Роснефть иран


Сделка «Роснефти» лишит Иран части нефтяного рынка Индии :: Бизнес :: РБК

Иран потеряет часть индийского рынка после завершения сделки по покупке «Роснефтью» доли во втором по размеру НПЗ страны. Сейчас Индия является вторым по объему импортером иранской нефти

Рабочие на индийском НПЗ «Вадинар» (Фото: Reuters/Pixstream)

Нефтегазовая компания Essar Oil, владеющая НПЗ «Вадинар», вторым по размеру в Индии, намерена снизить закупки нефти из Ирана после начала поставок от «Роснефти», собирающейся приобрести долю в предприятии, рассказал Bloomberg гендиректор Essar Oil​ Латит Кумар Гупта.

Он добавил, что в этом году НПЗ не планирует закупок сырья по соглашению с «Роснефтью» и пока что неизвестно, из каких источников российская компания будет осуществлять поставки.

Агентство называет Essar Oil крупнейшим покупателем иранской нефти в Индии. Индия занимает второе место в структуре экспорта иранской нефти, после Китая, свидетельствуют данные о поставках, собранные Bloomberg. В первом полугодии поставки из Ирана в Индию выросли на 63%. В апреле—июне Иран занял четвертое место по поставкам нефти в Индию — после Ирака, Саудовской Аравии и Венесуэлы с объемами в 403 тыс. барр./сутки. В тот же период Индия закупала у России по 8 тыс. барр./сутки.

В первом полугодии Essar Oil ежедневно закупала более 148 тыс. барр. иранской нефти, что превышает 40% от индийского импорта из Ирана, пишет агентство, изучившее данные о поставках. По словам Гупты, из ежегодного объема в 20 млн т треть компания получает из Ирана.

В июле 2015 года Essar Oil и «Роснефть» подписали десятилетний контракт на поставку 100 млн т нефти на НПЗ «Вадинар». Тогда же было подписано необязывающее соглашение о купле-продаже 49% НПЗ.​ Гупта отказался обсуждать с Bloomberg дату закрытия и сумму сделки с «Роснефтью». По его словам, переговоры с российскими нефтяниками ведут непосредственно владельцы бизнеса.

В понедельник в интервью телеканалу CNBC-TV18 Гупта сказал, что сделку с «Роснефтью» планируется завершить в течение двух месяцев. Как сообщал индийский финансовый портал Moneycontrol.com, с другими сторонами ведутся переговоры о продаже еще 25% «Вадинара». Ранее Bloomberg сообщал, что покупателем этой доли может стать голландский нефтетрейдер Trafigura, который является одним из крупнейших продавцов «Роснефти».

Как отмечает агентство, рыночная капитализация Essar Oil — 380 млрд рупий ($5,7 млрд). ​Источники Bloomberg ранее говорили, что компания рассчитывает выручить около $3 млрд от сделки с «Роснефтью».

В марте 2016 года в ходе поездки главы «Роснефти» Игоря Сечина в Мумбай было достигнуто «полное взаимопонимание» по условиям и срокам сделки с Essar Oil, сообщала «Роснефть». Тогда планировалось, что она будет завершена до конца июня, но 21 июня Сечин в интервью «России 24» уточнил, что закрытие состоится к октябрю.

В начале июня вице-президент «Роснефти» Павел Федоров в ходе конференц-звонка с инвесторами говорил, что компания ищет инвестиционные возможности в нефтепереработке в Индии, прежде всего чтобы обеспечить синергию поставок и переработки нефти.

www.rbc.ru

Владимир Путин договорился, что «Газпром» построит трубу из Ирана в Индию

В среду президент России Владимир Путин посетил Иран, где встретился с президентом страны Хасаном Рухани и президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым. На момент сдачи номера в печать итоги встречи трех руководителей еще не были подведены, но уже днем стало понятно, что с экономической точки зрения визит можно считать состоявшимся. «Роснефть» подписала дорожную карту об инвестициях в местные месторождения нефти и газа, а «Газпром» выразил готовность поучаствовать в проекте строительства газовой трубы до Индии. Компании составили дорожные карты и согласовали меморандумы, договоренности сулят им высокую прибыль и грозят политическими рисками.

Россия и Иран готовы подписать меморандум о взаимопонимании, в соответствии с которым «Газпром» может построить часть газопровода из Ирана в Индию, сообщил министр энергетики России Александр Новак, передает ТАСС. «Это большой, крупный проект <...> будут разрабатываться месторождения на территории Ирана с участием «Газпрома», будет строиться соответствующая инфраструктура для поставок газа в Индию», – рассказал он.

Длина трубопровода – около 1200 км с учетом отвода, часть маршрута может пройти по дну Персидского залива, сказал министр. Уточнять сумму инвестиций Новак не стал, сказав лишь, что они, скорее всего, будут «очень большими». Какие именно месторождения будет разрабатывать «Газпром», станет понятно в процессе подготовки документации. Строительство трубы может начаться уже в 2019 г., в проекте принимают участие индийская и пакистанская компании, сказал российский министр (см. карту).

Наравне с Китаем Индия считается одним из самых перспективных рынков газа. В 2016 г. потребление газа здесь составило 50,1 млрд куб. м при собственной добыче около 27,6 млрд куб. м (данные BP). По прогнозу Международного энергетического агентства, к 2025 г. потребление газа в стране может превысить 100 млрд куб. м, из которых около 60 млрд куб. м будет приходиться на импорт.

Пока Индия импортирует только сжиженный природный газ (СПГ), и у российских компаний доли на рынке страны почти нет. В 2012 г. «Газпром» договорился поставлять СПГ индийской GAIL. Соглашение предусматривает поставку до 2,5 млн т газа в год начиная с 2018–2019 гг. Но позже GAIL попросила пересмотреть цену – договориться о ней пока не удалось.

Еще в декабре 2014 г. Путин поручил изучить все возможные варианты выхода на индийский рынок газа. «Предварительный анализ показывает, что цена трубопроводной транспортировки может быть значительно выше стоимости поставок СПГ. Так что по большому счету это вопрос коммерческой целесообразности», – говорил Путин. А в октябре 2016 г. «Газпром» сообщил, что изучает маршруты поставок трубопроводного газа из России и других стран в Индию (совместно с Engineers India Ltd.). В качестве возможных транзитеров рассматривались почти все соседствующие с Индией страны, сообщал в июне 2017 г. «Интерфакс». Также изучалась возможность участия в трубопроводном проекте TAPI (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия).

Единственный трубопроводный проект, который подходит под описание Новака, – IPI (Иран – Пакистан – Индия). Этот проект предполагает строительство трубопровода длиной 2135 км (1200 км – это иранский участок), мощностью до 22 млрд куб. м в год с возможностью дальнейшего увеличения, сообщало индийское правительство. Общая стоимость строительства оценивалась в $7,5 млрд, а ресурсной базой могут стать иранские месторождения, расположенные на шельфе Персидского залива. В начале июня зампред правления «Газпрома» Виталий Маркелов сообщал, что компания подписала с Ираном меморандумы об участии в освоении четырех месторождений – Farzad-A, Farzad-B, Kish, North Pars.

«Роснефть» за всех

Успех во время визита Путина в Иран ждал и «Роснефть». Она вместе с National Iranian Oil Company (NIOC) составила дорожную карту проектов в Иране. Об этом рассказала российская госкомпания. Вскоре стороны могут подписать несколько обязывающих соглашений об инвестициях в совместные проекты $30 млрд. Что это за проекты, главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин не сказал, но после их разработки общая добыча на месторождениях может составить до 55 млн т в год, передает «Интерфакс».

Если план удастся, то это увеличит текущую добычу Ирана на четверть до 271,4 млн т в год (или до 5,5 млн барр. в день). В прошлом году страна добыла 216,4 млн т нефти, а Россия, для сравнения, – 554,3 млн т, следует из данных BP. Когда будут реализованы проекты, Сечин не сказал, а представитель «Роснефти» говорить отказался. По словам Сечина, речь идет «о целой серии месторождений – нефтяных и газовых», которые будут реализовываться совместно с иранскими партнерами. Названия месторождений и запасы Сечин также не уточнил.

Об интересе российских компаний участвовать в иранских проектах стало известно еще в начале года. В марте иранские коллеги, по словам Новака, приехали в Россию с презентацией 11 проектов для совместной отработки. Тогда на встрече присутствовали представители «Газпрома», «Газпром нефти», «Роснефти», «Татнефти». Потенциальные сделки Новак оценивал в $20 млрд, писал «Интерфакс». В июне стало известно, что «Роснефти» и «Газпрому» Иран одновременно предложил поучаствовать в Farzad-A, Farzad-B, писало Bloomberg.

Не только «Роснефть» и «Газпром» претендуют на иранские недра. «Лукойл» продолжительное время вел переговоры с NIOC об освоении двух месторождений – Мансури и Аб-Теймур. «Это крупнейшие месторождения, в каждом больше 1 млрд т геологических запасов», – говорил в начале октября президент «Лукойла» Вагит Алекперов. «Сейчас по Мансури мы подходим к завершающему этапу, надеемся к I кварталу 2018 г. подписать контракт, по второму месторождению у нас достаточно активно идет переговорный процесс», – рассказывал он.

«Роснефти» могут быть интересны поставки нефти из Ирана на недавно приобретенный индийский НПЗ Essar Oil в Вадинаре, следует из расшифровки общения Сечина и экс-министра экономики Алексея Улюкаева за несколько минут до ареста последнего в ноябре 2016 г. «Слушай, нефть там [на НПЗ Essar] будет иранская?» – спрашивал Улюкаев. «Мы думаем, что часть – иранская, часть – венесуэльская», – отвечал ему Сечин. У «Роснефти» также есть контракт с венесуэльской PDVSA на закупку у нее нефти, «Роснефть» даже заплатила компании авансы, суммарно на $6,5 млрд, $500 млн из которых компания к середине 2017 г. уже компенсировала за счет поставок нефти.

Высокие риски и заработки

Политическая ситуация вокруг Ирана не очень стабильная. В середине октября президент США Дональд Трамп заявил, что Штаты будут готовы выйти из соглашения по иранскому атому, заключенного два года назад, если оно не будет изменено с учетом новых требований Белого дома. Трамп пригрозил возвратом санкций. России не из чего выбирать, нашу страну выдавливают в регионы с высокими страновыми, политическими или экономическими рисками, констатирует аналитик «Сбербанк CIB» Валерий Нестеров. В минувший вторник минфин США уточнил редакцию секторальных санкций, включил в них новые ограничения для россиян. Теперь американским гражданам и компаниям запрещено сотрудничать по нефтяным шельфовым или сланцевым проектам не только в России, но в любой другой стране, если в таких совместных компаниях участвуют российские нефтяники более чем на 33%. «Таким образом, россиянам приходится работать на высокорисковых рынках, таких как Венесуэла, Иран», – говорит Нестеров. Но в случае успеха и выигрыш будет велик, считает эксперт.

www.vedomosti.ru

«Дочка» «Роснефти» начнет поставлять бензин в Иран :: Бизнес :: РБК

«Роснефть» с 2017 года может начать поставлять в Иран бензин. К этому времени Petrocas, в которой госкомпании принадлежит 49%, планирует обустроить логистический терминал через Южно-Кавказский коридор

Фото: Reuters/Pixstream

Компания Petrocas Energy Group, 49% которой «Роснефть» приобрела за $144 млн в январе 2015 года, планирует начать поставлять бензин и дизельное топливо в иранские порты Нека и Энзели через собственный нефтеналивной терминал в грузинском порту Поти. Об этом РБК рассказал гендиректор Petrocas Energy Group Вано Накаидзе и подтвердил ее мажоритарный акционер Давид Якобашвили (владеет 51%) .

По словам Накаидзе, пропускная способность терминала в Поти — около 3 млн т нефтепродуктов год, сейчас о​н загружен на 1–1,5 млн т. Через этот терминал идут поставки светлых нефтепродуктов в Армению (до 80% потребления в стране) и страны Закавказья. В Поти также есть специальные емкости для хранения бензина. В сторону Каспийского моря для транспортировки нефтепродуктов в Иран топливо планируется перевозить по железной дороге в порты Азербайджана, в том числе в Баку, а уже оттуда танкерами по Каспийскому морю в порты Ирана, поясняет топ-менеджер.

Для того чтобы выйти на иранский рынок и постав​лять туда не менее 1 млн т бензина в год, Petrocas планирует расширить терминал: докупить цистерн и специальных железнодорожных вагонов для перевозок нефтеналивных грузов, обустроить железнодорожные пути и инфраструктуру для швартовки большегрузных танкеров, а также для перегрузки продукции на танкеры на Каспии, сообщил РБК совладелец компании Давид Якобашвили. Он оценивает инвестиции в такую модернизацию в $100–200 млн и утверждает, что у компании есть на это собственные средства.

По словам Накаидзе, рынок Ирана планируется освоить уже с 2017 года и поставлять через Поти до 3 млн т нефтепродуктов в год, из них около 1 млн т бензина будет экспортироваться в Иран, а остальная часть нефтепродуктов будет закупаться в Туркмении и Казахстане для поставок в Европу. По словам Накаидзе, как минимум половину от планируемых поставок топлива в Иран (0,5 млн т) обеспечит партнер его компании — «Роснефть» (пока Ирана нет в числе крупных покупателей нефтепродуктов госкомпании, следует из ее отчетности).

Якобашвили не стал называть конкретных сроков начала поставок нефтепродуктов в Иран, но подтвердил, что у компании есть такие планы. «Мы очень зависим от политической ситуации в Иране, отношений между нашими странами и настроения людей, поэтому точные сроки называть рано. Это также должно быть согласовано с нашими партнерами из «Роснефти». Но создать логистический терминал в Иран — это наша мечта, которая должна осуществиться. Ведь это дало бы нам огромные обороты», — сказал он РБК.

«Если наши планы по созданию маршрута в Иран через Южно-Кавказский коридор осуществятся, то Petrocas учтет и желание «Роснефти» выйти на иранский рынок со своим топливом», — заметил Якобашвили. Из Казахстана и Туркмении через Южно-Кавказский коридор можно будет импортировать нефтепродукты и сырую нефть для дальнейшей продажи в Европе, добавил он.

Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев не стал комментировать интерес «Роснефти» к выходу на рынок Ирана для продажи бензина. В декабре 2015 года глава «Роснефти» Игорь Сечин провел встречу с министром нефти Ирана Бижаном Зангане, на которой обсуждались инвестиции в проекты в этой стране (нефтяные и газовые проекты), рассказывал российский министр энергетики Александр Новак.

Терминал и заправки

Petrocas владеет нефтеналивным терминалом в порту Поти мощностью 3 млн т нефтепродуктов в год и управляет розничной сетью АЗС Gulf в Грузии, Армении, Азербайджане и Казахстане, состоящей более чем из 200 заправок. Компания планирует увеличить число АЗС в пять раз, до 1 тыс., сеть будет расширена в странах Закавказья и Балкан, сказал РБК Накаидзе. По его словам, станции будут строиться с нуля или приобретаться готовые сети. Стоимость строительства одной заправки, по его оценке, составит от $100 тыс. до $500 тыс. Petrocas также занимается трейдингом нефтепродуктов в Закавказье, в прикаспийских и черноморских странах.

РБК не удалось получить комментарий представителя Министерства нефти Ирана. В середине июня Зангане заявил, что республика добывает более 3,8 млн барр. нефти в сутки, из которых около 2 млн барр. экспортируется. Несмотря на это, в республике сохраняется дефицит бензина. Иран планирует до 2020 года построить пять НПЗ для увеличения объемов перерабатываемой нефти с 1,85 млн до 3,2 млн барр. в сутки, чтобы снизить зависимость от импорта бензина, заявил Bloomberg управляющий директор National Iranian Oil Refining & Distribution Аббас Каземи 13 июня. Инвестиции в строительство новых заводов Каземи не назвал, отметив, что модернизация действующих НПЗ потребует $14 млрд инвестиций. Якобашвили сомневается, что Ирану удастся в такие короткие сроки решить проблему дефицита бензина: «Санкции в отношении Ирана до конца не сняты, а без западного оборудования они не смогут построить заводы».

По состоянию на март 2016 года потребление бензина в Иране составляло около 70 млн л в день, из них 9 млн л импортировалось (или около 6,8 тыс. т), сообщало агентство Bloomberg со ссылкой на National Iranian Oil Products Distribution Co. Таким образом, в годовом выражении импорт составляет около 2,5 млн т, и на него приходится около 13% внутреннего потребления.

В Иране действительно есть дефицит бензина, но возить нефтепродукты из России туда даже через Южно-Кавказский коридор дорого и логистически сложно, предупреждает аналитик Sberbank CIB Валерий Нестеров. «Терминал в Поти находится на Черном море, а порты приема грузов в Иране — на Каспии. В результате потребуется несколько перегрузок с танкера на танкер с перевозкой на железной дороге: при сбое цепочки на любом этапе это отражается на сроках доставки потребителю», — отмечает эксперт.

Накаидзе утверждает, что логистика поставок светлых нефтепродуктов с использованием портов и железной дороги для Petrocas прибыльна и в течение нескольких лет была опробована на поставках нефтепродуктов из Европы в Армению и Афганистан.

www.rbc.ru


Смотрите также