Свердловская область, Городской округ Сухой Лог

Наименование регистрирующего органа: Инспекция Федеральной Налоговой Службы По Верх-Исетскому Району Г.екатеринбурга

ОКФС: 16 - Частная собственность

ОКОГУ: 4210015 - Индивидуальные предприниматели

ОКОПФ: 50102 - Индивидуальные предприниматели

Дата последнего изменения в госреестре: 12.11.2015

Орган госрегистрации изменений: Инспекция Федеральной налоговой службы по Верх-Исетскому району г.Екатеринбурга

ГРН записи изменений: 415665800445579

Виды деятельности:

Основной (по коду ОКВЭД ред.2): 46.73 - Торговля оптовая лесоматериалами, строительными материалами и санитарно-техническим оборудованием (46.7-Торговля оптовая специализированная прочая, 46-Торговля оптовая, кроме оптовой торговли автотранспортными средствами и мотоциклами)

Дополнительные:

46.3Торговля оптовая пищевыми продуктами, напитками и табачными изделиями
46.4Торговля оптовая непродовольственными потребительскими товарами
46.9Торговля оптовая неспециализированная
47.2Торговля розничная пищевыми продуктами, напитками и табачными изделиями в специализированных магазинах
47.5Торговля розничная прочими бытовыми изделиями в специализированных магазинах
47.73Торговля розничная лекарственными средствами в специализированных магазинах (аптеках)
47.74Торговля розничная изделиями, применяемыми в медицинских целях, ортопедическими изделиями в специализированных магазинах
47.75Торговля розничная косметическими и товарами личной гигиены в специализированных магазинах
47.9Торговля розничная вне магазинов, палаток, рынков
49.4Деятельность автомобильного грузового транспорта и услуги по перевозкам
52.29Деятельность вспомогательная прочая, связанная с перевозками

Краткая справка:

Индивидуальный предприниматель Салин Алексей Викторович зарегистрирован 29 ноября 2007 года. Орган госрегистрации - Инспекция Федеральной Налоговой Службы По Верх-Исетскому Району Г.екатеринбурга. ИП был присвоен ОГРН 307663333300042, внесен его ИНН 663302329472. Основным видом деятельности является торговля оптовая лесоматериалами, строительными материалами и санитарно-техническим оборудованием.

Дата последнего обновления информации: 26.02.2018

Если Вы хотите внести изменения или удалить данные, отправьте запрос

www.list-ip.org

Павел Салин: «Основная цель встречи Владимира Путина с представителями крупного бизнеса в Кремле – это попытка восстановить лояльность этого сообщества к власти»

21.09.2017

Павел СалинСам факт встречи Владимира Путина с «капитанами» российского бизнеса понятен с учетом устоявшегося мнения, что президент уже ведет избирательную кампанию. Поэтому он встречается с представителями целевых групп, которые должны сыграть важную роль во время выборов. Это либо электоральные группы (типа молодежи), либо группы с точки зрения количественной немногочисленные, но достаточно влиятельные и при этом потенциально и реально недовольные политикой, которую проводит власть.

Одной из таких групп является бизнес, в первую очередь крупный бизнес, поскольку он недоволен вялотекущим пересмотром того негласного договора, которого Кремль придерживался последние лет 12-13 – договора, который был заключен между властью и крупным бизнесом после «дела «ЮКОСа» 2004-2005 годов и которого Кремль придерживался примерно до 2016 года.

Суть этого договора заключается в том, что если крупный бизнес не лезет в политику как Ходорковский, и по требованию власти спонсирует те политические и общественные проекты, которые власти необходимы, то бизнес может спокойно вести свою деятельность. В таком случае подразумевалось, что власть не будет фундаментально пересматривать формат отношений и итоги той же приватизации. Но в последний год наблюдается не резкий отказ от договора, как в начале 2000-х, сначала образцово-показательно наказали Березовского и Гусинского, а потом и Ходорковского, однако происходит вялотекущий пересмотр этого контракта. Самым ярким примерном, конечно же, является конфликт между «Роснефтью» и АФК «Система», который нарушает все эти формальные правила, которых придерживалась власть в отношении крупного бизнеса. Это началось еще с ситуацией вокруг «Башнефти» в 2014 году. Но тогда крупный бизнес это «проглотил» и решил потесниться.

Сейчас на амбиции «Роснефти» бизнес смотрит с серьезным опасением. И у каждого вопрос – кто же следующий? Есть предположение, что Путин пошлет сигнал, что никакого пересмотра статус-кво не будет. Случай с судебным процессом показательный, это отклонение от нормы, которое будет приведено в порядок явочным путем.

Основная цель встречи для Кремля – попытка восстановить лояльные отношения крупного бизнеса к власти, по крайней мере на период выборов, и нейтрализовать его опасения, которые возникли в последние месяцы, в первую очередь на фоне спора между «Роснефтью» и «Системой». Думаю, что будет послан сигнал более широким кругам бизнеса – не только крупному, но и среднему, который тоже испытывает на себе последние несколько лет нарастающий прессинг со стороны силовых корпораций. Власть хочет показать, что будет поддерживать баланс, и перекоса в сторону силовиков не произойдет.

Павел Салин – директор Центра политологического анализа Финансового университета при Правительстве РФ

Версия для печати

politcom.ru

"Формируется ощущение, что экспансия силовой корпорации затронет всех": philologist

Политическая система России последних 17 лет уходит в прошлое: ей осталось от силы два-три года, считает директор центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин. Он рассказал «БИЗНЕС Online» о «чемоданных настроениях» новых губернаторов. Тем временем крепнет коалиция против Игоря Сечина, силовики побеждают «политиков» из администрации президента РФ, а «корпорацию РПЦ» могут ждать чистки. Ниже размещен фрагмент его интервью «БИЗНЕС Online». Полностью его можно прочесть на сайте издания.

— Насколько эффективны, на ваш взгляд, новобранцы Путина из числа врио губернаторов? Кто лучше справляется со своими обязанностями? Как они выстраивают отношения с местными элитами?

— Я общался с представителями политического класса регионов, где назначены врио из числа молодых технократов. И они мне рассказывали о том, что были поражены той стилистикой, которую демонстрируют эти кандидаты в губернаторы. У них основное внимание приковано не к содержательных моментам, а именно к формальным. Они проводят грамотный PR — максимально посещают мероприятия, встречаются с населением, жмут руки простым гражданам, отрабатывают целевые группы, проводят четкое электоральное таргетирование, то есть действуют в стилистике западных политиков и показывают неплохой уровень знания политического шоу-бизнеса. Тем самым эти представители нового поколения демонстрируют успешный контраст по сравнению с их предшественниками, которые работали в основном в советской бюрократическо-административной манере.

Содержательно врио губернаторов по большому счету ничего не предлагают, но это и не нужно. Они и так достаточно беспроблемно выиграют выборы. Что касается их качеств как управленцев, то они во многих случаях пробуксовывают. Далеко не все способны договариваться с местными элитами. Иначе не было бы феномена того же Мархаева в Бурятии. В Ярославле недовольство местных элит тоже довольно серьезное. В значительной части регионов идущие на выборы молодые технократы не справились именно с задачей формирования долгосрочного и качественного внутриэлитного консенсуса. Он достигнут только благодаря тому, что сняты альтернативные кандидаты, представители региональных контрэлит и есть некое давление федерального центра.

То есть с обязанностями кандидата в губернаторы для того, чтобы уверенно победить, справляются практически все врио. А будут ли они столь же успешными главами регионов, я не уверен. Сейчас в их пользу играет эффект «медового месяца». Но когда он закончится, то выяснится, что они не способны привлечь те деньги, на которые надеялись местные элиты. И я не уверен, что эти молодые технократы мыслят себя на посту губернатора даже в перспективе одного срока, потому что всем им был транслирован намек, что если они успешно справятся с выборами, то, когда стартует обновление власти на федеральном уровне, они могут рассчитывать на более высокие посты. Каждый из них рассматривает губернаторское кресло не как командировку на пять или десять лет, а как более короткую ступень в карьере. Они надеются, что их начнут переводить на федеральный уровень не позднее чем через два-три года после выборов 2018-го.

— Многие политологи предсказывают, что после сентябрьских выборов либо сразу, либо в течение ближайших месяцев состоятся новые отставки и даже аресты глав регионов в рамках антикоррупционной кампании. Вы согласны с таким развитием событий?

— Вероятность зачистки губернаторского корпуса составляет процентов 80–90. Отставки и посадки будут вписываться в смысловое наполнение президентской кампании основного кандидата от власти. Он должен показать, что борется с зарвавшимися чиновниками. В связи с этим на местах произойдет некоторая дестабилизация. Региональные элиты будут недовольны, так же как они были недовольны весной после показательных арестов, особенно бывшего главы Марий Эл Леонида Маркелова, который по всем правилам сдал дела, и тут его — раз и взяли. Это произошло даже не по тем новым правилам, которые сформировались и были приняты элитами после первого резонансного ареста губернатора Александра Хорошавина в 2015 году. Все были шокированы. Будут ли элиты все это припоминать и как, большой вопрос. Но я не исключаю, что в регионах, которые зачистят, произойдут сюрпризы с явкой в день президентских выборов. Местные элиты очень сильно обижены из-за того, что начали с них и сейчас в массовом порядке арестовывают замов губернаторов. На федеральном уровне такого не наблюдается. Дело Улюкаева — отдельная тема, оно не вписывается в общий тренд.

— А у кого из нынешних руководителей субъектов наиболее шаткое положение? Кому следует ожидать репрессий?

— Я не хотел бы гадать на кофейной гуще. В среде моих коллег, в политическом классе ходят такие списки. В них пять-десять губернаторов, не хочу называть никаких фамилий. Очевидно, что смотреть будут осенью. В регионах ожидается рост протестной активности, все будет зависеть от того, насколько успешно местные власти справятся с этими настроениями. Если рост будет существенный, но губернатор сможет его купировать, то это ему будет в плюс. А если глава региона продемонстрирует беспомощность, то тогда, извините, сам бог велел. <...>

— На днях под домашний арест поместили Кирилла Серебренникова. Понятно, что фигуру такого калибра в России без санкции свыше трогать не стали бы. При этом режиссера задержали ночью в Петербурге и отправили на микроавтобусе в Москву, хотя можно было бы сделать все гораздо менее жестко. Как вы думаете, почему все было обставлено именно так? Видите ли вы в этой истории политический подтекст?

— Дело Серебренникова, в отличие от многих, практически не содержит аппаратного аспекта. Оно процентов на 80–90 чисто политическое, хотя изначально и имело аппаратные корни. Есть несколько версий. У меня вызывает доверие та, по которой господина Серебренникова определенные круги продвигали на пост директора одного из крупнейших российских театров — и таким образом его решили попридержать...

— Это вы имеете в виду МХТ...

— Я хотел бы опустить название театра, тем более что это не определяющая причина. Основная действительно связана с политикой. Сегодня во власти, я имею в виду силовые и близкие им круги, существуют (в случае кризисной ситуации) серьезные опасения в лояльности творческого цеха — режиссеров, актеров, журналистов. Возраст тех, кого относят к силовикам, — 50–60 лет. И они прекрасно помнят, что было во второй половине 80-х годов. Тогда творческая интеллигенция находились на содержании государства и была полностью лояльна. Когда система ослабела, они всадили нож в спину той самой системе, которая их кормила. И сейчас есть опасения, что мастера культуры могут повести себя точно так же. И им демонстрируют: необходимо доказывать, что ты свой хлеб ешь не зря. Если кормишься за бюджетные деньги, будь добр не только снимать и ставить что-то независимое (неважно, какая там тематика — ЛГБТ или просто любовь в широком смысле слова), но и отрабатывай денежки с помощью производства патриотического и идеологического продукта. А когда начнется президентская кампания, необходимо будет демонстрировать лояльность. Причем не когда тебя спросят, не когда на тебя посмотрят, тем более пальцем покажут, а опережая события.

— Кстати, когда ранее Евгений Миронов пожаловался Путину на обыски в квартире и театре Серебренникова, президент сказал известное «ну дураки». После задержания режиссера все вспоминали эту фразу...

— Конечно, эта фраза была серьезным вызовом всей силовой корпорации. Дело Серебренникова не только обеспечивает превентивную лояльность творческой среды, креативного класса, но и является попыткой продемонстрировать эффективность основного ресурса противоборствующих аппаратно-идеологических групп элит. У нас последние лет пять, начиная со старта «закручивания гаек» после провала белоленточного движения, идет соревнование двух больших групп, я даже не имею в виду «башни Кремля», а шире — аппаратно-идеологические, условно либералы или технократы и силовики. Каждая из этих групп опирается на свои ресурсы. Либеральная — на финансово-медийный, силовая — на административно-силовой. Идет конкуренция между двумя видами ресурсов, и участникам конфликта необходимо показать, какой ресурс сильнее. Допустим, силовики вызвали в качестве свидетеля Серебренникова, либералы привлекли медийный ресурс — передали петицию президенту, все распиарили в СМИ, которые заняли достаточно благожелательную позицию по отношению к режиссеру. Фраза Путина уже дорого обошлась Серебренникову. Если бы силовая корпорация это стерпела, то все бы наблюдатели поняли, что силовой ресурс уступает медийному, а это значит, что нужно ориентироваться на него. Однако нам еще предстоит увидеть, кто сильнее — околоточный надзиратель или писака-журналист.

— То есть дело Серебренникова — своеобразная лакмусовая бумажка для наблюдателей?

— Да. По нему можно будет определить, какой ресурс — культурно-медийный или административно-силовой — главнее. Да, в последние годы силовая корпорация претендует на доминирующее положение во всем. Не только в экономике. И с каждым годом ее претензии все больше подтверждались. Особенно после 2014 года. Но сейчас, когда начали говорить о тактической либерализации, силовой корпорации необходимо продемонстрировать, что тренд не переломлен и осенью будет новая волна закручивания гаек.

— Когда задержали худрука «Гоголь-центра», Путин находился в Сочи. Это сделали специально, чтобы президент мог дистанцироваться от этой истории? Как вы считаете, может ли Путин позже вмешаться и снова выступить в роли доброго царя, заработав очки в глазах творческой интеллигенции?

— Я думаю, этот фактор тоже учитывался. Сейчас для президента самая выгодная позиция — не делать никаких заявлений, а потом выступить в роли доброго следователя, потому что основная задача Путина — сохраняться в статусе внутриэлитного арбитра. А для этого необходимо, чтобы противостоящие группы не между собой договаривались в ходе выяснения отношений, а апеллировали к президенту как к высшей инстанции. И если он выступит в этой роли и если по итогам его вмешательства положение Серебренникова улучшится и ему дадут условный срок, то Путин подтвердит свой статус эффективного верховного арбитра. Поэтому момент был выбран не случайно. Нужно было, чтобы Путин мог дистанцироваться, а потом мог вмешаться с максимальной выгодой для себя. Правда, думаю, что сейчас такой расчет завел власть в локальный тупик. Действия силовой корпорации привели к тому, что творческая корпорация фактически поставила ультиматум власти. На сайте союза кинематографистов опубликовано открытое письмо режиссера Ивана Вырыпаева, который призывает объявить власти в лице Путина бойкот, не выступая открыто против нее, а просто бойкотируя мероприятия с ее участием.

В такой ситуации любой потенциально возможный шаг власти будет истолкован в невыгодном для нее свете. Если Путин, как и предполагалось, вмешается в конфликт на стороне творческой корпорации, это будет расценено как результат его опасений оказаться в изоляции со стороны творческой корпорации, то есть как капитуляция перед ультиматумом. Если же он поддержит силовиков или будет и дальше хранить молчание, то ультиматум, который вряд ли является частным мнением Вырыпаева, будет реализован, что чревато прямым конфликтом власти со всей творческой корпорацией или большей ее частью. Следует помнить, что на носу президентские выборы, а значительную часть доверенных лиц основного кандидата от власти всегда составляли представители творческой интеллигенции. Представляете ситуацию, если они в ближайшие месяцы на старте президентской кампании в массовом порядке начнут отказываться от такой почетной роли?

— Есть предположения, что дело Серебренникова — это показатель потери политического контроля АП над силовиками. Еще вспоминают, что дело завертелось при Володине, а расхлебывать его придется новым кураторам внутренней политики. Как бы вы это прокомментировали?

— Политический контроль АП над Лубянской площадью существовал в советское время. Когда Сталин умер, партийная номенклатура панически боялась НКВД и создала администрацию в рамках ЦК КПСС, которая полностью контролировала КГБ. Так было вплоть до развала СССР. Тогда можно было говорить о том, что Лубянская площадь находится под контролем Старой, хотя во времена Андропова этот контроль несколько ослаб. И де-юро, и де-факто. В постсоветской практике такого не было. В 90-е годы был прямой конфликт Старой площади и Лубянской, можно вспомнить пресловутую «коробку из-под ксерокса». А последние лет 15 силовики ведут себя достаточно автономно. С 2012 года они вообще претендуют на то, чтобы подчинять себе политический блок администрации президента. Это касается и роста числа прикомандированных сотрудников, и расширения неформального функционала прикомандированных во всех ветвях власти. Поэтому дело Серебренникова, наоборот, демонстрирует расширение влияния силовиков на политический блок АП, как и с допуском Навального на президентские выборы. Политический блок АП был не против, но силовики жестко сказали нет. И в конце прошлого года было принято решение не пускать Навального. Вообще, мнения выслушиваются от обоих блоков. Но если раньше принимались равноудаленные решения, то сейчас они все чаще дрейфуют ближе к точке зрения силовиков.

— При вынесении решения о мере пресечения Серебренникову у зала суда собрался стихийный митинг, какого не было, пожалуй, со времен суда над Ходорковским. Чем, на ваш взгляд, вызван такой резонанс?

— Сейчас среди представителей несиловой элиты формируется ощущение, что экспансия силовой корпорации рано или поздно затронет всех. Кого-то раньше, кого-то позже. Есть ощущение, что если еще не загнали в угол, то уже загоняют. И если ситуация с Сереберенниковым не будет отыграна назад, то представители культурной, творческой интеллигенции начнут играть на обострение, используя доступный им публичный медийный ресурс. Власть это понимает. Но для того, чтобы предотвратить формирование и выход в открытую фазу фронды, чтобы она не лила воду на мельницу протестных настроений, Серебренникова отправили под домашний арест.

— А если режиссера все-таки осудят, стоит ли ждать усиления протестных настроений?

— Раз уж он попал в эти жернова, то его, думаю, скорее всего, осудят, иначе следственная система потеряет лицо. Но здесь принципиально важно, осудят условно, он будет амнистирован или отправится в тюрьму. Если будет жесткий вариант, тогда будет рост протестных настроений, если более мягкий, то нет.

— Вернемся к Евгению Минченко и его докладу из серии «Политбюро 2.0». В нем он, в частности, отметил, что управленческий стиль главы «Роснефти» Игоря Сечина формирует против него широкую элитную коалицию. Вы на примере поведения бывшего министра экономразвития Алексея Улюкаева в суде говорили нашей газете примерно о том же. Как думаете, насколько серьезна ситуация для всемогущего Игоря Ивановича и как могут развиваться события дальше?

— Я категорически не согласен с тем, что позиции Сечина слабеют сейчас. Авторы доклада, по-моему, забегают несколько вперед.

— Они делают вывод, что уязвимость Сечина именно в его силе.

— С такой формулировке я согласен. Потенциально Сечин действительно очень уязвим. Своими действиями в последнюю пятилетку он настроил против себя практически всех представителей элиты, кого принято называть «башнями Кремля», независимо от их аппаратной и идеологической принадлежности. И силовиков, и тем более либералов, и так называемых технократов. Они между собой конкурируют в рамках определенных правил, а Сечин демонстрирует, что ему даже эти неформальные правила, по которым действует верхушка нашей элиты, не писаны. Он может выдвинуть претензии к представителю крупного бизнеса ельцинского призыва, который вроде бы уже заплатил, «Башнефть» отдал, а у него требуют еще 170 миллиардов. Он может инициировать арест федерального министра. И речь даже не об объеме амбиций, а именно о правилах. Хочешь снять члена правительства — запускай против него компромат, неси его на стол президенту, запускай кампанию в СМИ, как, например, было в случае с господином Сердюковым. Если ты добиваешься победы по правилам, то все нормально. Но когда запускаешь свой ресурс, чтобы снять министра таким жестким образом, в элите это не вызывает понимания.

Именно поэтому против Сечина сформировалась мощная коалиция, причем достаточно давно, еще когда «Роснефть» претендовала на то, чтобы получать очень большие деньги из резервных фондов. Но Путин потом жестко сказал, что ни на какие мегапроекты деньги больше выделяться не будут, за очень редким исключением. Амбиции «Роснефти» в эти контуры не вписались, и тогда степень консолидации антисечинской коалиции несколько ослабла. Но когда осенью прошлого года закрутилось дело вокруг Алексея Улюкаева, оно стало новым импульсом для реконсолидации этой коалиции. Поэтому основной интригой нынешней осени помимо обнародования решения Путина о том, идет он на выборы или нет, станет динамика процесса вокруг Улюкаева. Он станет индикатором степени влияния Сечина — действительно он его теряет или сохраняет. Если для Улюкаева все будет плохо, значит, Сечин сохраняет влияние. Если же для Улюкаева все будет складываться хорошо, значит, Сечин влияние теряет. И все будут за этим наблюдать.

— То есть оценить перспективы дела Улюкаева сегодня сложно, даже учитывая тот факт, что его противником недовольны многие влиятельные игроки?

— Предсказать исход дела Улюкаева пока невозможно. Во-первых, силы сторон примерно равны. Во-вторых, Сечин продемонстрировал решимость пойти до конца: есть заявление о том, что он может выступить свидетелем обвинения. Я не понимаю, откуда взялась дискуссия в СМИ о том, будет ли он давать показания или нет. Если появится такая необходимость, конечно, будет, потому что об этом заявили представители обвинения. Либо по его инициативе, либо с его согласия. С другой стороны — влиятельные оппоненты. Смелость заявлений Улюкаева в суде этим и объясняется. Если бы противостояние шло по линии Сечин – Улюкаев, то Улюкаев бы давно капитулировал и смирился со всем. Но его заявления говорят о том, что он чувствует внутриэлитную поддержку.

В то же время неизвестно, какую роль в президентской кампании основного кандидата будет играть антикоррупционная повестка. Если высокую, то для Улюкаева это крайне неприятно, потому что народ будет требовать реальных посадок, причем не замгубернаторов, к чему уже все привыкли, а губернаторов, которые арестованы, и хорошо бы еще и федерального министра. Тогда в рамках президентской кампании можно было бы продемонстрировать, что власть реально борется с коррупцией. Этот фактор может вмешаться и выступить не на стороне Улюкаева. Но сыграет ли он свою роль, большой вопрос. Защита экс-министра пытается затянуть рассмотрение дела, потому что если приговор будет выноситься после президентской кампании, то велика вероятность, что он не будет связан с реальным роком, а если до, то, наоборот, вероятность этого существенно повышается. Пока у защиты отсрочить процесс не получается. Если бы дело рассматривалось два-три года назад, до президентских и парламентских выборов, я бы прогнозировал условный срок, как было с Васильевой. А сейчас слишком много факторов, динамика их непрогнозируема. <...>

— Сергея Собянина... называют претендентом на премьерский пост, а в недавнем рейтинге фонда «Петербургская политика» он включен в число наиболее влиятельных политиков-преемников Путина наряду с тульским губернатором Алексеем Дюминым. Как вы оцениваете их шансы на усиление?

— В Собянина как преемника я не верю: на пост президента он сможет претендовать, если только этот институт станет гораздо менее политическим. Но пока у московского мэра скорее премьерские амбиции. Возглавить правительство он сможет, если начнет успешно реализовывать программу реновации. Но осенью в его адрес ожидается очередная волна критики, так что посмотрим. Что касается Дюмина, то его кандидатуру силовая группа лоббирует уже года полтора. Его перспективы зависят от того, какие будут выбраны возрастные подходы при подборе формального лидера государства. Возможно, это будут представители молодых технократов, к которым относятся Дюмин и остальные врио губернаторов. Есть, например, вброс, что президентом будет Дюмин, премьером — Никитин, врио губернатора Новгородской области. Но это достаточно ситуативные слухи, доверять им не стоит. Не исключен вариант, что остаются проверенные: тот же Медведев, Собянин, Шойгу. Вопрос только в том, в пользу какого поколения будет сделан выбор. Пока шансы имеют все, кто победит. Говорить пока рано — слишком много переменных. Неизвестно, какое решение будет принято по итогам сентябрьских выборов, как пройдут президентские выборы, какой будет динамика общественных настроений. Прогнозировать не тренды, а что-то конкретное по кадровой ситуации даже на следующее лето я бы не стал. <...>

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы у Алексея Навального после 2018 года? Не кажется ли вам, что он после провальных дебатов со Стрелковым как-то снизил свою активность? Или это только летнее затишье на период массовых отпусков?

— ...Навальный сейчас уперся в свой локальный потолок. Это ожидаемо, так как это, что называется, болезнь роста. Вопрос в том, справится он с этим или нет. После того как он успешно закрепился на новом уровне по итогам 26 марта и 12 июня, ему необходимо переходить на новую ступень. Да, он сформировал свой круг почитателей, сумел замкнуть на себя часть тех, кто не является его почитателем, но недоволен действующим режимом, и сумел их развиртуализировать. До этого он успешно консолидировал людей в сети, а затем вывел их на улицу. Сейчас же возникла необходимость формирования широкой протестной коалиции, где он будет первым, но одним из лидеров, потому что у других социальных групп, которые будут входить в эту коалицию, есть свои лидеры. Но до последнего времени Навальный не демонстрировал способности к формированию такой коалиции. Наоборот, он показывал, что ему интересно общаться только со своими даже не сторонниками, которые подвергают его разумной критике, а фанатами, которые воспринимают его как кумира. В этой среде ему комфортно. И власть на этом играла, поднялась критика вождистских амбиций Навального. Я уверен, что многие из его критиков не были ангажированы администрацией президента, а выступали искренне, а власть этот процесс критики успешно модерировала, поскольку сложилась благоприятная ситуация. Последние недели в своих выступлениях он делает проговорки, что он осознает необходимость формирования широкой протестной коалиции.

Для власти это очень опасно, потому что ее задача — не дать региональным протестам, которые осенью будут только усиливаться, перерасти в единый общенациональный с линейкой лидеров или во главе с Навальным. Но пока он признает это только на словах. О том, получается у него это или нет, можно будет сказать где-то к середине осени. Пока же Навальный поддерживает свое реноме борца с коррупцией, а его участие во внутриэлитных войнах позволяет ему доказывать свою нужность представителям элиты, что дает свободу для маневра. Кстати, удар по господину Пескову он нанес не из вопроса личной приязни-неприязни и даже не в контексте разборок «башен Кремля». Это разборки внутри администрации президента, которые отражают борьбу между как минимум тремя центрами, теми, кто так или иначе отвечает за модерирование информационной повестки власти.

— Епископ Тихон Шевкунов, как известно, давно приближен к Владимиру Путину. Но в последнее время, как говорят, значительно увеличилось его влияние и на политические процессы. Как вы думаете, почему? Президент задумался о вечном или это связано с запросом власти на консерватизм и приведение разных процессов в обществе, так сказать, в божеский вид?

— Путин в последнее время действительно задумывается о вечном. Это видно и по его проговоркам. Он достаточно часто откровенно говорит о том, чем хотел бы заняться, когда уйдет в отставку: хотел бы общаться с внуками и прочее. Но ситуация с господином Шевкуновым с этим не связана, это аппаратные моменты. Сейчас идет борьба за то, что в советское время называли моральным обликом элиты. Как ты можешь призывать народ к консолидации и самоограничению, если сам занимаешься демонстративным потреблением. Элите шлют сигнал, что необходимо быть скромнее. Но этот курс пока более-менее реализуют в отношении светской элиты. А есть еще церковь, РПЦ как институт, который пользуется поддержкой населения более существенной, чем властные институты. И там тоже всплывает на поверхность проблема демонстративного потребления среди некоторых представителей. В интернете есть фотографии роскошных машин, на которых ездят священнослужители, можно вспомнить часы патриарха, яхты и прочее. В РПЦ тоже есть определенные группы, которые выступают за то, чтобы церковь прошла процесс чистки, а роль одиозных персонажей была минимизирована. И Шевкунов рассматривается потенциальным лидером волны аскетов, который может вернуть церкви былое уважение и избавить ее от волны критики и скандалов, в которых она погрязла в последние 5–7 лет. Я ретранслирую не свою, а их точку зрения. Поэтому активизация Шевкунова связана именно с процессом аппаратной борьбы в элитах, в которую вовлечена по полной и РПЦ.

— То есть разговоры по поводу борьбы за власть в РПЦ тоже имеют под собой обоснования?

— Конечно, РПЦ как любая структура, общественная корпорация функционирует по тем же законам, как и другие, — силовая, творческая. Идет борьба за влияние и ресурсы. И РПЦ здесь не исключение. Просто стилистика этой борьбы несколько иная в силу специфики корпорации. А суть процессов одна и та же.

— Дискуссия вокруг фильма «Матильда» давно переросла персональное противостояние депутата Поклонской и режиссера Учителя. А некоторые эксперты отмечают, что этот фильм надо рассматривать не столько с ретроспективной точки зрения, сколько с точки зрения будущей общественной дискуссии о монархическом строе. Может ли вообще в России появиться аналог монархического института с учетом внезапно возникшей армии апологетов этой идеи?

— Поскольку я по роду деятельности в числе прочего связан с разработкой пиар-кампаний, отдаю должное инициаторам этой кампании, которая начиналась как раскрутка фильма «Матильда». Уже давно никто не говорит о художественных достоинствах или недостатках картины, все перенесено в нравственную плоскость. В любом случае касса этому фильму обеспечена. Скандал вокруг него приобрел самодовлеющее значение и перешел в идеологическую плоскость, а также в дискуссию о будущем устройстве России и перспективах ограниченного возвращения института монархии. Дело в том, что один из вероятных вариантов развития событий заключается в том, что Путин после своего ухода с президентского поста не уйдет из российской политики и сохранит, по его расчетам, доминирующую роль. В рамках нынешней политической системы это сделать невозможно. И если в 2008 году он пошел на пост премьера, то сейчас он этого делать не будет — ни по возрасту, ни по ситуации. До сентября 2008 года у нас был экономический подъем, а сейчас стагнация. И пост премьера более рискованный с точки зрения сохранения рейтинга (а сохранять рейтинг необходимо). Да, есть планы по переустройству российской политической системы и несколько вариантов конституционной реформы. Они были подготовлены сразу после прихода Кириенко в администрацию президента в конце прошлого года. Дадут ли им ход, пока неизвестно. Но в любом случае переформатирование политсистемы будет предусматривать появление полуформализованного поста национального лидера. Это, естественно, будет не монарх в классическом понимании, какой был в России до 1917 года, но что-то в этом роде. Одновременно и человек, и институт, который стоит над всеми ветвями власти. Но фактически, да, монарх. <...>

— По факту Путин уже включился в предвыборную кампанию. А стоит ли ожидать в ближайшие месяцы каких-то сюрпризов от него? Сменятся ли августовская расслабленность и затишье витком бурной активности в новом политическом сезоне?

— Содержание президентской кампании и ее основные акценты будут во многом зависеть от того, при каких обстоятельствах Путин объявит о своем намерении идти на новый срок или о поддержке преемника. До введения последних американских санкций я думал, что соотношение того, пойдет ли он сам или объявит преемника, — 70 на 30, но теперь оно 90 на 10, потому что пространство для маневра Путина сужается. Рискну предположить, что подобное заявление будет сделано в октябре. Этот прогноз опирается на данные открытых источников, без всякого инсайда, учитываются лишь те ограничения и намерения, которые есть у власти сейчас. (Путин пока не дал четкого ответа о своих планах даже своему ближайшему окружению.) С учетом того, что власть, предположительно, будет уделять серьезное внимание молодежной повестке, и с учетом того, что времени для раскрутки нового кандидата нет, а Путин, по слухам, обещал своему окружению определиться в октябре, очень может быть, что это будет сделано в контексте серьезного молодежного мероприятия. Я имею в виду всемирный фестиваль молодежи и студентов, который будет проходить в Сочи с 14 по 22 октября.

Мое предположение (один из вариантов), что 22 октября, в последний день фестиваля, Владимир Путин заявит о своем намерении идти на новый президентский срок. И тогда получится, что его поддерживает молодежь со всего мира, потому что это действительно всемирный фестиваль, а не местечковый фейк. Это тот самый фестиваль, который проходил в СССР в 1957 году и стал одним из основных событий «оттепели», потом он проходил в 80-е годы и тоже стал серьезным событием. Это действительно серьезная площадка всемирного уровня, а не российско-эсэнгэшное мероприятие. И дальше можно отыгрывать международную повестку. Но это один из вариантов. Посмотрим, насколько апелляция Путина к молодежи, которая достаточно устойчиво прослеживается в последние два месяца, принесет успех, потому что есть достаточно серьезные проблемы не с формальной, а с содержательной частью. Транслировать размытые непонятные тезисы перед различными группами, а потом показывать их по телевизору и транслировать на другие социальные слои населения с точки зрения пиар-стратегии не ахти. Это логическая реконструкция возможных действий президента и его политтехнологов с учетом тех ограничений, в которых они оказались.

Что касается возможной конкуренции, в начале беседы мы говорили, что сейчас тестируется инерционная модель кампании на губернаторских выборах. Путин вне конкуренции и набор традиционных кандидатов. Для оживляжа запустят условного Навального, который получит свои 7–8 процентов. Такой сценарий наиболее благоприятный и комфортный для власти. Уже идет трансляция политическому классу, что электоральная конкуренция не ведет к повышению легитимности выборов. То есть можно и при низкой явке сделать выборы легитимными, главное, чтобы это было по итогам первого тура и при согласии элит, чтобы никто не мутил воду. И в этом смысле во время президентской кампании сюрпризов по инициативе власти ждать не стоит.

— Как вы думаете, будет ли Путин находиться на посту президента весь следующий срок? Насколько вероятен его досрочный уход, скажем, по примеру Бориса Ельцина?

— Думаю, как раз в этом и будет заключаться главная неожиданность. Кураторы политического блока сейчас очень негативно реагируют на словосочетание «транзит власти», которое используется в политологическом дискурсе. Неофициально говорят, что никакого транзита нет, Путин просто подтверждает свои полномочия. Но на самом деле наблюдается транзит власти, потому что политическая система переходит в качественно иное состояние и этот переход не зависит от того, пойдет ли Путин на новый срок или нет. Система уже меняется. И именно потому, что заморозить эти процессы невозможно, я не уверен, что Путин будет оставаться на президентском посту все 6 лет. Если в 2012 году власть придерживалась логики, что нужно проскочить президентские выборы, чтобы не было никаких протестов, как по итогам думских выборов, и можно на 5 лет расслабиться, то после выборов 2018 года расслабляться будет нельзя. Даже до 2021 года, до ожидаемой даты думских выборов.

Путин пойдет на переизбрание не для того, чтобы весь срок сидеть на своем посту в прежнем статусе, а для того, чтобы подтвердить мандат доверия у населения, потому что раньше в диалоге с элитами он опирался на две ноги. Первая — это его рейтинг среди населения. И этим он гарантировал элите стабильность их активов внутри страны. А вторая — роль интерфейса в отношениях с Западом. Этим он гарантировал элите стабильность ее активов за рубежом. Сейчас вторая составляющая очень серьезно пошатнулась. Значит, необходимо делать упор на первую составляющую. Путину надо подтвердить свои позиции хотя бы внутри страны, доказать, что он по-прежнему является безальтернативным лидером.

Это дает ему пространство для маневра и проведения конституционной реформы под себя, чтобы ему не вставляли палки в колеса. Как будет меняться конфигурация власти, спрогнозировать невозможно. Но это будет попытка поднять Путина над всеми остальными, а статус института президента, наоборот, понизить. Возможно, будут досрочные выборы в Госдуму, куда пройдет условно либеральная партия во главе с условным Навальным, чтобы она представляла интересы жителей крупных городов, которые сейчас никто не представляет. Возможно, запустят компиляцию различных вариантов конституционной реформы либо вообще похоронят существующие варианты. Целостно спрогнозировать контуры реформы пока нельзя, но можно уверенно сказать, что политическая система России существенно трансформируется в ближайшие несколько лет. Произойдет это точно до 2024 года, а скорее даже до 2021 года. Система, которая существовала у нас последние 17 лет, уходит в прошлое, ей осталось от силы два-три года.

Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

philologist.livejournal.com

Наталья Салина

Наталья Салина |

Новогодняя открытка в наличии

Наталья Салина |

Обложка на паспорт в наличии

Наталья Салина |

магнит на холодильник

Наталья Салина |

магнит на холодильник

Наталья Салина |

магнит на холодильник

Наталья Салина |

магнит на холодильник

Наталья Салина |

Новогодняя шкатулочка. Можно использовать в качестве новогодней упаковки для небольшого подарочка.В наличии

Наталья Салина |

Новогодний магнит-фоторамка. В наличии

Наталья Салина |

Новогодний магнит-фоторамка. Прекрасный новогодний сувенир. В наличии

valet.ru

Павел Салин: «Рогозин, хоть и курирует космическую отрасль, но в аппаратном плане ничего реально не контролирует»

29.04.2016

Павел СалинИнцидент на «Восточном» никак серьезно не отразится на политических перспективах вице-премьера Дмитрия Рогозина, потому что, если смотреть с формально-юридической точки зрения, выговор — это наименьшая степень взыскания, какая могла бы быть. Строгий выговор получил глава «Роскосмоса» Игорь Комаров, неполное служебное соответствие — глава предприятия из системы «Роскосмоса» — «НПО автоматики» Леонид Шалимов.

Что касается аппаратных позиций Рогозина, то президент Владимир Путин при вынесении взыскания руководствовался их пониманием. Дело в том, что Рогозин действительно курирует космическую отрасль, отвечает за состояние дел в ней, но реально с аппаратной точки зрения он ничего не контролирует.

Весь контроль поделили между собой министр обороны Сергей Шойгу и глава «РосТеха» Сергей Чемезов. Глава «Роскосмоса» Комаров, который собственно и отвечает за строительство «Восточного», — человек Чемезова. Он пришел с «АвтоВАЗа». Когда Рогозин только был назначен вице-премьером, то пытался замкнуть на себя определенные потоки, но его очень жестко остановили. С тех пор он делает такие заявления, которые к реальной аппаратной борьбе относятся мало — типа того что через 10 лет Россия запустит пилотируемую экспедицию на Луну и т.д. То есть все, что не касается контроля над конкретными потоками.

Рогозин стал «фигурой на носу корабля» и им остается. Инцидент на космодроме «Восточный» серьезно не ударит по его позициям, поскольку бить особо не по чему. Вот если бы глава «Роскосмоса» понес серьезное наказание, например, он или его подчиненные ушли в отставку, тогда бы аппаратные потери понес Чемезов.

Павел Салин — директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ

Версия для печати

politcom.ru