«Роснефть» увязла в венесуэльской тяжелой нефти . Роснефть венесуэла


Нефтяной бизнес с Роснефтью: как Россия помогает выжить Венесуэле | Политика | ИноСМИ

В начале октября прошлого года венесуэльское руководство с большой помпой открыло шестиметровую бронзовую статую Уго Чавеса в его родном городе Сабанетасе. Создал эту статую один российский скульптор, а оплатил работы концерн «Роснефть» — по непосредственному распоряжению президента Владимира Путина. Президент Николас Мадуро в сопровождении высокопоставленных российских гостей специально нанес визит в провинцию, где состоялось выступление российского хора, который исполнил гимн Венесуэлы. Государственное телевидение вело при этом прямую трансляцию открытия монумента, которое было преподнесено как свидетельство большой дружбы между народами России и Венесуэлы.

А «за кулисами» праздничных мероприятий глава Роснефти Игорь Сечин и представители венесуэльского государственного концерна PDVSA заключили договоры о совместной добычи нефти на территории этой страны общей стоимостью 20 миллиардов долларов. В заключение Сечин произнес пару теплых слов: «Большое спасибо за доверие к нам!» И добавил под громкие аплодисменты: «Россия и Венесуэла всегда вместе!»

Почти год спустя стало понятно, насколько пророческими были слова одного из самых могущественных людей России. В бесконечных поисках денег и кредитов лево-националистическое правительство в Каракасе становится все ближе и ближе к России. В обмен на это Маруро предлагает русским привлекательные условия сотрудничества при разработке местных нефтегазовых месторождений. В центре внимания при этом находится компания, о которой сейчас много говорят и в Германии, потому что членом ее наблюдательного совета вскоре должен стать бывший канцлер Герхард Шредер.

Деньги дает Роснефть

Венесуэла располагает более чем 300 миллиардами баррелей доказанных нефтяных резервов. При этом компании PDVSA по причине отсутствия современного оборудования удается добывать лишь около 2,1 миллиона баррелей в день — примерно на 500 тысяч баррелей меньше, чем пару лет назад. В таких условиях страна может лишь приветствовать любую помощь извне.

По словам руководителя венесуэльской частной консалтинговой компании Ecoanalítica Асдрубала Оливероса (Asdrúbal Oliveros), Россия играет все более важную роль в экономике страны и может вскоре потеснить Китай в качестве главного партнера. «Россия и Роснефть действуют все активнее». Так, Роснефть выдала PDVSA кредитов на сумму не менее трех миллиардов долларов, а также поддерживала венесуэльскую сторону деньгами в счет будущих поставок нефти.

В августе Роснефть, по словам Оливероса, на этих условиях перевела PDVSA шесть миллиардов долларов. Еще миллиард она успела перевести в апреле. К этому добавился еще один правительственный кредит на 2,6 миллиарда долларов. «Долги Венесуэлы перед российским правительством и Роснефтью составляют уже порядка десяти миллиардов долларов», подсчитал Оливерос. Еще больше Каракас должен лишь Китаю — около 27 миллиардов.

Геополитические интересы Москвы

Правительство в Москве принимает предложение Каракаса относительно более тесного сотрудничества, в первую очередь, исходя из собственных геополитических соображений, поскольку Россия заинтересована в усилении собственного влияния в Латинской Америке, а также в доступе к природным ресурсам Венесуэлы. Поэтому участие Москвы принимает стратегические масштабы, сказал один западный наблюдатель, проживающий в Каракасе. Русским, по его словам, очень важно «иметь верного союзника под носом у США».

Таким образом, эта ситуация выгодна обеим сторонам: Россия укрепляет свои позиции в стране, географически расположенной в сфере непосредственных интересов США. Каракас, в свою очередь, получил в лице России спонсора, который помогает политически и экономически выжить лево-националистическому правительству.

Люди стоят в очереди, чтобы купить продукты в КаракасеClarin03.08.2017El Nuevo Herald26.07.2017La Jornada18.07.2017Мадуро уже, как минимум, дважды использовал полученные от России «нефтедоллары» для выплаты дивидендов держателям облигаций PDVSA и тем самым предотвратив дефолт. Отношения между странами очень похожи на времена позднего СССР, когда Москва экономически поддерживала правительство Фиделя Кастро на Кубе и заодно укрепляла свои позиции в «подбрюшье» США.

При этом российско-венесуэльское сотрудничество берет начало еще в 2006 году, когда президент Уго Чавес и Путин подписали в Москве договор о сотрудничестве между Роснефтью и PDVSA на сумму четыре миллиарда долларов. Однако по-настоящему это сотрудничество активизировалось лишь около года назад.

Теперь же российские миллиарды служат «спасательным кругом» для «тонущего» правительства в Каракасе. Мадуро и его «социализм XXI века» больше не имеют валютных резервов и не могут ни гасить долги, ни импортировать продовольствие и медикаменты для собственного населения. Кроме того, страна страдает от галопирующей инфляции, которая, по оценке МВФ, составляет порядка 720%. Венесуэльский ВВП в этом году сократится, предположительно, на 7,4%.

Вдобавок ко всему правительство Мадуро попало в международную изоляцию, которая постоянно усиливается. По мнению эксперта Оливероса, китайцы склоняются «заморозить» бизнес в этой южноамериканской стране. Другие источники утверждают, что Пекин и вовсе планирует распустить некоторые совместные предприятия по причине низкой платежеспособности венесуэльских партнеров и коррупции, процветающей в Каракасе.

Зависимость от США

Авторитарные методы правления, а также сомнительные результаты состоявшихся в конце июля выборов в Законодательное собрание стали «последней каплей», переполнившей чашу терпения мирового сообщества. Сразу несколько латиноамериканских стран, а также ЕС и США отказались признать результаты выборов, с помощью которых правительство стремится подавить оппозиционный парламент. В частности, Аргентина, Бразилия и Колумбия постепенно сворачивают экономическое сотрудничество с Каракасом. США, в свою очередь, ввели санкции против Мадуро, однако, при этом боятся полностью отказаться от венесуэльской нефти. При этом бойкот со стороны США означал бы полный крах режима Мадуро.

638 тысяч баррелей, около 30% дневной нормы добычи в июле были отправлены в США. При цене около 46 долларов за баррель за венесуэльскую смесь Каракас ежедневно получает от американцев 29 миллионов долларов. Если эти этот источник доходов иссякнет, Каракасу грозит моментальный дефолт. На поставки из Венесуэлы приходится лишь 8-10% всего американского импорта нефти, так что Вашингтон вполне мог бы отказаться от них, закупая «черное золото» где-то в другом месте. Правда, с другой стороны, многие американские нефтеперерабатывающие предприятия в Мексиканском заливе «настроены» именно на тяжелую венесуэльскую нефть.

Сотрудничество с Россией, в свою очередь, дарит правительству в Каракасе небольшую передышку. PDVSA и Роснефть, по данным Reuters, еще в начале этого года тайно согласовали девять новых проектов по разработке месторождений. Совместные предприятия, по утверждению неназванных источников в Каракасе, расположены в дельте реки Ориноко, где находятся крупнейшие венесуэльские месторождения, на озере Маракайбо и в заливе Пария. Официально Россия и Венесуэла сейчас сотрудничают в рамках пяти нефтегазовых проектов.

Таким образом, Россия никак не заинтересована в смене власти в Каракасе. Президент Путин уже признал сомнительное Законодательное собрание и выразил надежду, «что никто из внешних игроков не будет вмешиваться в ситуацию в стране».

inosmi.ru

"Роснефть" очень сильно рискует, все глубже "увязая" в Венесуэле

Роснефть Венесуэла PDVSA

“Роснефть” все расширяет свое присутствие в Венесуэле, несмотря на огромные риски, связанные с венесуэльскими активами. В ближайшее время российская госкомпания получит доступ к управлению совместными предприятиями с PDVSA — венесуэльским государственным монополистом.

Более того, «Роснефть» сможет самостоятельно продавать свою долю добываемой нефти и станет значимым нефтяным трейдером в Западном полушарии. Однако ситуация в Венесуэле балансирует на грани катастрофы, и неизвестно, чем это кончится для российского нефтегиганта.

В частности, сейчас “Роснефть” имеет доли в четырех нефтяных проектах в Венесуэле. Два из них — в знаменитом Поясе Ориноко: в СП Petrovictoria – 40%, также “Роснефти” принадлежит 80% акций в “Национальном нефтяном консорциуме”, который в свою очередь владеет 40% долей в СП Petromiranda.

За пределами Пояса Ориноко у «Роснефти» есть 40% в СП Petroperija, а в СП Bokeron “Роснефти” и австрийской OMV принадлежит 26,67% и 13,33% соответственно. Суммарные запасы проектов с участием “Роснефти” превышают 20,5 млрд тонн, а добыча составила в 2016 году 8,4 млн тонн – доля российской компании 2,67 млн тонн.

Кроме того, в мае прошлого года российская компания довела до 40% свою долю участия в газовом СП PetroMonagas. 60-процентная доля во всех указанных предприятиях принадлежит PDVSA.

Теперь же «Роснефть» в погашение ранее предоставленных PDVSA кредитов получит право самостоятельно продавать нефть, добытую на всех проектах, в рамках своей доли, право на реализацию конденсата с месторождения Rio Caribe, а также доли в трех нефтяных и двух газовых месторождениях.

Российская компания еще и усилит свои позиции в руководстве СП, которое теперь будет меняться по принципу ротации, отмечается в материале агентства ПРАЙМ. Сейчас управление совместными проектами осуществляется исключительно представителями венесуэльской стороны.

Все это, конечно, прекрасно. Сбытовая компания Rosneft Trading серьезно расширит свои возможности в Венесуэле и на рынке углеводородов Западного полушария. «Роснефть» расширит доступ к крупнейшим в мире доказанным запасам нефти – 300,9 млрд баррелей.

И вот дальше начинаются «но». Эти запасы, в основном, – тяжелая и сверхтяжелая нефть Пояса Ориноко, которая требует особых технологий добычи. Главным покупателем венесуэльской нефти до сих пор остаются США, которые недавно намекнули, что могут запретить продажу венесуэльской нефти на американском рынке в связи с обострением внутриполитической обстановки в этой латиноамериканской стране.

Если это произойдет, Rosneft Trading столкнется с серьезнейшими трудностями. Китай покупает нефть Венесуэлы по собственным контрактам, других крупных клиентов в регионе почти нет. На европейский рынок не прорваться, он давно и тщательно поделен. А торговать нефтепродуктами будет сложно, поскольку в Латинской Америке мало НПЗ, приспособленных для тяжелого сырья.

Далее, в прошлом году государственный долг Каракаса перед Москвой был реструктурирован. 2,8 млрд долларов должны быть выплачены с 2019 года по 2021 год, а 2,2 млрд долларов – в течение пяти лет, начиная с 2017 года. Однако Венесуэла уже допустила технический дефолт, не сумев осуществить платеж до 31 марта 2017 года в соответствии с графиком погашения.

А есть еще и ситуация с американской компанией Citgo, принадлежащий PDVSA, 49,9% которой находится в залоге у «Роснефти». США видят в этом угрозу своей национальной безопасности, поскольку находящаяся под санкциями “Роснефть” может получить контроль над американскими энергетическими активами. Учитывая позицию Вашингтона, “Роснефть” попросила PDVSA заменить акции Citgo на другой обеспечивающий актив, не задевающий американские интересы.

Тем не менее, “Роснефть”, несмотря на целый ворох проблем, не собирается сворачивать деятельность в Венесуэле и хочет ее даже расширить. Только делать она это будет не за счет нефтяного сектора, а за счет освоения газовых месторождений страны. Какие активы получит «Роснефть», выяснится через несколько недель, во время визита Игоря Сечина в Венесуэлу. :///

 

teknoblog.ru

«Роснефть» увязла в венесуэльской тяжелой нефти — Рамблер/новости

"Роснефть" получит доступ к управлению совместными предприятиями (СП) в Венесуэле и право самостоятельно продавать свою долю добываемой нефти. PDVSA — государственная нефтяная компания Венесуэлы — не способна выполнять свои финансовые обязательства перед российским партнером и вынуждена делать уступки. Крупнейшая российская нефтяная компания может значительно упрочить свои позиции и на рынке углеводородов в Западном полушарии, но одновременно с этим берет на себя огромные риски — финансовые и политические. На Западе уверены, Венесуэла находится на грани дефолта, а политическая ситуация в стране грозит выйти из-под контроля.

Рискованный проект

По сообщениям ряда информационных агентств, в настоящее время представители "Роснефти" и PDVSA ведут переговоры, в результате которых российская компания может получить в качестве погашения ранее предоставленных кредитов право на реализацию конденсата с месторождения Rio Caribe, доли в трех нефтяных и двух газовых месторождениях. Более того, "Роснефти" будет позволено самостоятельно продавать нефть, добываемую в рамках совместных проектов с PDVSA в соответствии долей участия. Российская компания усилит свои позиции в руководстве СП, которое теперь будет меняться по принципу ротации. Сейчас управление совместными проектами осуществляется исключительно представителями венесуэльской стороны.

Возможность управлять СП и самостоятельно продавать свою долю добываемой нефти серьезно усилят позиции "Роснефти" и ее сбытовой структуры Rosneft Trading в Венесуэле и на рынке углеводородов Западного полушария.

Венесуэла обладает крупнейшими в мире запасами нефти. По данным BP Statistical Review of World Energy, на конец 2016 года страна располагала доказанными запасами в объеме 300,9 млрд барр. (47 млрд т). Однако эти запасы, в основном, представлены тяжелой и сверхтяжелой нефтью, добываемой в районе реки Ориноко, который получил название Пояс Ориноко. Добыча тяжелой и сверхтяжелой нефти требует больших инвестиций и современных технологий.

Наследие Чавеса

При президенте Уго Чавесе во время проведения национализации нефтегазовой отрасли Венесуэлы был принят закон, согласно которому иностранным компаниям запрещалось самостоятельно добывать углеводороды, только в рамках СП. Доля иностранного капитала в СП ограничивалась 40% акций. Остальные 60% должны принадлежать PDVSA или другой государственной компании.

Во время правления Чавеса "Роснефть" при поддержке российского правительства сумела войти в ряд проектов по добыче нефти и газа в Венесуэле, в том числе в Поясе Ориноко.

Сейчас "Роснефть" участвует в четырех нефтяных проектах в Венесуэле. Российская компания владеет долями в двух проектах в Поясе Ориноко: в СП Petrovictoria — 40%, также "Роснефти" принадлежит 80% акций в "Национальном нефтяном консорциуме", который в свою очередь владеет 40% долей в СП Petromiranda. Также российская компания участвует в двух проектах за пределами Пояса Ориноко: в СП Petroperija доля составляет 40%, а в СП Bokeron "Роснефти" и австрийской OMV принадлежит 26,67% и 13,33% соответственно.

Суммарные запасы проектов с участием "Роснефти" превышают 20,5 млрд т, а добыча составила в 2016 году 8,4 млн т — доля российской компании 2,67 млн т.

Кроме того, в мае прошлого года российская компания довела до 40% свою долю участия в СП PetroMonagas. 60% этого предприятия принадлежит также PDVSA. PetroMonagas разрабатывает ряд газовых месторождений в Венесуэле.

Во всех перечисленных проектах владельцем 60% акций является государственная PDVSA.

Берешь деньги чужие, отдаешь свои

Во времена высоких цен на нефть венесуэльское правительство охотно брало кредиты за рубежом. PDVSA также получала необходимые финансовые средства от других компаний в счет будущих поставок нефти и нефтепродуктов под гарантии правительства.

Падение цен на нефть в конце 2014 года нанесло тяжелый удар по экономике страны. Почти вся валютная выручка Венесуэлы формировалась за счет экспорта нефти и нефтепродуктов. Сокращение притока валюты стало причиной резкого падения жизненного уровня населения и привело к экономическому, а затем и к политическому кризису.

Крупнейшим кредитором является Китай, компании которого предоставили Венесуэле 50 миллиардов долларов. В прошлом году Венесуэла была седьмым крупнейшим поставщиком нефти на китайский рынок. Объем поставок вырос в связи расширением Панамского канала, через который теперь могут проходить танкеры дедвейтом 1 млн барр. (130 тыс. т).

По данным западных источников, "Роснефть" также кредитовала Венесуэлу. Общая сумма предоставленных средств оценивается в 5 миллиардов долларов. Представители российской компании, ссылаясь на конфиденциальность, не раскрывают информацию об условиях кредитных соглашений с Каракасом. Кроме того, в рамках двусторонних межправительственных соглашений Венесуэла получила от России в долг свыше 4 миллиардов долларов.

По сообщениям западных источников, в прошлом году государственный долг Каракаса перед Москвой был реструктурирован. 2,8 миллиарда долларов должны быть выплачены с 2019 года по 2021 год, а 2,2 миллиарда долларов — в течение пяти лет, начиная с 2017 года. В соответствии с графиком погашения реструктурированной задолженности, первый платеж должен быть осуществлен до конца первого квартала этого года.

В конце прошлой недели газета Latin American Herald Tribune сообщила о техническом дефолте Венесуэлы, которая не сумела осуществить платеж до 31 марта 2017 года в соответствии с графиком погашения российского кредита в размере 2,2 миллиарда долларов.

Тяжелый партнер

Китай и Россия — важнейшие партнеры PDVSA. На компании из этих двух стран приходится треть всего экспорта нефти и нефтепродуктов из Венесуэлы.

PDVSA оказалась не способна выполнять обязательства по поставке нефти и нефтепродуктов в установленные сроки. В начале года задержки поставок только авиационного и дизельного топлива в адрес "Роснефти", PetroChina и China Oil достигли 88 тыс. барр. /сут.

Не лучше обстоят дела с поставками нефти, поскольку добыча в стране падает. По словам главы PDVSA Эулохио дель Пино, сейчас Венесуэла добывает 1,9 млн барр. /сут. (95 млн т/г) — самый низкий уровень за последние 24 года. В прошлом году в стране добывалось в среднем 2,41 млн барр. /сут.

Задолженность по поставкам растет как снежный ком, поэтому венесуэльская компания использует в качестве гарантии выполнения обязательств акции зарубежных активов, в частности компании Citgo. Эта дочерняя структура PDVSA владеет в США тремя НПЗ совокупной мощностью 758 тыс. барр. /сут., девятью продуктопроводами, 48 хранилищами нефтепродуктов и сетью АЗС.

В конце прошлого года PDVSA передала "Роснефти" 49,9% акций Citgo в качестве обеспечения предоставленных кредитов. Однако США увидели в этом угрозу своей национальной безопасности, поскольку находящаяся под санкциями "Роснефть" может получить контроль над американскими энергетическими активами. Вашингтон способен не допустить переход Citgo под контроль "Роснефти", поэтому американские активы потеряли ценность для российской компании. Кроме того, если Венесуэла допустит дефолт по своим долговым обязательствам, то на американские активы PDVSA будет наложен арест, считают американские эксперты. В связи с этим "Роснефть" инициировала переговоры с венесуэльской стороной для замены акций Citgo на другие менее рискованные активы, которые могут использоваться в качестве обеспечения.

Вашингтон готовит удар

Венесуэльский проект является самым рискованным для крупнейшей российском компании за рубежом. Политическая ситуация в стране обостряется, а Вашингтон готовится нанести еще один удар, который может привести к краху экономики и падению правительства Николаса Мадуро. Администрация Трампа рассматривает возможность запрета на продажу венесуэльской нефти на американском рынке в связи с обострением внутриполитической обстановки в стране.

Венесуэла является третьим крупнейшим поставщиком нефти в США после Канады и Саудовской Аравии. В прошлом году объем поставок нефти из Венесуэлы в США составил 741 тыс. барр. /сут. США остается основным рынком сбыта венесуэльской нефти, несмотря на увеличение экспорта в Китай и другие страны.

Если США откажется от закупок венесуэльской нефти, то найти равноценный рынок сбыта будет непросто — даже для Rosneft Trading. В Китай нефть и нефтепродукты поставляют китайские компании в рамках ранее заключенных с PDVSA контрактов. В Латинской Америке совсем немного крупных платежеспособных потребителей, а количество НПЗ, где есть техническая возможность перерабатывать тяжелую венесуэльскую нефть, невелико. Рынок Европы занят конкурентами, которые в отличие от Rosneft Trading имеют инфраструктуру хранения и поставок углеводородного сырья потребителям, а также отработанную схему реализации танкерных партий нефти.

Несмотря на большие риски, "Роснефть" не собирается сворачивать свою деятельность в Венесуэле, поскольку уже инвестировала огромные средства в эту страну. Наоборот, российская компания может даже расширить сотрудничество с PDVSA. Во время проведения мониторингового комитета ОПЕК+ в Санкт-Петербурге министр нефти и горнорудной промышленности Нельсон Мартинес сказал, что ведутся переговоры об участии "Роснефти" в разработке ряда газовых месторождений. Какие активы будут переданы компании, выяснится через несколько недель, во время визита Игоря Сечина в Венесуэлу.

news.rambler.ru

«Мы никуда оттуда не уйдем». «Роснефть» выдала $6 млрд венесуэльскому режиму, но они не окупятся: говорят эксперты

Фото: Reuters

Аванс «Роснефти» в адрес государственной нефтегазовой компании Венесуэлы PDVSA за будущие поставки нефти достиг $6 млрд. Полное погашение долга по предоплате «Роснефть» ожидает в 2019 году, однако этот сценарий выглядит не очень реалистично.

Венесуэла находится на грани дефолта: ВВП падает двузначными темпами, инфляция в прошлом году составила 900%. На $10 млрд золотовалютных резервов приходится $150 млрд внешнего долга. Экономический коллапс в стране происходит на фоне острого конфликта между оппозиционным парламентом и президентом Венесуэлы Николасом Мадуро — в ходе уличных столкновений уже погибли более ста человек.

Несмотря на угрозу банкротства и гражданской войны, руководство «Роснефти» продолжает подписывать с Венесуэлой все новые соглашения о сотрудничестве. «Как я уже неоднократно повторял, мы никогда оттуда не уйдем и никто нас не сможет оттуда выгнать», — сказал 3 августа Игорь Сечин.

Власти Венесуэлы такой расклад устраивает: США в скором времени могут ввести санкции на импорт венесуэльской нефти, и тогда PDVSA понадобится быстро перенаправить экспортные потоки на другие рынки. А вот мотивацию «Роснефти» понять сложно. «Новая» узнала у экспертов, что удерживает госкомпанию в горячей точке и чем может закончиться венесуэльский проект.

Михаил Крутихин

партнер компании Rusenergy

— Часть венесуэльского проекта была рассчитана на то, чтобы поставлять закупаемую в Венесуэле сырую нефть в Индию, где «Роснефть» приобрела мощный нефтеперерабатывающий завод. Большую часть российской нефти «Роснефть» уже заложила китайцам, поэтому и планировалось перерабатывать венесуэльскую. Но венесуэльская нефть очень густая и даже не загружается в танкер — для поставок в Индию нужно предварительно смешать ее с легкими сортами нефти, которые тоже нужно закупить. Это техническая проблема. Другая проблема состоит в том, что Венесуэла сейчас снижает нефтедобычу по политическим причинам — страна находится на грани гражданской войны. С рынка ушли все иностранные компании, способные дать хоть что-то в плане технологий, инвестиций и опыта. Нефтяная отрасль будет деградировать и дальше.

Поэтому «Роснефть» сейчас столкнулась с колоссальными проблемами. Поставки в Россию из Венесуэлы уже были, но потом их начали срывать, хотя деньги давно уплачены. То, что «Роснефть» сейчас заливает в Венесуэлу дополнительные денежные средства, — абсолютно безумное поведение. Эти деньги никогда не удастся вернуть, и тем более вернуть с прибылью. Другие российские компании, которые вошли в Венесуэлу вместе с «Роснефтью», вовремя осознали нереальность получения там коммерческой прибыли. Это «Лукойл», «Сургутнефтегаз» — компании, которые следуют законам экономики. Они быстро все поняли и про венесуэльский режим, и про нефтяную отрасль. Я бы не стал искать в нелогичном поведении «Роснефти» теории заговора или глубокую политику.

Все объясняется глупостью или жадностью — плохим расчетом рисков и, возможно, какими-то схемами с венесуэльскими чиновниками.

Политический фактор здесь не так силен — деньги в любом случае не спасут венесуэльского диктатора, которого ненавидит больше половины страны.

Александр Пасечник

руководитель аналитического отдела Фонда национальной энергетической безопасности

— Этот регион изначально не отличался политической стабильностью, поэтому в какой-то степени риски учитывались сразу. Понятно, что сейчас инвестиции «Роснефти» под угрозой, проекты отложены. Думаю, что не только по причине политической турбулентности — венесуэльская нефть сверхвязкая, чтобы ее транспортировать, нужна определенная подготовка.

Чтобы минимизировать возможные потери, проекты лучше заморозить до лучших времен. Тем более что в периметре России есть куда более интересные нефтяные провинции, в которые можно вложить деньги с хорошей отдачей. При этом нужно понимать, что Венесуэла обладает огромными ресурсами (первое место в мире по запасам углеводородов — около 300 млрд баррелей. — А. Х.), — если с ними не сотрудничаем мы, то туда в том или ином виде приходят наши конкуренты.

Сейчас «Роснефть» фактически осталась в Венесуэле одна.

www.novayagazeta.ru

Как Роснефть увязла в венесуэльской тяжелой нефти

«Роснефть» получит доступ к управлению совместными предприятиями (СП) в Венесуэле и право самостоятельно продавать свою долю добываемой нефти. PDVSA – государственная нефтяная компания Венесуэлы – не способна выполнять свои финансовые обязательства перед российским партнером и вынуждена делать уступки.

Крупнейшая российская нефтяная компания может значительно упрочить свои позиции и на рынке углеводородов в Западном полушарии, но одновременно с этим берет на себя огромные риски – финансовые и политические. На Западе уверены, Венесуэла находится на грани дефолта, а политическая ситуация в стране грозит выйти из-под контроля.

Рискованный проект

По сообщениям ряда информационных агентств, в настоящее время представители «Роснефти» и PDVSA ведут переговоры, в результате которых российская компания может получить в качестве погашения ранее предоставленных кредитов право на реализацию конденсата с месторождения Rio Caribe, доли в трех нефтяных и двух газовых месторождениях.

Как Роснефть увязла в венесуэльской тяжелой нефтиБолее того, «Роснефти» будет позволено самостоятельно продавать нефть, добываемую в рамках совместных проектов с PDVSA в соответствии долей участия. Российская компания усилит свои позиции в руководстве СП, которое теперь будет меняться по принципу ротации. Сейчас управление совместными проектами осуществляется исключительно представителями венесуэльской стороны.

Возможность управлять СП и самостоятельно продавать свою долю добываемой нефти серьезно усилят позиции «Роснефти» и ее сбытовой структуры Rosneft Trading в Венесуэле и на рынке углеводородов Западного полушария.

Венесуэла обладает крупнейшими в мире запасами нефти. По данным BP Statistical Review of World Energy, на конец 2016 года страна располагала доказанными запасами в объеме 300,9 млрд барр. (47 млрд т). Однако эти запасы, в основном, представлены тяжелой и сверхтяжелой нефтью, добываемой в районе реки Ориноко, который получил название Пояс Ориноко. Добыча тяжелой и сверхтяжелой нефти требует больших инвестиций и современных технологий.

Наследие Чавеса

При президенте Уго Чавесе во время проведения национализации нефтегазовой отрасли Венесуэлы был принят закон, согласно которому иностранным компаниям запрещалось самостоятельно добывать углеводороды, только в рамках СП. Доля иностранного капитала в СП ограничивалась 40% акций. Остальные 60% должны принадлежать PDVSA или другой государственной компании.

Во время правления Чавеса «Роснефть» при поддержке российского правительства сумела войти в ряд проектов по добыче нефти и газа в Венесуэле, в том числе в Поясе Ориноко.

Сейчас «Роснефть» участвует в четырех нефтяных проектах в Венесуэле. Российская компания владеет долями в двух проектах в Поясе Ориноко: в СП Petrovictoria – 40%, также «Роснефти» принадлежит 80% акций в «Национальном нефтяном консорциуме», который в свою очередь владеет 40% долей в СП Petromiranda. Также российская компания участвует в двух проектах за пределами Пояса Ориноко: в СП Petroperija доля составляет 40%, а в СП Bokeron «Роснефти» и австрийской OMV принадлежит 26,67% и 13,33% соответственно.

Суммарные запасы проектов с участием «Роснефти» превышают 20,5 млрд т, а добыча составила в 2016 году 8,4 млн т – доля российской компании 2,67 млн т.

Кроме того, в мае прошлого года российская компания довела до 40% свою долю участия в СП PetroMonagas. 60% этого предприятия принадлежит также PDVSA. PetroMonagas разрабатывает ряд газовых месторождений в Венесуэле.

Во всех перечисленных проектах владельцем 60% акций является государственная PDVSA.

Берешь деньги чужие, отдаешь свои

Во времена высоких цен на нефть венесуэльское правительство охотно брало кредиты за рубежом. PDVSA также получала необходимые финансовые средства от других компаний в счет будущих поставок нефти и нефтепродуктов под гарантии правительства.

Падение цен на нефть в конце 2014 года нанесло тяжелый удар по экономике страны. Почти вся валютная выручка Венесуэлы формировалась за счет экспорта нефти и нефтепродуктов. Сокращение притока валюты стало причиной резкого падения жизненного уровня населения и привело к экономическому, а затем и к политическому кризису.

Крупнейшим кредитором является Китай, компании которого предоставили Венесуэле 50 миллиардов долларов. В прошлом году Венесуэла была седьмым крупнейшим поставщиком нефти на китайский рынок. Объем поставок вырос в связи расширением Панамского канала, через который теперь могут проходить танкеры дедвейтом 1 млн барр. (130 тыс. т).

По данным западных источников, «Роснефть» также кредитовала Венесуэлу. Общая сумма предоставленных средств оценивается в 5 миллиардов долларов. Представители российской компании, ссылаясь на конфиденциальность, не раскрывают информацию об условиях кредитных соглашений с Каракасом. Кроме того, в рамках двусторонних межправительственных соглашений Венесуэла получила от России в долг свыше 4 миллиардов долларов.

По сообщениям западных источников, в прошлом году государственный долг Каракаса перед Москвой был реструктурирован. 2,8 миллиарда долларов должны быть выплачены с 2019 года по 2021 год, а 2,2 миллиарда долларов – в течение пяти лет, начиная с 2017 года. В соответствии с графиком погашения реструктурированной задолженности, первый платеж должен быть осуществлен до конца первого квартала этого года.

В конце прошлой недели газета Latin American Herald Tribune сообщила о техническом дефолте Венесуэлы, которая не сумела осуществить платеж до 31 марта 2017 года в соответствии с графиком погашения российского кредита в размере 2,2 миллиарда долларов.

Тяжелый партнер

Китай и Россия – важнейшие партнеры PDVSA. На компании из этих двух стран приходится треть всего экспорта нефти и нефтепродуктов из Венесуэлы.

Как Роснефть увязла в венесуэльской тяжелой нефтиPDVSA оказалась не способна выполнять обязательства по поставке нефти и нефтепродуктов в установленные сроки. В начале года задержки поставок только авиационного и дизельного топлива в адрес «Роснефти», PetroChina и China Oil достигли 88 тыс. барр./сут.

Не лучше обстоят дела с поставками нефти, поскольку добыча в стране падает. По словам главы PDVSA Эулохио дель Пино, сейчас Венесуэла добывает 1,9 млн барр./сут. (95 млн т/г) – самый низкий уровень за последние 24 года. В прошлом году в стране добывалось в среднем 2,41 млн барр./сут.

Задолженность по поставкам растет как снежный ком, поэтому венесуэльская компания использует в качестве гарантии выполнения обязательств акции зарубежных активов, в частности компании Citgo. Эта дочерняя структура PDVSA владеет в США тремя НПЗ совокупной мощностью 758 тыс. барр./сут., девятью продуктопроводами, 48 хранилищами нефтепродуктов и сетью АЗС.

В конце прошлого года PDVSA передала «Роснефти» 49,9% акций Citgo в качестве обеспечения предоставленных кредитов. Однако США увидели в этом угрозу своей национальной безопасности, поскольку находящаяся под санкциями «Роснефть» может получить контроль над американскими энергетическими активами.

Вашингтон способен не допустить переход Citgo под контроль «Роснефти», поэтому американские активы потеряли ценность для российской компании. Кроме того, если Венесуэла допустит дефолт по своим долговым обязательствам, то на американские активы PDVSA будет наложен арест, считают американские эксперты. В связи с этим «Роснефть» инициировала переговоры с венесуэльской стороной для замены акций Citgo на другие менее рискованные активы, которые могут использоваться в качестве обеспечения.

Вашингтон готовит удар

Венесуэльский проект является самым рискованным для крупнейшей российском компании за рубежом. Политическая ситуация в стране обостряется, а Вашингтон готовится нанести еще один удар, который может привести к краху экономики и падению правительства Николаса Мадуро.

Администрация Трампа рассматривает возможность запрета на продажу венесуэльской нефти на американском рынке в связи с обострением внутриполитической обстановки в стране.

Венесуэла является третьим крупнейшим поставщиком нефти в США после Канады и Саудовской Аравии. В прошлом году объем поставок нефти из Венесуэлы в США составил 741 тыс. барр./сут. США остается основным рынком сбыта венесуэльской нефти, несмотря на увеличение экспорта в Китай и другие страны.

Россия победит в газовых войнах, у Трампа мало шансов

Россия победит в газовых войнах, у Трампа мало шансов

Если США откажется от закупок венесуэльской нефти, то найти равноценный рынок сбыта будет непросто – даже для Rosneft Trading. В Китай нефть и нефтепродукты поставляют китайские компании в рамках ранее заключенных с PDVSA контрактов.

В Латинской Америке совсем немного крупных платежеспособных потребителей, а количество НПЗ, где есть техническая возможность перерабатывать тяжелую венесуэльскую нефть, невелико. Рынок Европы занят конкурентами, которые в отличие от Rosneft Trading имеют инфраструктуру хранения и поставок углеводородного сырья потребителям, а также отработанную схему реализации танкерных партий нефти.

Несмотря на большие риски, «Роснефть» не собирается сворачивать свою деятельность в Венесуэле, поскольку уже инвестировала огромные средства в эту страну. Наоборот, российская компания может даже расширить сотрудничество с PDVSA.

Во время проведения мониторингового комитета ОПЕК+ в Санкт-Петербурге министр нефти и горнорудной промышленности Нельсон Мартинес сказал, что ведутся переговоры об участии «Роснефти» в разработке ряда газовых месторождений. Какие активы будут переданы компании, выяснится через несколько недель, во время визита Игоря Сечина в Венесуэлу.

Автор: Андрей Карабьянц

НАВЕРХ СТРАНИЦЫ

marketsignal.ru

«Мы никуда оттуда не уйдем». «Роснефть» выдала $6 млрд венесуэльскому режиму, но они не окупятся: говорят эксперты

Фото: Reuters

Аванс «Роснефти» в адрес государственной нефтегазовой компании Венесуэлы PDVSA за будущие поставки нефти достиг $6 млрд. Полное погашение долга по предоплате «Роснефть» ожидает в 2019 году, однако этот сценарий выглядит не очень реалистично.

Венесуэла находится на грани дефолта: ВВП падает двузначными темпами, инфляция в прошлом году составила 900%. На $10 млрд золотовалютных резервов приходится $150 млрд внешнего долга. Экономический коллапс в стране происходит на фоне острого конфликта между оппозиционным парламентом и президентом Венесуэлы Николасом Мадуро — в ходе уличных столкновений уже погибли более ста человек.

Несмотря на угрозу банкротства и гражданской войны, руководство «Роснефти» продолжает подписывать с Венесуэлой все новые соглашения о сотрудничестве. «Как я уже неоднократно повторял, мы никогда оттуда не уйдем и никто нас не сможет оттуда выгнать», — сказал 3 августа Игорь Сечин.

Власти Венесуэлы такой расклад устраивает: США в скором времени могут ввести санкции на импорт венесуэльской нефти, и тогда PDVSA понадобится быстро перенаправить экспортные потоки на другие рынки. А вот мотивацию «Роснефти» понять сложно. «Новая» узнала у экспертов, что удерживает госкомпанию в горячей точке и чем может закончиться венесуэльский проект.

Михаил Крутихин

партнер компании Rusenergy

— Часть венесуэльского проекта была рассчитана на то, чтобы поставлять закупаемую в Венесуэле сырую нефть в Индию, где «Роснефть» приобрела мощный нефтеперерабатывающий завод. Большую часть российской нефти «Роснефть» уже заложила китайцам, поэтому и планировалось перерабатывать венесуэльскую. Но венесуэльская нефть очень густая и даже не загружается в танкер — для поставок в Индию нужно предварительно смешать ее с легкими сортами нефти, которые тоже нужно закупить. Это техническая проблема. Другая проблема состоит в том, что Венесуэла сейчас снижает нефтедобычу по политическим причинам — страна находится на грани гражданской войны. С рынка ушли все иностранные компании, способные дать хоть что-то в плане технологий, инвестиций и опыта. Нефтяная отрасль будет деградировать и дальше.

Поэтому «Роснефть» сейчас столкнулась с колоссальными проблемами. Поставки в Россию из Венесуэлы уже были, но потом их начали срывать, хотя деньги давно уплачены. То, что «Роснефть» сейчас заливает в Венесуэлу дополнительные денежные средства, — абсолютно безумное поведение. Эти деньги никогда не удастся вернуть, и тем более вернуть с прибылью. Другие российские компании, которые вошли в Венесуэлу вместе с «Роснефтью», вовремя осознали нереальность получения там коммерческой прибыли. Это «Лукойл», «Сургутнефтегаз» — компании, которые следуют законам экономики. Они быстро все поняли и про венесуэльский режим, и про нефтяную отрасль. Я бы не стал искать в нелогичном поведении «Роснефти» теории заговора или глубокую политику.

Все объясняется глупостью или жадностью — плохим расчетом рисков и, возможно, какими-то схемами с венесуэльскими чиновниками.

Политический фактор здесь не так силен — деньги в любом случае не спасут венесуэльского диктатора, которого ненавидит больше половины страны.

Александр Пасечник

руководитель аналитического отдела Фонда национальной энергетической безопасности

— Этот регион изначально не отличался политической стабильностью, поэтому в какой-то степени риски учитывались сразу. Понятно, что сейчас инвестиции «Роснефти» под угрозой, проекты отложены. Думаю, что не только по причине политической турбулентности — венесуэльская нефть сверхвязкая, чтобы ее транспортировать, нужна определенная подготовка.

Чтобы минимизировать возможные потери, проекты лучше заморозить до лучших времен. Тем более что в периметре России есть куда более интересные нефтяные провинции, в которые можно вложить деньги с хорошей отдачей. При этом нужно понимать, что Венесуэла обладает огромными ресурсами (первое место в мире по запасам углеводородов — около 300 млрд баррелей. — А. Х.), — если с ними не сотрудничаем мы, то туда в том или ином виде приходят наши конкуренты.

Сейчас «Роснефть» фактически осталась в Венесуэле одна.

www.novayagazeta.ru

СМИ узнали о снижении Венесуэлой поставок нефти в США в пользу «Роснефти» :: Бизнес :: РБК

Государственная нефтяная компания Венесуэлы увеличила поставки разбавленной сырой нефти для «Роснефти» и одновременно снизила их для своей американской «дочки» Citgo, узнал Reuters

Фото: Ana Maria Otero / AP

Венесуэльская государственная компания Petróleos de Venezuela (PDVSA) увеличила поставки сырой нефти для «Роснефти» и одновременно снизила их для Citgo. Об этом сообщает Reuters со ссылкой на свои источники в PDVSA и документы компании.

Венесуэльская PDVSA контролирует 100% оператора американских нефтеперерабатывающих предприятий Citgo.

Соответствующую стратегию — «соглашение о ликвидации последствий нарушения предыдущих соглашений» — компания реализует с мая 2017 года. «Соглашение связано с рефинансированием долга. Идея состоит в том, чтобы компенсировать просроченные поставки нефти для погашения долга», — сообщил Reuters источник в PDVSA.

Согласно этой договоренности PDVSA увеличила свои поставки сырой разбавленной нефти российской компании. Объем дополнительных поставок «Роснефти» — от 63 тыс. до 105 тыс. барр. в сутки.

В 2012 году в Венесуэле упала добыча нефти, а из-за кризиса в 2017 году скорость добычи еще упала «из-за отсутствия инвестиций и задержки платежей поставщикам», пишет Reuters. Почти все клиенты PDVSA, в том числе в США, получают уменьшенные объемы нефтепродуктов. 

По данным Reuters, PDVSA согласилась компенсировать утраченные поставки «Роснефти», поскольку нефть поставляется в обмен на оплату по кредитам — «в последние годы» российская компания вложила в Венесуэлу от $4 млрд до $5 млрд, указывает агентство, причем условия большинства соглашений не разглашаются.

Минфин США ввел санкции против тринадцати чиновников Венесуэлы

Поскольку PDVSA будет выделять больше сырья на поставки «Роснефти», меньшее количество баррелей будет доступно для отправки другим потребителям, указывает Reuters. С тех пор как венесуэльская госкомпания увеличила поставки для «Роснефти», перерабатывающие предприятия Citgo испытывают недостаток в нефти и просят совместные предприятия PDVSA увеличить объем поставляемой им продукции, заявил один из источников агентства.

Однако, несмотря на все переговоры с партнерами PDVSA, общий объем экспорта венесуэльской нефти в Citgo останется ниже 120 тыс. барр. в сутки против примерно 230 тыс. барр.​​ в сутки, предусмотренных контрактом с Citgo, указывает Reuters.

Представитель «Роснефти» пока не ответил на запрос РБК.

Минфин США в начале прошлой недели ввел персональные санкции против 13 бывших и действующих чиновников Венесуэлы из-за намерения президента этой страны Николаса Мадуро переписать Конституцию. Среди тех, кто оказался под санкциями, — ​вице-президент по финансам PDVSA и президент Банка экономического и социального развития Венесуэлы Саймон Зерпа, а также бывший национальный казначей и вице-президент ​PDVSA Карлос Мальпика. В заявлении ведомства было указано, что санкции против них были введены из-за их тесной связи ​«с коррумпированными государственными структурами», одной из которых в США считают государственную нефтяную компанию.

Однако, ​как ранее писал Reuters, Вашингтон не планирует ограничиться введением персональных санкций — и разрабатывае​т экономические и финансовые санкции по примеру ограничений, введенных в отношении Ирана. В самом жестком варианте американским компаниям и финансовым институтам будет запрещено заключать сделки в долларах с государственной нефтегазовой компанией PDVSA.

Агентство также отмечало, что из-за того что в новый санкционный пакет может войти запрет на импорт нефти из Венесуэлы, активизировались переговоры между «Роснефтью» и PDVSA о передаче залоговых прав на 49,9% акций американской «дочки» венесуэльской госкомпании, нефтеперерабатывающего оператора Citgo, которыми сейчас владеет «Роснефть»,​ на доли в нефтяных месторождениях и соглашение​ о поставке топлива.

Залоговые права на Citgo перешли «Роснефти» как обеспечение по кредиту размером около $1,5 млрд, выданному в 2016 году Венесуэле.

Минфин США проверит возможный контроль «Роснефти» над американской Citgo ​

Если переговоры завершатся успешно, «Роснефть» может получить доли в трех венесуэльских месторождениях в штате Сулия и в двух морских месторождениях природного газа и нефтепродукты от Citgo в качестве частичной оплаты за предоставленный компании кредит.

«Роснефть» — один из крупнейших инвесторов в Венесуэле. Компания реализует ряд совместных проектов по разведке и добыче нефти в Венесуэле с государственной нефтегазовой компанией PDVSA: Petromonagas (40% у «Роснефти»), Petromiranda (32% у «Роснефти») и Petrovictoria (40% у «Роснефти») и др.

www.rbc.ru


Смотрите также