Сахалин роснефть


Новый мировой рекорд «Сахалин-1» | Нефтянка

Оператор проекта Exxon Neftegas (с долей участия 30%) завершил бурение с платформы «Орлан» на месторождении Чайво в Охотском море самой протяженной скважины в мире. Длина скважины с горизонтальным окончанием составляет 15 км, что на сегодняшний день является мировым рекордом.

Как сообщает партнер по проекту — «Роснефть», новая скважина относится к категории сверхсложных: индекс сложности по Directional drilling index (DDI) составляет 8,0 пунктов, отход от вертикали составляет 14,129 км. «Роснефти» принадлежит 20% в «Сахалин-1» (участвует в проекте через дочерние «Сахалинморнефтегаз-Шельф» — 11,5 % и «РН-Астра» — 8,5%), среди других партнеров по проекту — японская Sodeco (30%), индийская ONGC (20%).

В настоящее время эксплуатационный фонд нефтяных скважин на месторождении Чайво включает более 40 скважин, многие из которых пробурены с рекордными показателями по протяженности, длине горизонтального участка и скорости проходки. С момента начала буровых работ в 2003 г., консорциумом «Сахалин-1» пробурено 9 из 10 самых протяженных в мире скважин. С 2013 г. на проекте установлено пять рекордов по бурению скважин с самой большой в мире глубиной. Так, в апреле 2015 г. пробурена эксплуатационная скважина О-14, длина которой составила 13,5 км, в апреле 2014 г. закончена скважина Z-40 длиной 13 км, в апреле и июне 2013 г. — скважины Z-43 и Z-42 длиной 12,45 км и 12,7 км соответственно.

Как отмечают в «Роснефти», бурение скважин с большим отходом позволяет сокращать затраты на строительство дополнительных морских сооружений, трубопроводов и прочих элементов промысловой инфраструктуры, а также снижает воздействие на окружающую среду благодаря сокращению площади участков ведения буровых и добычных работ. Скорость проходки скважин с большим отходом от вертикали на проекте «Сахалин-1» одна из наиболее высоких в мире благодаря современным и эффективным технологиям. Так, технология Fast Drill, как сообщает «Роснефть», сочетает в себе высококачественное моделирование физических параметров бурения со структурированным подходом к проектированию скважин.

«Сахалин-1» — первый масштабный российский шельфовый проект, реализуемый в Российской Федерации на условиях соглашения о разделе продукции, включает в себя освоение трех морских месторождений: Чайво, Одопту и Аркутун-Даги, расположенных на северо-восточном шельфе о. Сахалин. Является одним из крупнейших проектов в России с прямыми иностранными инвестициями. В 2016 г. проект «Сахалин-1» отметил 20 летний юбилей: в 1996 г. вступило в силу СРП, подписанное в 1995 г. правительством Российской Федерации и администрацией Сахалинской области с международным консорциумом. Извлекаемые запасы трех месторождений в рамках проекта составляют 307 млн т (2,3 млрд баррелей) нефти и 485 млрд куб. м природного газа.

Нефтегазоконденсатное месторождение Чайво было открыто в 1979 г. Запасы месторождения оцениваются в 152 млн т нефти (категории С1+С2), 308 млрд куб. м (С1+С2). Месторождение было введено в эксплуатацию в 2005 г.: установка платформы «Орлан» была завершена в июле, а буровые работы начаты в декабре. Глубина моря в районе месторождения составляет от 14 м до 30 м. Платформа Орлан установлена в Охотском море на глубине воды в 15 м, на расстоянии 11 км от береговой линии. Сталебетонная конструкция, на которой размещены буровой и жилой модули, используется для разработки юго-западной и юго-восточной части месторождения Чайво. Основание «Орлана» легко выдерживает натиск льда и гигантских торосов, достигающих высоты шестиэтажного дома. На платформе предусмотрен минимум сооружений по подготовке продукции, так как вся добываемая продукция подается на береговой комплекс.

Добыча нефти и газа на Чайво также ведется с морской платформы «Орлан». Она используется для разработки юго-западной части основного эксплуатационного объекта месторождения. Морская платформа способна выдержать крайне низкую температуру (ниже 40 градусов по Цельсию) и сейсмичность до 8 баллов, противостоять волне высотой до 13 м, льду и торосам высотой до 6 м. Масса платформы составляет около 70 тыс. т. Длина сооружения составляет 96 м, его ширина — 89,9 м, общая высота основания — 30 м.

Платформа была построена за рубежом, но переоборудована и перепрофилирована из разведочной платформы в добывающую — в России. Эта работа была проведена на Амурском судостроительном заводе по проектам и при строительно-инжиниринговом сопровождении ЦКБ морской техники «Рубин» и Центрального научно-исследовательского и проектного института строительных металлоконструкций им. Н. П. Мельникова. Так, основание платформы «Орлан» было построено и спроектировано российскими специалистами для круглогодичного разведочного бурения в арктических водах на глубине до 15 м. В Советской Гавани платформу модернизировали по проектам и при непосредственном участии специалистов старейшего российского конструкторского бюро — ЦКБ МТ «Рубин». После этого платформа отправилась на верфь в Южной Корее, где на ней смонтировали самую современную буровую установку, модули энергообеспечения, жилые блоки, производственное оборудование и многое другое для работы в автономном режиме.

По данным ExxonMobil, в 2016 г. в рамках проекта добывалось 49 тыс. баррелей нефти в сутки, а накопленная добыча превысила 653 млн баррелей нефти. Планируется, что разработка углеводородов на месторождениях, входящих в проект будет вестись до 2050 г. Нефть месторождения Чайво с 2006 г. поставляется в страны АТР, газ с 2005 г. идет на внутренний рынок потребителям Дальнего Востока. Избыток газа закачивается обратно в пласт: для поддержания давления в пластах для максимального извлечения жидких углеводородов.

Вторая стадия разработки Чайво предполагает освоение газовых запасов. Для реализации этих планов потребуется бурение дополнительных газовых скважин и расширение существующих береговых и морских объектов. Новый этап освоения месторождения нацелен на продажи газа на внутреннем и международном рынках. Предполагается, что вторая стадия разработки Чайво может дать дополнительно около 8 млрд куб. м газа в год. ExxonMobil считает, что газовая программа проекта «Сахалин-1» может быть реализована после 2020 г.

Разработка месторождения Чайво ведется как с береговых, так и с морских сооружений. Северо-западная часть основного нефтеносного пласта месторождения Чайво была разработана с помощью наземной буровой установки «Ястреб». Наземная буровая установка «Ястреб» спроектирована специально для проекта «Сахалин-1» и является одной из наиболее мощных наземных буровых установок в отрасли, предназначена для бурения с берега скважин с большим отходом забоя от вертикали. Оборудование для буровой установки производилось в 5 странах, конечная сборка делалась в американском штате Луизиана. После пусконаладочных работ «Ястреб» снова разобрали и на 3 грузовых судах перевезли на Сахалин в порт Корсаков, а затем переместили наземным транспортом к месту окончательной сборки.

Продукция с платформ подается на береговой комплекс подготовки Чайво мощностью 34 тыс. т нефти в сутки, а затем на нефтеотгрузочный экспортный терминал в Де-Кастри в Хабаровском крае, откуда в октябре 2006 г. был начат экспорт нефти в страны АТР. В ходе строительства БКП использовался метод модульного строительства сооружений, что позволило сэкономить значительные средства и время. Менее чем за 3 года было изготовлено 36 модулей общей массой около 40 тыс. т, произведены два цикла морской транспортировки с выгрузкой на Чайво, установка модулей, наладка и ввод в эксплуатацию всего комплекса.

Система транспортировки нефти «Сахалин-1» была введена в эксплуатацию в августе 2006 г. после завершения строительства трубопровода протяженностью 226 км, по которому нефть направляется с БКП Чайво через о. Сахалин и Татарский пролив к терминалу в Де-Кастри в Хабаровском крае. На терминале расположены два резервуара для хранения нефти вместимостью по 100 тыс. куб. м (650 тыс. баррелей) каждый, в которых хранится нефть до загрузки и отправки танкеров. Затем нефть подается по подводному загрузочному трубопроводу к выносному одноточечнному причалу (ВОП), расположенному в 5,7 км к востоку от полуострова Клыкова в заливе Чихачева.

Загрузка танкеров на нефтеотгрузочном терминале в Де-Кастри началась в сентябре 2006 г. Для круглогодичного экспорта нефти с терминала в Де-Кастри на мировые рынки используется специализированный флот танкеров с двойным корпусом класса «Афрамакс» грузоподъемностью до 100 тыс. т (720 тыс. баррелей) нефти. В рамках проекта через терминал ежегодно экспортируется порядка 12 млн т низкосернистой нефти марки «Сокол». Все члены консорциума «Сахалин-1» осуществляют продажу нефти от собственного имени. Осенью 2016 г. проект отметил 10-летие терминала: за это время было отгружено более 900 танкеров или порядка 90 млн т нефти.

Суровый субарктический климат, географическая удаленность и потенциальная сейсмическая активность в регионе, по словам специалистов американской компании, у которой есть огромный и многолетний опыт реализации морских проектов в разных регионах мира, сделали «Сахалин-1» одним из самых сложных проектов ExxonMobil. Согласно инвестиционным планам американской компании, на этот и ближайшие годы планируются новые фазы реализации проекта. Согласно информации сахалинских властей, сейчас завершаются строительно-монтажные работы в рамках второго этапа освоения месторождения Одопту проекта «Сахалин-1». В настоящее время на Одопту уже ведется бурение скважин с использованием новой буровой установки «Кречет». Так дополнительные объемы добычи углеводородов за счет реализации второго этапа к 2025 г. составят 1,8 млн т в год.

После 2020 г. совместно с «Роснефтью» намечена реализация проекта по строительству завода по производству сжиженного природного газа (Дальневосточный СПГ). По информации оператора проекта Exxon Neftegas, мощность проекта может составить 6,2 млн т СПГ в год, а строительство завода позволит монетизировать запасы газа «Сахалина-1». Инвестиции в проект оцениваются в 8 млрд долларов. Обсуждались две возможные площадки для строительства завода по сжижению природного газа: на Сахалине — близ поселка Ильинский, а также рядом с уже существующей экспортной инфраструктурой проекта «Сахалин-1» в Де-Кастри Хабаровского края.

В 2015 г. ExxonMobil начала судебный процесс с Россией, с суммарными требованиями в 637 млн долларов. Предметом спора стала трактовка положения соглашения о разделе продукции по проекту «Сахалин-1» о налоге на прибыль Exxon Neftegas — оператора проекта «Сахалин-1». Дело в том, что по условиям СРП, вступившего в силу в 1996 г. и имеющего статус закона, для участников «Сахалина-1» ставка составляет 35%. В 2009 г. налог на прибыль в России снизился до 20%, но для участников проекта остался на прежнем уровне. ExxonMobil попросила снизить налог до 20%, но российские власти на это не пошли. С тех пор компания ежегодно выплачивает сначала 20% налога на прибыль, а после проведения камеральных налоговых проверок доплачивает оставшиеся 15% под протестом. Лишь в сентябре 2017 г. компания ExxonMobil и Россия подписали мировое соглашение в рамках судебного разбирательства по разделу продукции проекта «Сахалин-1»: как сообщается, достигнут взаимовыгодный компромисс, условия которого не разглашаются. По мнению экспертов и СМИ, условием заключения «мировой» стало участие американцев в еще одном проекте по добыче нефти и газа в России.

Еще одним возможным условием стало официальное продление сроков действия соглашения о разделе продукции. Официально СРП по «Сахалину-1» работает до 2022 г., представители российской власти не так давно анонсировали возможность его дальнейшего продления. Объем извлекаемых запасов проекта оценивается в 2,3 млрд баррелей нефти и 485 млрд куб. м природного газа, а жизненный цикл «Сахалина-1» — до 2040-2050 годов. Кроме того, российское Минэнерго заявило о высоком потенциале достижения договоренностей между проектами «Сахалина-1» и «Сахалина-2» по монетизации газа. По информации замминистра энергетики Кирилла Молодцова, операторы двух проектов обменялись обязывающими офертами по покупке газа «Сахалина-1», с деталями покупки газа и формулами цены на него.

Нина Маркова

Комментариев:

neftianka.ru

"РОСНЕФТЬ" УНИЧТОЖАЕТ САХАЛИН » СКАНДАЛЫ.ру

Россияне страсть как любят ругать свою страну. И не терпят этого от иноземцев. Но это касается только слов. На деле все иначе. Возьмем, например, экологию. В Советском Союзе это слово произносить было не принято. Зачем ждать милостей от природы? Взять их наша задача. И вот долгие десятилетия только и брали. Допотопными, варварскими методами. Нужен был Чернобыль, чтобы слово экология произнесли всерьез. Произнесли и успокоились. И продолжили брать. Все теми же способами.

Мы даже природоохранное ведомство «Госкомэкологии» упразднили. Чтобы не мешало хозяйствовать. А функции его шутки ради передали именно тем, кто хозяйствует, а вернее, хозяйничает, Министерству природных ресурсов. Пусть само за собой и следит. У него получается. Тому месторождение даст, у того отнимет, здесь заповедник упразднит, здесь экологическую катастрофу не заметит (хотя лучше всего у этого министерства получается делить и отнимать, когда его очень сильно об этом попросят).

При подобном отношении к своим природным богатствам как-то даже нелепо ждать иного от иностранцев, которых мы все-таки допустили до своих недр.

Кажется, еще немного и слово Сахалин не будет ассоциироваться у простого человека ни с сопками, ни с Чеховым, ни с рыбой и икрой, а только с нефтедобывающими платформами под одноименными с островом названиями, столько вокруг них шума. И экономику страны они подрывают, и природу губят: пришли, мол, зарубежные нефтяные монстры и относятся к нам как к стране третьего мира. Но почему-то никто не обращает внимания на тот факт, что 20% акций проекта «Сахалин-1» принадлежит двум государственным российским компаниям: «Роснефти» и ее «дочке» — «Роснефть-Сахалинморнефтегаз». Последняя помимо долевого участия в морском проекте самостоятельно работает на суше. Появилась эта компания на острове задолго до иностранцев и многое успела натворить. Нынешнее поведение иностранных компаний «Эксон» и «Сахалин Энерджи» можно назвать лишь воспроизведением методов работы российских первопроходцев, и, кстати, в несколько смягченном варианте.

Как говорят очевидцы, нефтяные разработки Северного Сахалина выглядят ужасно. Оборудование совсем обветшало. После дождей нефтеловушки переполняются и нефть попадает в реки. Очисткой загрязненной почвы и воды, естественно, никто не занимается. Озерца из нефти для северной части острова не редкость.

Местные комитеты экологии всего этого в упор не замечают. Им не до того. После упразднения Госкомэкологии их подчинили Министерству природных ресурсов, а охрана окружающей среды в интересы последнего не входит. Местные жители тоже не протестуют: для них нефтепромысел — единственный источник заработка. Один прецедент, правда, был. На всю страну прогремел. Но тут уж человеку некуда было деваться. Работал он в ОАО «Роснефть-Сахалинморнефтегаз», вышел на пенсию, а благодарная компания стала качать нефть чуть ли не у него в огороде. В общем, его барак попал в зону нефтепромысла. И пенсионер Выскребенцев добился того, чтобы его с родственниками переселили из этой зоны в нормальную зону проживания, отвечающую санитарно-техническим нормам. Для этого понадобилось всего ничего. Более пяти лет судебных разбирательств, многочисленные публикации в СМИ, совместная экспедиция на место событий, организованная общественной организацией «Экологическая вахта Сахалина», в которую были приглашены представители «Роснефти-Сахалинморнефтегаза» и съемочная группа НТВ. Только после всего этого нефтяники согласились урегулировать жилищную проблему пенсионера.

Дурной пример заразителен. Глядя на вольности своих российских коллег, зарубежные нефтяники перестали пускать на свои танкеры наших инспекторов. Правда, у «Сахалин Энерджи», как и у компании «Роснефть-Сахалинморнефтегаз», судебный прецедент тоже был. По масштабам, конечно, не сравнимый с пятилетней тяжбой пенсионера Выскребенцева. Просто не пустили однажды на платформу рыбинспекцию, вот заместитель начальника сахалинского рыбвода и подал на них в суд. И выиграл. «Сахалин Энерджи» вынуждена была заплатить символический штраф.

Теперь перед нефтяниками, работающими на сахалинском шельфе, стоит задача перекачки нефти туда, где ее круглый год смогут забирать танкеры, не опасаясь льдов. Для этого «Эксон», главный акционер проекта «Сахалин-1», решила строить нефтепровод с месторождения «Чайво» поперек северной части Сахалина и Татарского пролива на материк в порт Де-Кастри, а «Сахалин Энерджи», главный акционер проекта «Сахалин-2», будет прокладывать две трубы с севера на юг острова. При этом на севере и та, и другая трассы пройдут по территории с сейсмичностью 9-10 баллов. Будет ли сделано все необходимое для защиты трубопроводов от разрывов при подвижках земной коры?

Если не будет, то сахалинцы знают, чем это может закончиться: они еще не забыли страшную трагедию Нефтегорска 1995 года. Это было самое сильное землетрясение на территории России. В эпицентре сила толчков достигала 9-11 баллов. В Нефтегорске, которого теперь уже нет на карте, погибли более двух тысяч человек. Кроме того, нефтью были залиты огромные пространства Северного Сахалина.

В трубопроводах компании «Сахалинморнефтегаз» было около 200 прорывов. Гибель людей предотвратить было почти невозможно, а вот огромный и невосполнимый ущерб природе — прямая вина нефтяников: трубопроводы были просто закопаны в грунт и не рассчитаны на сейсмические потрясения.

Согласно технико-экономическому обоснованию очередных проектов, не будут на это рассчитаны и новые нефтепроводы. Иностранные нефтяники берут пример с наших — минимизировать свои затраты за счет местной природы и безопасности. Не зря же на строительство сахалинских трубопроводов отводится на порядок меньше денег, чем на их западные аналоги. Причем объем нефти, перекачиваемой через северные сейсмоопасные районы, за счет новых трубопроводов увеличится примерно в 13 раз. И ущерб, соответственно, при неминуемой катастрофе тоже увеличится на порядок. Это мало кого беспокоит: основные подрядчики – «Эксон» и «Сахалин Энерджи» зарегистрированы в офшорах, поэтому возмещать ущерб, нанесенный природе, им не придется. Кроме того, от «экологических» платежей их надежно защищает соглашение о разделе продукции (СРП), по которому они работают в России.

Хотя и СРП, и офшоры можно рассматривать как почти бесполезную подстраховку. Все равно в России не принято возмещать ущерб, нанесенный окружающей среде. Компания «Роснефть-Сахалинморнефтегаз», например, не зарегистрирована в офшоре и не имеет никакого отношения к СРП, однако последствия ее деятельности если где-то и ликвидировались, то не за ее счет, а за счет бюджета. Иначе «Роснефть» давно бы разорилась. А она, наоборот, живет, процветает, обзаводится новыми «дочками», берет кредиты у ЕБРР, строит новые трубопроводы, бурит новые скважины и продолжает загрязнять окружающую среду.

Единственное, что сделала компания «Роснефть-Сахалинморнефтегаз» после нефтегорского землетрясения, выпустила книгу памяти «Нефтегорск: трагедия и боль Сахалина» и открыла новую церковь преподобного Сергия Радонежского, построенную на средства «Роснефти» в память о жертвах трагедии. Что же касается загубленной природы, то за восемь прошедших с тех пор лет не было сделано ровным счетом ничего. «Никакого отчета о ликвидации последствий нефтяных разливов на Сахалине не было», — говорит координатор морской программы Российского представительства Всемирного фонда дикой природы (WWF) Василий Спиридонов.

А в России если не было отчета, значит, не было и ликвидации. Тем более тогда, в 95-м, это вообще никого не волновало. Да и кто будет этим заниматься? «Роснефть»? По собственной инициативе? Чтобы заставить «Роснефть» ликвидировать последствия аварий, нужно было как минимум судебное решение. Естественно, никто на них иск не подавал.

Это не единичный случай полного ухода компании от ответственности за причиненный ущерб окружающей среде. Для государственной «Роснефти» это система. Значит ли это, что загрязнение окружающей среды России, несмотря на все заявления, элемент государственной политики?

Вот еще один пример методов «Роснефти». На границе Ставрополья и Дагестана вели разработку месторождения две ее «дочки» -«Роснефть-Ставропольнефтегаз» и «Роснефть-Дагнефть». Месторождение это не очень богатое, поэтому нефтепровод от него к магистральной трубе вести не стали. Нефть возили от месторождения до Буденновска по железной дороге. Несколько лет назад железнодорожники и нефтяники повздорили, не сошлись в цене за перевозки. В итоге Северо-Кавказская железная дорога прекратила подачу цистерн на месторождение. Добычу нефти пришлось прекратить. Но нужно было куда-то деть уже добытое. «Роснефть», долго не думая, слила «добро» в расположенные поблизости котлованы и покинула злополучный регион, оставив после себя нефтяные озера и бастующих работников нефтепромыслов.

Что же остается России ждать от иностранных нефтяных компаний? Как считает Василий Спиридонов, «иностранные компании ведут себя здесь так именно потому, что российские компании так делают». Прежде всего на нарушения природоохранного законодательства должно реагировать МПР по каждому случаю они должны писать представления в прокуратуру. Но они этого не делают. Точнее, делают, но весьма избирательно. Ведь претензии можно предъявить к любой нефтедобывающей компании. Но МПР предъявляет не всем. Это связано с не понятной нам игрой. Причем на очень высоком уровне.

Оригинал материала

«Новая газета»

Екатерина ИГНАТОВА

Facebook

Twitter

Вконтакте

Google+

scandaly.ru

«Газпром» и «Роснефть» договорились об обмене газом на Дальнем Востоке :: Бизнес :: РБК

Как стало известно РБК, «Газпром» согласился поставлять газ для будущего завода «Роснефти» в обмен на сырье для расширения «Сахалина-2». В августе Владимир Путин поручил урегулировать многолетний спор между компаниями

Фото: Сергей Коньков / ТАСС

«Газпром» принципиально согласился поставлять 2,3 млрд куб. м газа в год на будущий НПЗ и нефтехимический комплекс «Роснефти» в Находке (ВНХК) к моменту его запуска в 2021–2022 годах. Об этом стороны договорились в начале сентября, выполнив августовское поручение президента Владимира Путина, рассказал РБК источник, близкий к одной из сторон переговоров. По его словам, глава «Роснефти» Игорь Сечин и глава «Газпрома» Алексей Миллер лично обсуждали детали и пришли к компромиссу.

Взамен «Роснефть» пообещала продать «Газпрому» газ с «Сахалина-1» для строительства третьей очереди завода «Сахалин-2» мощностью 5 млн т в год, также знает источник РБК. Информацию о том, что стороны пришли к соглашению по поставке газа «Газпрома» для ВНХК, подтвердили РБК три федеральных чиновника. Двое из них знают, что речь идет о поставке ежегодно 2,3 млрд куб. м и соглашение увязано с обязательствами поставить газ «Сахалина-1» для «Сахалина-2».

«Роснефть» является одним из акционеров проекта «Сахалин-1» (с долей 20%), но обещала добиться согласия по вопросу поставок газа для проекта «Газпрома» и других его участников, включая ExxonMobil. Сколько газа «Сахалина-1» и по какой цене обещали акционеры проекта «Газпрому», собеседник РБК не сказал.

Федеральный чиновник сказал РБК, что это «полный объем газа проекта». Близкий к акционерам «Сахалина-2» источник также подчеркнул, что завод по производству сжиженного природного газа (СПГ) «Газпрому» не удастся расширить без получения всего добываемого на «Сахалине-1» газа — не менее 7–8 млрд куб. м в год.

«Операторы проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2» обменялись детальными обязывающими офертами по покупке газа «Сахалина-1», содержащими формулы цены и детали поставок газа», — сказал 20 сентября журналистам заместитель министра энергетики Кирилл Молодцов. По его словам, обе оферты содержат формулу цены, точки поставки и приема, объемы поставок и параметры качества газа. Промежуточные итоги этих переговоров планируется обсудить в рамках заседаний уполномоченного государственного органа «Сахалина-1» и наблюдательного совета «Сахалина-2» на следующей неделе. Он также выразил надежду, что до конца года будет готово технико-экономическое обоснование (ТЭО) проекта ВНХК, которое делает итальянская компания Saipem, и сказал, что пока завод по-прежнему рассчитан на две очереди: первая предусматривает переработку 12 млн т нефти, а вторая — 3,4 млн т нефтехимического сырья.

Официальный представитель Минэнерго сообщил РБК, что ведомство активно содействует достижению оптимального решения по поставкам газа на ВНХК. Запросы РБК в Минэкономразвития и Минфин их представители переадресовали в Минэнерго и компании. Представители «Роснефти» и «Газпрома» от комментариев отказались.

Два «Сахалина» Проект «Сахалин-1» реализуется на условиях соглашения о разделе продукции (СРП) и включает три месторождения — Чайво, Одопту и Аркутун-Даги — на шельфе острова Сахалин. Оператором этого проекта с долей 30% выступает Exxon Neftegas Ltd, у «Роснефти — 20%, у японской Sodeco — 30% и у индийской ONGC — 20%. Потенциальные извлекаемые запасы трех его месторождений оцениваются примерно в 307 млн т нефти и 485 млрд куб. м газа.

«Сахалин-2» — еще один СРП-проект, предусматривающий производство сжиженного природного газа на базе разработки Пильтун-Астохского и Лунского месторождений нефти и газа Сахалина. Его оператором является компания Sakhalin Energy, которую контролирует «Газпром», акционерами компании выступают также Royal Dutch Shell, Mitsui & Co. и Mitsubishi Corporation. В 2016 году Sakhalin Energy добыла 5,51 млн т нефти и конденсата и произвела 10,93 млн т СПГ.

Будет ли у «Роснефти» СПГ?

Два источника РБК, близких к двум разным акционерам проекта «Сахалин-1», утверждают, что новые договоренности не отменяют планов строительства СПГ-завода «Роснефти» и Exxon на Дальнем Востоке в рамках проекта «Сахалин-1». Но собеседник, близкий к акционерам «Сахалина-2», и федеральный чиновник утверждают, что в рамках «Сахалина-1» такому заводу может не хватить газа. Возможно, «Роснефть» решила предпочесть нефтехимический завод СПГ-заводу «по экономическим соображениям», сказал один из собеседников РБК.

«Появление дальневосточного СПГ-завода на базе «Сахалина-1» в случае достижения договоренностей о продаже газа с него для расширения «Сахалина-2» вызывает сомнение, так как тогда заводу «Роснефти» и Exxon окажется недостаточно ресурсов газа. Часть его уже сейчас закачивается в пласт для нужд сохранения уровня добычи нефти», — напоминает заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач. По его оценкам, для расширения «Сахалина-2» на 5 млн т либо строительства СПГ-завода «Роснефти» той же мощности нужно не менее 7,5 млрд куб. м газа в год.

Таким образом, по мнению эксперта, «Газпром» и «Роснефть» пришли к разумному компромиссу: нефтяная компания предпочла обеспечить свой нефтехимический проект газом, пожертвовав СПГ-заводом, требующим значительных инвестиций, из-за того, что сжиженный газ продолжает дешеветь на фоне роста объемов мощностей по его производству в мире. А «Газпром», который протестовал против того, чтобы «Роснефть» использовала газ «Сахалина-1» для строительства конкурирующего с его газом в странах Азии СПГ-проекта, добился своего и заодно договаривается об обеспечении этим газом своего проекта, заключил Гривач.

Спор между «Газпромом» и «Роснефтью» о том, кто будет обеспечивать еще не построенный завод ВНХК газом, длится не менее четырех лет. Начало строительства дальневосточного нефтеперерабатывающего и нефтехимического комплекса откладывается с 2009 года. В конце июня текущего года Минэкономразвития сочло этот проект неокупаемым даже за 25 лет, писали «Ведомости» со ссылкой на письмо замглавы ведомства Николая Подгузова в правительство.

Ранее «Газпром» отказывался поставлять свой газ на ВНХК, обещав только прокачать собственный газ «Роснефти». Газовая монополия объясняла свою позицию тем, что у конкурента есть газ, для того чтобы строить СПГ-завод с ExxonMobil на Дальнем Востоке мощностью не менее 5 млн т на первую очередь и экспортировать СПГ. Но компания хочет купить топливо по внутренней цене для нужд другого своего проекта, отмечали в «Газпроме».

В феврале РБК писал: «Газпром» готов «обеспечить поставку газа для нужд ВНХК по газопроводу Сахалин — Хабаровск — Владивосток из ресурсов, имеющихся в достаточном объеме у «Роснефти» на шельфе Сахалина». Хотя еще в конце декабря 2016 года Путин поручил самому «Газпрому» обеспечить газом предприятие «Роснефти».

На совещании по вопросам реализации крупных инвестпроектов на Дальнем Востоке 3 августа Путин поручил «Роснефти» и «Газпрому» при участии правительства договориться о поставках газа для нужд ВНХК. «Я прошу правительство и администрацию в части экономического блока эту работу провести между компаниями и добиться решения», — говорил он. Президент также отдельно поручил Миллеру ​«подойти неформально и не с точки зрения какой-то конкуренции, а с точки зрения интересов дела в целом» к вопросу этих поставок.

www.rbc.ru


Смотрите также