Сделка «Роснефти» с Glencore профинансирована русскими деньгами. Роснефть glencore


Glencore раскрыл детали сделки по покупке акций «Роснефти» :: Бизнес :: РБК

Сделка по покупке 19,5% акций «Роснефти» консорциумом Glencore и Qatar Investment Authority еще не закрыта — переговоры находятся на «завершающей стадии», сообщил швейцарский трейдер

Глава «Роснефти» Игорь Сечин (Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ)

Швейцарский сырьевой трейдер Glencore прокомментировал объявление Кремля и «Роснефти» о завершении приватизационной сделки по продаже 19,5% акций российской госкомпании. «Glencore подтверждает, что находится в завершающей стадии переговоров по приобретению в составе консорциума с Катарским инвестиционным управлением (Qatar Investment Authority, QIA)  19,5% акционерного капитала «Роснефти» за €10,2 млрд», — говорится в сообщении на сайте Glencore (.pdf). Трейдер ожидает, что сделка будет закрыта в середине декабря.

Президент России Владимир Путин на встрече с главой «Роснефти» Игорем Сечиным в среду вечером сказал, что катарский суверенный фонд и Glencore заплатят за пакет «Роснефти» €10,5 млрд. С чем связана разница в €300 млн, пока не ясно. Источник, близкий к сделке, сказал РБК, что итоговая сумма — €10,5 млрд (€10,2 млрд плюс €300 млн). Glencore сообщил, что внесет в сделку €300 млн собственного капитала, а оставшаяся сумма сделки будет профинансирована за счет денег QIA и банковского финансирования.

Долги и санкции не помеха

По словам Сечина, катарский госфонд и Glencore владеют по 50% в консорциуме-покупателе. Кредит консорциуму будет организован «одним из крупнейших европейских банков», сказал Сечин. Financial Times пишет, что это предположительно итальянский Intesa Sanpaolo — инвестиционный консультант сделки по приватизации «Роснефти». Кредит не предполагает права требования к Glencore (non-recourse to Glencore), швейцарская компания рискует только собственными €300 млн, соответствующими непрямой доле в «Роснефти» в 0,54%, говорится в сообщении Glencore. QIA пока не прокомментировало сделку.

У Glencore большой объем долга: на середину 2016 года чистый долг составлял $23,6 млрд, валовый — $38 млрд. В начале декабря компания сообщила, что завершила глобальную распродажу активов на $4,7 млрд, чтобы сократить чистый долг (к концу 2016 года должен сократиться до $16,5–17,5 млрд). Тогда же глава Glencore Айван Глазенберг сказал, что компания снова готова делать покупки.

Как готовилась приватизация «Роснефти»

«Роснефть» находится под секторальными санкциями ЕС и США, ограничивающими ей доступ к финансированию и технологиям, и это с самого начала считалось препятствием для участия западных инвесторов в приватизации компании. «Санкции не имеют отношения к этой сделке», — сказал РБК источник, близкий к одной из ее сторон, комментируя сложную структуру сделки. По его словам, это лишь «вопрос структуры сделки». Американские санкции вообще не запрещают сделки с акциями «Роснефти», европейские ограничивают покупку новых акций, но не существующих.

Новое партнерство

Одним из пунктов сделки является новое пятилетнее соглашение Glencore с «Роснефтью» о закупке у российской компании нефти из расчета 220 тыс. барр. в день для сбытового подразделения Glencore. Пятилетний объем поставок может быть оценен в $20 млрд, если исходить из цены барреля в $50. У Glencore уже есть контракт с «Роснефтью» на 2013–​2017 годы, по которому «Роснефть» планировала поставить трейдеру до 46,9 млн т нефти (344 млн барр. в сумме, или около 190 тыс. барр./сутки).

В апреле 2016 года российский Forbes назвал ирландскую структуру Ros-GIP, созданную Glencore, в числе 20 крупнейших покупателей российской нефти, поставив ее на восьмое место в рейтинге.

Контракт с Glencore от 2013 года заключался на условиях предоплаты — «Роснефть» получала миллиарды долларов авансом. Аналогичные сделки «Роснефть» заключала и с другими трейдерами, например, Vitol и Trafigura, хотя западные секторальные санкции с 2014 года существенно ограничили сроки погашения авансов, отмечало агентство Reuters.

www.rbc.ru

Эксперт: "Роснефть" в лице Glencore и фонда Катара получила инвестпартнеров

05:4208.12.2016

(обновлено: 07:50 08.12.2016)

169071691

ВАШИНГТОН, 8 дек – РИА Новости. "Роснефть" после продажи 19,5% акций, покупателем которых стал консорциум компании Glencore и катарского суверенного фонда, возможно, получит доступ к финансированию, которое затруднено из-за санкций Запада, но не доступ к новым технологиям и опыту, что могли бы дать крупные игроки международного нефтяного рынка, рассказал РИА Новости директор по консалтингу в России IHS Global Максим Нечаев.

Глава "Роснефти" Игорь Сечин в среду доложил президенту РФ Владимиру Путину о завершении сделки по приватизации 19,5% акций крупнейшей российской нефтяной компании за 10,5 миллиарда евро. Покупателями и стратегическими инвесторами стали консорциум компании Glencore и катарского суверенного фонда.

Логотип компании Роснефть. Архивное фотоАкции Glencore растут на фоне участия компании в приватизации "Роснефти"Доступ к инвестициям

"В принципе то, что приватизация состоялась – это позитивная новость. В первую очередь для российского бюджета. Для рынка, тоже, скорее позитивная. Сама "Роснефть" пока от этой сделки ничего не получает. Но это открывает определенные инвестиционные возможности", — считает эксперт.

Эти возможности, по его словам, "от огромного катарского фонда и Glencore, выручка которого оценивается вполовину от инвестиций катарского фонда".

Нечаев напоминает, что Glencore – давний партнер "Роснефти". "Роснефти" эта сделка поможет в получении новых долгосрочных контрактов. Это сейчас "Роснефти" очень интересно, потому что, находясь под санкциями, она не может привлекать долгие кредиты и, соответственно, стоимость заимствований вырастает. А торговые кредиты, которые может предложить Glencore в рамках, например, финансирования будущих продаж, — это как раз интересный путь. Это один из, если не сказать самый дешевый путь получения денег сейчас для российских нефтяных компаний", — уточняет Нечаев.

Эксперт полагает, что эта сделка интересна и Glencore, у которой есть пакеты в других компаниях, в том числе и в российском секторе. "Для Glencore – это интересная сделка, которая открывает ему возможность участия в добыче, в чем трейдеры всегда заинтересованы, потому что большинство маржи (прибыли) зарабатывается именно в добыче, а не в перевалке, переработке и тем более трейдинге. Поэтому Glencore только укрепит свои позиции на российском рынке", — отмечает он.

Выставочный стенд компании ОАО НК Роснефть. Архивное фото"Триумф для Путина". Западные СМИ отреагировали на приватизацию "Роснефти"Разворот на Восток

Участие катарского фонда Нечаев объясняет тем, что Россия предпринимает дружественные шаги и присматривается к партнерам на арабском рынке. "Нельзя не вспомнить те комментарии, которые (президент РФ Владимир) Путин и (глава Минэнерго Александр) Новак давали недавно, что российский шаг по снижению добычи — это шаг дружественный, и он поможет наладить взаимоотношения и укрепить торговые отношения между странами. И здесь имеется в виду не только Саудовская Аравия, а весь арабский нефтяной мир", — указывает эксперт.

К слову, по данным западных СМИ, роль Путина и Новака в достижении соглашения ОПЕК была "ключевой".

Заседание ОПЕК 30 ноября завершилось решением с января сократить производство на 1,2 миллиона баррелей в день — до уровня 32,5 миллиона. Соглашение предусматривает сокращение добычи странами, не входящими в картель, на 600 тысяч баррелей в день. Половину этого сокращения согласилась обеспечить Россия. На 10 декабря картель пригласил 14 стран, не входящих в организацию, на встречу в Вене для обсуждения мер по стабилизации рынка нефти.

Логотип компании Роснефть. Архивное фотоАналитик: сделка по "Роснефти" даст перспективы для инвестиций в РоссиюВсе под контролем

"Роснефть" с помощью такого формата сделки решила и другую важную задачу, полагает Нечаев, "для самой "Роснефти" позитив в том, что контроль сохраняется – 40%, которые приватизированы, не дали возможности ни одному из игроков иметь блокирующий пакет. То есть ни влиять на принятие решений, ни вводить своих представителей в правление компании зарубежные инвесторы не могут".

Он напоминает, что британская BP уже владеет 20% "Роснефти". "И, конечно, когда была поставлена задача о приватизации "Роснефти", Сечин очень не хотел продавать (пакет) инвесторам, которые могли бы далее перепродать этот пакет BP, у которой бы сформировался блокирующий пакет — более 25%", — говорит Нечаев.

И хотя задача была решена, "Роснефть" в первую очередь получила финансовых партнеров. "Они не смогут ничего привнести с точки зрения технологий. Конечно, если бы это был ExxonMobil или BP, они могли бы внести новые технологии, поделится опытом, наладить более качественное управление самой компанией, повысить ее прозрачность, а значит и привлекательность для инвесторов", — добавляет он.

С китайской компанией это было бы повышение возможностей с точки зрения поставок, большее укрепление связей. Например, это могли бы быть поставки газа в Китай, то, чего "Роснефть" хочет уже давно, привлечение китайских недорогих ресурсов, широкий спектр оборудования. Но российскому руководству, возможно, не хотелось еще больше усиливать китайский вектор, резюмирует эксперт.

ria.ru

Мутная приватизация "Роснефти" и компания "Glencore": ruh666

Начнём с того, что как написал РБК, схема финансирования сделки вышла весьма странной.

"Если партнеры вложат лишь по €300 млн собственных средств, то заемное финансирование под покупку пакета «Роснефти» составит почти €10 млрд. В таком случае кредитный рычаг в сделке составит 17,5 к 1, пишет Пирронг и удивляется: «Какой банк возьмет на себя такой риск?»

«В ближайшее время будет полное раскрытие [информации] по сделке. Там будут точные цифры, включая оценку собственных средств инвесторов», — сказал РБК источник, близкий к одной из сторон сделки."Если о суверенном фонде Катара (QIA) пока мало что известно, то компания "Glencore" имеет достаточно богатый опыт взаимодействия с российскими олигархами."Начнём с взаимодействия с СССР (из википедии)

"Компания под названием Marc Rich + Co была основана в городке Баар швейцарского кантона Цуг в апреле 1974 года американским предпринимателем Марком Ричем и Пинкусом Грином.

Компания изначально строилась на принципах скрытности, высокорисковой и агрессивной политики. Компания осуществляла торговлю иранской нефтью в обход американского эмбарго, закупала никель и золото на Кубе, торговала с опальной Ливией и с ЮАР, когда та находилась под действием международных санкций из-за политики апартеида. Во время нефтяного кризиса 1973 года компания зарабатывала, проводя нефтяные контракты через десятки созданных ею офшорных фирм. В 1983 году федеральный прокурор США Рудольф Джулиани санкционировал арест Рича и Грина. Обвинение насчитывало 65 пунктов, в том числе неуплату налогов на 48 млн долларов США. Партнёры бежали из США, после чего Рич принял испанское гражданство, а Грин — боливийское[3]. Компанию подозревают также в сделках с Саддамом Хусейном[5]

Marc Rich оставалась единственной компанией, поставлявшей зерно в СССР, несмотря на международный запрет из-за войны в Афганистане[3]."

Далее, как поговаривали, "Glencore" получил практически монопольное право на продажу произведённого в России аллюминия, потом потерял, вновь обрёл, и снова потерял."«В 1993-м мы решили создать предприятие и поехали по всем крупнейшим фирмам, — вспоминал в интервью газете «Ведомости» бывший глава совета директоров Братского алюминиевого завода Юрий Шляйфштейн. — В Marc Rich нам сказали: у вас есть только одна возможность — торговать через нас, потому что мы контролируем этот рынок». Но Шляйфштейн нашел другую возможность — он договорился с братьями Дэвидом и Саймоном Рубенами, владельцами значительно меньшей по размерам конкурирующей фирмы Trans World Metals. Рубены взяли в долю российских предпринимателей братьев Льва и Михаила Черных, которые помогли им захватить контроль над экспортом второго крупнейшего российского производителя алюминия, КрАЗа, а потом и над Саянским и Новокузнецким алюминиевыми заводами. И уже к середине 1990-х Glencore стал лишь вторым экспортером алюминия из России, уступив лидерство Рубенам и Черным. В 1996 году, пиковом по объему экспорта алюминия из России, Glencore вывез 750 000 т металла, а Trans World — более миллиона, вспоминает Вишневский." - писал "Forbes".В 1998-м российское подразделение Glencore и вовсе прекращает работу на перспективу и после обвала финансовых рынков в августе головной офис дал команду распродать российские активы и сосредоточиться на выбивании долгов из поставщиков."В 2000 году Glencore получила шанс вернуть себе роль крупнейшего экспортера российского алюминия: злейший конкурент, группа Trans World к этому моменту была изгнана из России. Ее заводы купили Борис Березовский и Роман Абрамович. Вместе с Олегом Дерипаской они создали «Русский алюминий». У новорожденной алюминиевой компании практически не было собственной сбытовой сети за рубежом, поэтому около 80% экспорта приходилось проводить через западных трейдеров. «Сначала им было трудно, и в первые года два после образования «Русала» Glencore продавала довольно большое количество их алюминия, — рассказывает Вишневский и тут же оговаривается: — Маржа, правда, была совсем другая уже».""В 2002 году в Glencore происходит новая и почти незаметная извне смена власти: исполнительным директором компании становится еще один главный трейдер, на этот раз угольный, Айван Глазенберг. Принцип «уходящий продает все» незыблем, поэтому Вилли Штротхотте занимает место председателя совета директоров — «царствует, но не правит», ожидая, пока его коллеги соберут достаточно денег для расчета с ним. Место главы лондонского офиса, традиционно второго человека в компании, с недавнего времени занимает нефтетрейдер Алекс Берд, который долгие годы курировал нефтяное направление в России. Возможно, именно Берд убедил менеджмент Glencore решиться на участие в бизнесе крупной российской нефтяной компании. До недавнего времени у Glencore была только доля в маленькой «Нобель-Ойл», ведущей добычу нефти на севере Республики Коми: швейцарская компания боялась вторгаться в эту опасную для иностранных инвесторов отрасль российской экономики. Но в 2003 году Glencore выделяет владельцу нефтяной компании «Русснефть» Михаилу Гуцериеву, по оценкам, не менее $300 млн на покупку новых месторождений, получая взамен от 40% до 49% в трех добывающих «дочках» нефтяной компании: «Варьеганнефти», «Ульяновскнефти» и «Нафта-Ульяновске». Зачем? Компании понадобилась новая нефть, утверждает один из собеседников Forbes в московском офисе Glencore. Компания потеряла поставки ЮКОСа, «окологосударственные» нефтяники предпочитают иметь дело с трейдинговой компанией Gunvor Геннадия Тимченко, старого знакомого президента Путина... По словам менеджера московского офиса Glencore, швейцарская компания не вмешивается в управление «Русснефтью», не претендует на дивиденды, довольствуясь лишь тем, что вся экспортная нефть компании проходит через Glencore («Русснефть» в последние годы экспортирует около 66% добытой нефти на сумму около $2,5 млрд в год)." - писал тот же "Forbes"."Времена изменились. Теперь, чтобы получить сырье для экспорта, нужно договариваться не с директорами заводов. При всех своих гигантских ресурсах и возможностях Glencore не может сравниться с нынешним главным нефтетрейдером страны — компанией Gunvor, подконтрольной бывшему сослуживцу президента Путина Геннадию Тимченко, продающей, по оценкам, от 70 млн т до 80 млн т российской нефти в год на $32–37 млрд (для справки: весь российский экспорт в 2006-м — 248 млн т). «Glencore — иностранцы, и с определенного момента это испортило им жизнь, — рассуждает менеджер одной из фирм-конкурентов. — У них есть выходы на Полянку (улицу в Москве, где расположен главный офис «Транснефти». — Forbes), но выше — нет»." - опять, из той же статьи "Forbes" 2007 года.

И теперь компания Glencore после долгого периода забвения вновь вышла в топы российских медиа, но уже в связи с приватизацией "Роснефти". И тут возникают некоторые подозрения, уж не является ли компания Glencore чем то вроде Gunvor. То есть лавочкой, выполняющей ровно ту же функцию, но не имеющей никакого официального отношения ни к России, ни лично к Путину.И да, вспомним один из моих любимых моментов, когда Олег Дерипаска совершил великий пиар-подвиг, второй раз обозначивший Путина, как великого борца с олигархами. Его новый выход в роли одного из создателей "Партии Роста" как-то не удался, так может быть увидим его в какой-нибудь новой роли???PS. не удивлюсь, если из участия в сделке QIA когда-нибудь вырастут ушки будущего самого (!!!) Рамзана Кадырова. Ведь он часто с официальными лицами из данного региона переговоры проводит...

ruh666.livejournal.com

Сделка «Роснефти» с Glencore профинансирована русскими деньгами

Сделка «Роснефти» с GlencoreГлава «Роснефти» Игорь Сечин, получив задание от главы правительства Дмитрия Медведева, провел последние несколько недель в заграничных командировках, встречаясь с потенциальными покупателями пакета акций «Роснефти».

Фото: The Insider

В итоге ему удалось договориться с международным трейдером Glencore и Катарским суверенным фондом. В среду вечером Сечин доложил Владимиру Путину о том, что они покупают 19,5% акций «Роснефти» за 10,5 млрд евро. Но уже в четверг Glencore опубликовала пресс-релиз, из которого следует, что ситуация не столь однозначна.

В сообщении компании говорится, что в результате сделки компания будет владеть лишь 0,54% акций «Роснефти», причем это будет «непрямое» владение. О том, как на самом деле была достигнута договоренность «Роснефти» с Glencore и что это сулит обеим сторонам, рассказал The Insider бывший замминистра энергетики Владимир Милов.

У Glencore две трудности с этим пакетом. Первая: непонятно, зачем он ему нужен, потому что Glencore — не нефтяная компания, это трейдер. То есть он не занимается разработкой месторождений, какими-то инвестициями в нефтегазовые проекты и так далее. Это вообще не его дело, поэтому все это несколько удивительно выглядит.

И второе: этот пакет неликвиден, его невозможно продать. Государство долго искало на него покупателей и в итоге никого не нашло. И здесь мы подходим к пункту: зачем все-таки Glencore это надо? Его уговорили. Ему пообещали некие бонусы за это, в частности, в виде вот этого крупного off-take контракта на поставки нефти через Glencore, это порядка 11 млн тонн в год, это очень много.

По сути, Glencore станет крупнейшим трейдером. И для них это очень серьезное подспорье — получить такие гарантии поставок от «Роснефти». Это то, что называется словом bankable, то есть это можно всячески заложить, использовать как инструмент для привлечения финансирования на какие-то свои цели, то есть совершенно ясно, что русские, грубо говоря, заплатили Glencore, чтобы он согласился участвовать.

Ну и, кроме того, Glencore скорее всего поступил таким образом, что его собственные вложения будут минимальными, он об этом написал в своем пресс-релизе. То есть он кругом выиграл, мало потратил своих денег, получил всякие ништяки и бонусы от «Роснефти» в виде, в частности, долгосрочного контракта и нашел пухлого инвестора, который в итоге все это согласился профинансировать — Катарский инвестфонд.

Зачем это нужно Катарскому инвестфонду? Он крупнейший акционер Glencore, ему принадлежит 9% компании. И инвестиция в Glencore для него была очень неудачной. У Glencore сильно упали акции, он терпел большие убытки, все эти годы у него была и сохраняется высокая долговая нагрузка и т.д.

Поэтому, конечно же, такая сделка приподнимет Glencore и его стоимость. Поэтому для Катара это был не столько вопрос участия в «Роснефти», сколько вопрос спасения своей очень убыточной инвестиции в Glencore.

Ну и видно — уши торчат, что сделка была профинансирована русскими деньгами, с учетом облигаций «Роснефти», с учетом того, что у «Роснефти» перед Glencore были большие обязательства по ранее полученной предоплате.

Так что в принципе оплатили русские, а Glencore просто фронтует эту всю ситуацию, нельзя сказать, что он как-то сильно вложился. Поэтому все стороны это так или иначе устраивает, хотя там, конечно, много непонятного, потому что заявления российских властей и Сечина, в частности, и заявления самого Glencore довольно сильно расходятся по фактуре, там надо будет еще многие вещи прояснять.

Один из самых непонятных моментов заключается в том, что покупателем выступает не Glencorе, а какой-то консорциум. Поэтому Glencore и говорит, что у него будет «непрямое владение».

Сечин сказал, что распределение долей в консорциуме будет 50 на 50 между Glencore и Катарским инвестфондом. Но из пресс-релиза Glencore следует, что это не так. Там будет какое-то другое распределение долей, а, возможно, даже и третьи, четвертые и прочие участники. Поэтому большой вопрос, кто будет в этом консорциуме.

Почему по этому пакету акций не провели нормальный открытый конкурс? Да потому что никто не хотел его покупать. Если бы этот пакет просто так выставили на аукцион, даже Glencore бы не пришел.

Не было бы покупателей вообще. И это было очевидно, уже когда они пару месяцев назад сказали, что мы продаем сами себе. По сути это было подтверждением того, что никто не пришел и никому этот пакет не интересен.

В этом году выявились очень большие сложности у такой схемы. Я ее называю «схемой приватизации по Лукашенко». Когда Белоруссия несколько лет назад столкнулась с проблемами, Лукашенко стал всем предлагать миноритарные пакеты своих госпредприятий, но контроль хотел сохранить.

Никто не стал их покупать. То есть такая схема, когда вы не можете реально проверять управление предприятием, получаете за это пару стульев в совете директоров и за это еще требуют кучу денег, никому не интересна. Поэтому в Белоруссии эта схема не сработает, и мы видим, что она сильно буксует и в России, никто не хочет покупать эти пакеты.

Теперь мы это видим в России — приватизацию Совкомфлота и ВТБ переносят и 19,5% «Роснефти» никто не хочет покупать. Заработает в России приватизация, только если будут продавать контроль над этими предприятиями, а пара стульев в компании, где все решения принимает Путин и инвесторов никто не спрашивает, никому не нужна. Автор: Евгения Тамарченко

ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ

vstrokax.net

Glencore раскрыл детали сделки по покупке акций «Роснефти» | Бизнес

Швейцарский сырьевой трейдер Glencore прокомментировал объявление Кремля и «Роснефти» о завершении приватизационной сделки по продаже 19,5% акций российской госкомпании. «Glencore подтверждает, что находится в завершающей стадии переговоров по приобретению в составе консорциума с Катарским инвестиционным управлением (Qatar Investment Authority, QIA)  19,5% акционерного капитала «Роснефти» за €10,2 млрд», — говорится в сообщении на сайте Glencore. Трейдер ожидает, что сделка будет закрыта в середине декабря.

Президент России Владимир Путин на встрече с главой «Роснефти» Игорем Сечиным в среду вечером сказал, что катарский суверенный фонд и Glencore заплатят за пакет «Роснефти» €10,5 млрд. С чем связана разница в €300 млн, пока не ясно. Источник, близкий к сделке, сказал РБК, что итоговая сумма — €10,5 млрд (€10,2 млрд плюс €300 млн). Glencore сообщил, что внесет в сделку €300 млн собственного капитала, а оставшаяся сумма сделки будет профинансирована за счет денег QIA и банковского финансирования.

Долги и санкции не помеха

По словам Сечина, катарский госфонд и Glencore владеют по 50% в консорциуме-покупателе. Кредит консорциуму будет организован «одним из крупнейших европейских банков», сказал Сечин. Financial Times пишет, что это предположительно итальянский Intesa Sanpaolo — инвестиционный консультант сделки по приватизации «Роснефти». Кредит не предполагает права требования к Glencore (non-recourse to Glencore), швейцарская компания рискует только собственными €300 млн, соответствующими непрямой доле в «Роснефти» в 0,54%, говорится в сообщении Glencore. QIA пока не прокомментировало сделку.

У Glencore большой объем долга: на середину 2016 года чистый долг составлял $23,6 млрд, валовый — $38 млрд. В начале декабря компания сообщила, что завершила глобальную распродажу активов на $4,7 млрд, чтобы сократить чистый долг (к концу 2016 года должен сократиться до $16,5–17,5 млрд). Тогда же глава Glencore Айван Глазенберг сказал, что компания снова готова делать покупки.

«Роснефть» находится под секторальными санкциями ЕС и США, ограничивающими ей доступ к финансированию и технологиям, и это с самого начала считалось препятствием для участия западных инвесторов в приватизации компании. «Санкции не имеют отношения к этой сделке», — сказал РБК источник, близкий к одной из ее сторон, комментируя сложную структуру сделки. По его словам, это лишь «вопрос структуры сделки». Американские санкции вообще не запрещают сделки с акциями «Роснефти», европейские ограничивают покупку новых акций, но не существующих.

Новое партнерство

Одним из пунктов сделки является новое пятилетнее соглашение Glencore с «Роснефтью» о закупке у российской компании нефти из расчета 220 тыс. барр. в день для сбытового подразделения Glencore. Пятилетний объем поставок может быть оценен в $20 млрд, если исходить из цены барреля в $50. У Glencore уже есть контракт с «Роснефтью» на 2013—2017 годы, по которому «Роснефть» планировала поставить трейдеру до 46,9 млн т нефти (344 млн барр. в сумме, или около 190 тыс. барр./сутки).

В апреле 2016 года российский Forbes назвал ирландскую структуру Ros-GIP, созданную Glencore, в числе 20 крупнейших покупателей российской нефти, поставив ее на восьмое место в рейтинге.

Контракт с Glencore от 2013 года заключался на условиях предоплаты — «Роснефть» получала миллиарды долларов авансом. Аналогичные сделки «Роснефть» заключала и с другими трейдерами, например, Vitol и Trafigura, хотя западные секторальные санкции с 2014 года существенно ограничили сроки погашения авансов, отмечало агентство Reuters.

<!-- AddThis Button BEGIN --> <div> <a fb:like:layout="button_count"></a> <a></a> <a g:plusone:size="medium"></a> <a></a> </div> <script type="text/javascript" src="//s7.addthis.com/js/300/addthis_widget.js#pubid=54027941"></script> <!-- AddThis Button END -->

rucompromat.com

Glencore раскрыл детали сделки по покупке акций «Роснефти»

Сделка по покупке 19,5% акций «Роснефти» консорциумом Glencore и Qatar Investment Authority еще не закрыта — переговоры находятся на «завершающей стадии», сообщил швейцарский трейдер

 Швейцарский сырьевой трейдер Glencore прокомментировал объявление Кремля и «Роснефти» о завершении приватизационной сделки по продаже 19,5% акций российской госкомпании. «Glencore подтверждает, что находится в завершающей стадии переговоров по приобретению в составе консорциума с Катарским инвестиционным управлением (Qatar Investment Authority, QIA) 19,5% акционерного капитала «Роснефти» за €10,2 млрд», — говорится в сообщении на сайте Glencore (.pdf). Трейдер ожидает, что сделка будет закрыта в середине декабря.

Президент России Владимир Путин на встрече с главой «Роснефти» Игорем Сечиным в среду вечером сказал, что катарский суверенный фонд и Glencore заплатят за пакет «Роснефти» €10,5 млрд. С чем связана разница в €300 млн, пока не ясно. Источник, близкий к сделке, сказал РБК, что итоговая сумма — €10,5 млрд (€10,2 млрд плюс €300 млн). Glencore сообщил, что внесет в сделку €300 млн собственного капитала, а оставшаяся сумма сделки будет профинансирована за счет денег QIA и банковского финансирования.

Долги и санкции не помеха

По словам Сечина, катарский госфонд и Glencore владеют по 50% в консорциуме-покупателе. Кредит консорциуму будет организован «одним из крупнейших европейских банков», сказал Сечин. Financial Times пишет, что это предположительно итальянский Intesa Sanpaolo — инвестиционный консультант сделки по приватизации «Роснефти». Кредит не предполагает права требования к Glencore (non-recourse to Glencore), швейцарская компания рискует только собственными €300 млн, соответствующими непрямой доле в «Роснефти» в 0,54%, говорится в сообщении Glencore. QIA пока не прокомментировало сделку.

У Glencore большой объем долга: на середину 2016 года чистый долг составлял $23,6 млрд, валовый — $38 млрд. В начале декабря компания сообщила, что завершила глобальную распродажу активов на $4,7 млрд, чтобы сократить чистый долг (к концу 2016 года должен сократиться до $16,5–17,5 млрд). Тогда же глава Glencore Айван Глазенберг сказал, что компания снова готова делать покупки.

Как готовилась приватизация «Роснефти»

«Роснефть» находится под секторальными санкциями ЕС и США, ограничивающими ей доступ к финансированию и технологиям, и это с самого начала считалось препятствием для участия западных инвесторов в приватизации компании. «Санкции не имеют отношения к этой сделке», — сказал РБК источник, близкий к одной из ее сторон, комментируя сложную структуру сделки. По его словам, это лишь «вопрос структуры сделки». Американские санкции вообще не запрещают сделки с акциями «Роснефти», европейские ограничивают покупку новых акций, но не существующих.

Новое партнерство

Одним из пунктов сделки является новое пятилетнее соглашение Glencore с «Роснефтью» о закупке у российской компании нефти из расчета 220 тыс. барр. в день для сбытового подразделения Glencore. Пятилетний объем поставок может быть оценен в $20 млрд, если исходить из цены барреля в $50. У Glencore уже есть контракт с «Роснефтью» на 2013–​2017 годы, по которому «Роснефть» планировала поставить трейдеру до 46,9 млн т нефти (344 млн барр. в сумме, или около 190 тыс. барр./сутки).

В апреле 2016 года российский Forbes назвал ирландскую структуру Ros-GIP, созданную Glencore, в числе 20 крупнейших покупателей российской нефти, поставив ее на восьмое место в рейтинге.

Контракт с Glencore от 2013 года заключался на условиях предоплаты — «Роснефть» получала миллиарды долларов авансом. Аналогичные сделки «Роснефть» заключала и с другими трейдерами, например, Vitol и Trafigura, хотя западные секторальные санкции с 2014 года существенно ограничили сроки погашения авансов, отмечало агентство Reuters.

nangs.org


Смотрите также