«Офшорная психология»: почему «Роснефти» разонравилось быть госкомпанией. Кто хозяин роснефти


«Путин – новый нефтяной шах мира»

Источник перевод для mixednews – josser

 

Exxon Mobil больше не является крупнейшим производителем нефти в мире. Начиная со вчерашнего дня этот титул принадлежит Putin Oil Corp – тьфу, я хотел сказать – «Роснефти», подконтрольной государству российской компании.

«Роснефть» покупает ТНК-BP, которая является вертикально интегрированной нефтяной компанией, принадлежащей на паритетной основе британской нефтяной фирме BP и группе российских миллиардеров, известных как ААР. Будучи одним из 10 крупнейших частных производителей нефти в мире, в 2010 году ТНК-BP, располагая активами в России и на Украине, ежедневно выдавала на гора 1,74 миллиона баррелей нефтяного эквивалента, и перерабатывала почти половину этого объёма на своих НПЗ.

Имея на руках ТНК-BP, «Роснефть» будет контролировать добычу свыше 4 миллионов баррелей нефти в день. А кто контролирует «Роснефть»? Никто иной как Владимир Путин, богатый ресурсами президент России.

ТНК-BP была экономической сказкой, приносящей многомиллиардные дивиденды своим владельцам, которая однако не раз оборачивалась кошмаром бурных выяснений отношений между её соучредителями. В 2008 году, в разгар спора о стратегии компании, российские власти арестовали двух британских менеджеров ТНК-BP, в результате чего тогдашний исполнительный директор Боб Дадли (который сейчас стоит во главе BP) был вынужден бежать из России – и это лишь один из множества партнёрских скандалов.

Зловещим предзнаменованием для ТНК-BP стал отказ от поста руководителя предприятия одного из миллиардеров ААР и сделанное им объявление о том, что отношения с BP подошли к своему естественному завершению. С этого времени не утихал вал самых диких спекуляций о том, кто мог бы купить долю в высокодоходном предприятии.

Теперь-то мы знаем: «Роснефть» покупает всё, посредством двухходовой операции. В ходе её первой части «Роснефть» приобретает 50-процентную долю BP в совместном предприятии в обмен на деньги и акции «Роснефти» на общую сумму 27 миллиардов долларов. После сделки доля BP в «Роснефти» будет составлять 19,75 процентов. На втором этапе ААР получит 28 миллиардов долларов наличными, хотя сделка эта окончательно ещё не оформлена.

А оформлена она всё-таки будет, потому что теперь миллиардеры из ААР сами рады избавиться от своей доли – чтобы не оставаться в совместном предприятии один на один с мощной российской нефтяной компанией. «Роснефть» набрала свой нынешний вес за счёт ещё одного российского олигарха, который был отдан на растерзание Путиным, и миллиардеры ААР знают, что их легко может постигнуть та же участь, если они попытаются строить партнёрские отношения с «Роснефтью» на равных.

Если все это произойдёт, ежедневная добыча «Роснефти» подскочит где-то до 4,5 млн баррелей – достаточно, чтобы в гонке за званием первого в мире производителя нефти оказаться ноздря в ноздрю с Exxon. И сделка, которая окончательно зафиксирует такое положение дел, будет стоить порядка $56 миллиардов – для сравнения, стоимость Nike – $34 миллиарда, а Kraft – всего $27 миллиардов. Если сделка ТНК-BP будет доведена до конца, она станет крупнейшей в отрасли с тех пор, как в 1999 году Exxon купила Mobil.

Подобные цифры заслуживают небольшого изучения. Россия до черта много тратит на покупку своей собственной нефтедобычи, что на мой взгляд попахивает национализацией. И с учётом того, что за рычагами находится Влад Путин – самый «ресурсо-мотивированный» лидер современного мира – осмелюсь сказать, что мы стали свидетелями процесса «сауди-арамкоизации» российской нефти (Saudi Aramco — национальная нефтяная компания Саудовской Аравии. Основана в 1933 году как результат концессионного соглашения правительства Саудовской Аравии с американской нефтяной компанией Standard Oil of California. Полный контроль правительства над компанией был достигнут путём постепенного выкупа её акций в 1980 году; прим. mixednews.ru).

Сосредоточение в руках Путина ещё большей ресурсной власти может привести только к одному: к высоким ценам на нефть и потрясающе «бычьему рынку» энергии.

Что в этом нашла BP

Россия была для BP местом довольно доходным, и несмотря на то, что британская компания насытилась спектаклем в ТНК-BP, она определённо хочет остаться в России, чтобы принять участие в освоении гигантского нефтегазового потенциала Севера страны.

Сделка с получением наличных и акций даёт BP неплохую долю собственности в «Роснефти», что является лучшим способом извлечения прибыли из необъятного и нетронутого нефтяного потенциала России – потому что уж Путин примет меры, чтобы «Роснефть» сняла самые сливки.

В зависимости от размера доставшегося BP ломтика, компания, скорее всего, получит одно или два места в Совете директоров «Роснефти». Это так же важно, как и во всех остальных местах, поскольку даст людям BP регулярный и прямой выход на президента «Роснефти» Игоря Сечина, который имеет значительное влияние на российскую энергетическую политику.

В целом, статус в «Роснефти» мог бы позволить BP наладить более близкие связи с Кремлем, который практикует гораздо более тесный контроль над нефтяной отраслью, чем в девяностые, когда BP осуществила свои первые инвестиции в России.

И любой, кто хочет работать в матушке России должен иметь в Кремле мохнатую лапу, или он рискует неожиданно для себя обнаружить, что его послали лесом.

План Путина работает

За последние десять лет «Роснефть» неузнаваемо выросла – и не по воле случая, а потому что для Владимира Путина она представляет собой инструмент, при помощи которого можно вновь заявить право государственной собственности на неслабый кусок нефтяных месторождений России. Самый известный показательный случай произошёл в 2003 году, когда Путин предъявил находящейся в частных руках нефтяной компании «ЮКОС» $27-миллиардный счёт об уплате налогов, который её и обанкротил. После этого российский президент передал нефтяные месторождения «ЮКОСа» «Роснефти», в результате чего добыча последней подскочила с 400 тысяч до 1,7 миллиона баррелей в день.

Это была вопиющая национализация. Глава и основатель ЮКОС российский миллиардер Михаил Ходорковский был обвинён в мошенничестве и посажен в тюрьму. За одну ночь «Роснефть» раздулась от небольшого нефтедобытчика до самой большой нефтяной компании России.

Щелчком пальцев Путин сотворил национального нефтяного колосса, орудие, при помощи которого он мог следовать своему плану повторного утверждения российского влияния в мире путём установления контроля над энергетическими потребностями других стран. Находящаяся в процессе заключения сделка по ТНК-BP – просто следующий шаг в реализации этого плана. Если «Роснефть» действительно купит ТНК-BP, государственный нефтяной гигант будет качать почти половину извлекаемой из недр России нефти.

Это огромный объём добычи. Помните, только Саудовская Аравия добывает больше, чем Россия; ни одна страна в мире не экспортирует нефти больше, чем Россия. Страна является энергетической сверхдержавой – и путём постепенной национализации российских энергетических ресурсов Путин укрепляет свою хватку над потребностями Европы в энергии.

Тем не менее, Путин знает, что не может полностью проделать это, опираясь лишь на свои силы – у его страны недостаточный для этого уровень специальных познаний в нефтегазовой сфере. Без должных знаний и опыта отрасль потерпит фиаско, и весь план Путина пойдёт под откос.

Этот момент имеет подтверждение в истории. Когда в 1980 году Саудовская Аравия национализировала свою нефтяную промышленность, в стране добывалось свыше 10 миллионов баррелей нефти в день. Всего за пять лет производство упало более чем на 60 процентов.

Для Путина этот вариант неприемлем. Вот почему он поощряет BP держаться рядом – «Роснефти» нужны специальные технические знания BP для того, чтобы распечатать огромные запасы нетрадиционной нефти в непроницаемых пластах и газа на шельфе. Кроме того, наделение BP статусом важного акционера позволяет Путину поддерживать видимость того, что «Роснефть» – это не просто продолжение государства.

Но она и есть продолжение государства Путина, и по мере того, как «Роснефть» берёт в свои руки контроль над всё новыми российскими нефтяными богатствами, вес Путина на международной арене будет возрастать. Саудовская Аравия могла и надрываться в свои первые годы в качестве нефтедобывающего гиганта, но сегодня эта страна благодаря своей способности открывать и закрывать нефтяные краники – и тем самым оказывать воздействие на мировые цены на нефть – является центром неимоверного влияния на глобальном уровне.

Европа зависит от России в том, что касается её нефти и газа. Контролировать необходимые другим странам энергоресурсы – значит занимать очень сильные позиции, такие к которым Путин неустанно движется уже больше десятилетия.

Он построил трубопроводы, которые обходят стороной проблемные страны и снабжают энергией нуждающиеся в ней рынки. Через обладание большим количеством добывающих производств и контроль за 40 процентами мировых уранообогатительных мощностей  он монополизирует рынок урана, оставляя при этом Соединённые Штаты в зависимом положении от нового поставщика ядерного топлива. Он нарастил производство в России нефти и газа и создал условия для развития нетрадиционных методов добычи.

Российская государственная газовая компания «Газпром» уже обвела Европу вокруг своего пальца. Россия покрывает 34 процента европейских потребностей в газе, а когда заработает находящийся в процессе строительства газопровод «Южный поток», это процентное соотношение только повысится. И словно этих проявлений экспансии было мало, вчера «Газпром» предложил наивысшую цену за право участия в проекте разработки у побережья Израиля огромного газового месторождения «Левиафан».

«Газпром» контролирует газ Европы, «Роснефть» контролирует её нефть. Красная рука тянется из России, тянется, чтобы задушить верховенство Запада и проложить дорогу новому мировому порядку – такому, в котором у руля будет Россия.

Это не так уж притянуто за уши, как может показаться – или как бы вам того хотелось. Если «Роснефть» всё же купит половинки ТНК-BP, она станет настоящим Голиафом в масштабах мирового нефтяного сектора. Все маленькие Давиды, полагающиеся на её нефть, окажутся во власти Путина. То же самое касается «Газпрома», как Голиафа на газовой арене континента.

Россия в этом сценарии способна перекрывать поставки с целью поднятия цен. Путин мог бы стравливать между собой имеющие потребности в нефти и газе страны, вынуждая европейских контрагентов придерживаться долгосрочных дорогих контрактов, если они хотят надёжных поставок.

Или представьте вот что: Россия могла бы вступить в ОПЕК. Нефтяной картель вдруг стал бы контролировать больше половины мировой нефтедобычи и бо́льшую часть её неиспользованных мощностей. Имея такое влияние, страны ОПЕК могли бы называть свою цену на нефть – и остальному миру оставалось бы просто платить.

 

sdelanounas.ru

Страсти по «Башнефти». Почему «Роснефть» отказалась быть государственной компанией

Как и предсказывали многие аналитики в 2014 году, после национализации «Башнефти» компанией заинтересуется «Роснефть», которая теперь отказывается считать себя государственной ради того, чтобы принять участие в ее приватизации. Почему в правительстве это вызывает раздражение, а президент Владимир Путин молчит?

Частная корпорация или национальное достояние?

Нефтяную компанию «Роснефть» принято считать «национальным достоянием», причем своеобразный неформальный титул, придуманный в рекламных целях, призван лишний раз подчеркнуть, насколько она значима для государства. На деле особый статус означает, что компания платит больше всех налогов и носит системообразующий характер. Сегодня «Роснефть» обеспечивает 38% российской добычи нефти и 30% ее переработки, но еще пятнадцать лет назад это была небольшая компания из третьего ряда.

Разрастись до размеров «достояния» она смогла путем скупки активов ЮКОСа, против руководства которого были заведены уголовные дела, а затем за счет одной из крупнейших сделок в мире – покупки ТНК-ВР. Обремененная долгами, «Роснефть» не исключала дальнейшего расширения и в 2014 году, когда Запад ввел против нее санкции, ограничившие доступ к международному рынку капитала и технологиям.

В «Башнефти» предчувствовали неладное и после переговоров с главой Независимой нефтяной компании Эдуардом Худайнатовым, который назвал цену, предложенную «Роснефтью», решили продать часть акций инвесторам на Лондонской бирже. Следственный комитет отреагировал немедленно: арестовал ценные бумаги, а через время в офисе холдинга АФК «Система» Владимира Евтушенкова, владевшего «Башнефтью», прошли обыски. Последовал арест бизнесмена, сколотившего состояние благодаря близости к бывшему мэру Москвы Юрию Лужкову. Судебное разбирательство, длившееся несколько месяцев, прекратилось лишь тогда, когда Евтушенков «признал ошибку» и вернул якобы незаконно приватизированную компанию государству.

То, что происходящее организовано в интересах «Роснефти», никто из наблюдателей не сомневался. Компании в сложной финансовой ситуации и с падающими показателями добычи срочно требовалась «свежая кровь» – экспансия, порой довольно агрессивная, стала чуть ли не единственным способом поддержания эффективности. В период с 2013 по 2015 год собственная добыча «Роснефти» снизилась на 3,4%, больше чем у ближайшего конкурента «ЛУКОЙЛа» в три с половиной раза. Между тем «Башнефть» владела лицензией на разработку привлекательного месторождения Требса и Титова. Но глава «Роснефти» Игорь Сечин на фоне описанных событий отрицал, что он заинтересован в покупке нефтяной компании. Однако все поменялось, как только правительство объявило о планах провести большую приватизацию в 2016 году.

Основной смысл «приватизации 2.0» заключался в том, чтобы привлечь дополнительные средства в бюджет и покрыть дефицит, образовавшийся из-за падения цен на нефть. Первоначально в списке активов, с которыми государство полностью или частично приготовилось распрощаться, значились и Сбербанк, и ВТБ, и «Роснефть». Но «слоны» отбились от планов министров, и продавать осталось компании помельче, в том числе «Башнефть», контрольный пакет которой правительство намерено реализовать примерно за 3 млрд долларов (оценка Шувалова). Неудивительно, что «Роснефть», чьи 19,5% акций тоже должны были уйти с молотка, зашла с другой стороны прилавка и подала заявку на покупку «Башнефти» – предсказания и опасения все-таки сбылись.

Однако правительству, рискующему растратить накопленные резервы уже в 2017 году, остро необходимы живые деньги, а не сложносочиненные схемы, при которых «Роснефть» займет денег у одного из государственных банков, тот выдаст их под госгарантии или запросит у Центрального банка, которому придется их напечатать под корпоративные облигации. И все это чтобы в итоге у «Роснефть» был на руках привлекательный актив, а у правительства – в лучшем случае часть денег, в худшем – голые обязательства. Более того, под влиянием либерального постулата о том, что частный собственник лучше распорядится активом, чем государство, правительство приняло закон, который гласит: компании с государственной долей более 25% участвовать в конкурсах на покупку госимущества не могут. В феврале 2016 года, когда в кабинетах Белого дома обсуждались параметры большой приватизации, пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев убеждал: «Мы этими мероприятиями (поглощением других компаний) не кормимся» и заверил, что компания не будет участвовать в покупке «Башнефти».

Но уже в июле он же стал настаивать на том, что у «Роснефти» есть такое право, поскольку компания «юридически» не принадлежит государству. Заявление, тянущее на сенсацию, попросили прокомментировать пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, который отметил: «С формальной точки зрения "Роснефть" не является госкомпанией, это можно однозначно сказать». Так «национальное достояние» оказалось вдруг вовсе не национальным.

«Роснефть» против правительства: кто в доме хозяин?

Хотел того Песков или нет, но он поднял болезненную тему – что Россия это не совсем государство, но гигантская корпорация, причем давно приватизированная ближайшим окружением президента. Если взять «Роснефть», то 69,5% ее акций принадлежат акционерному обществу «Роснефтегаз», которое, в свою очередь, принадлежит на 100% государству, но его совет директоров возглавляет все тот же Сечин. Лишнее звено между собственностью и государством нужно, во-первых, чтобы компания управлялась как частная со всей свободой маневра, а во-вторых, чтобы создать «кормовую базу» для определенного количества бюрократии. По сути же «Роснефтегаз» можно смело считать внутренним офшором, из-за которого, между прочим, в бюджет поступает меньше денег, чем могло бы.

Запутанная система собственности не позволяет точно ответить на вопрос: это государственная или частная компания? Двойственность или, скорее, «раздвоение» юридического лица и достигаемый за счет этого эффект неопределенности играет на руку и российской власти, и «Роснефти». Когда нужно поглотить еще один актив и поправить свои показатели, компанию следует считать частной, когда же она претендует на разработку месторождений, к примеру, на арктическом шельфе, где разрешается работать только государственным добытчикам, то она уже госкомпания со всеми привилегиями.

Эта же неопределенность превращает приватизацию в своего рода национализацию, а задачу по уменьшению роли государства в экономике – в ее усиление. Встает и другой вопрос: какой закон может быть в государстве, где все подчинено тактическим интересам неких групп влияния, которые близки по своей сути к олигархии? Известно, что глава «Роснефти» Сечин виртуозный лоббист с прямым доступом «к телу» президента и огромным личным ресурсом в правоохранительных органах (выше уже упоминались «оперативные» действия Следственного комитета в отношении Евтушенкова). Его политический вес порой превосходит вес всего правительства вместе взятого, а не только отдельно вице-премьера Аркадия Дворковича, курирующего ТЭК.

Именно Дворкович сильнее всего был раздражен, узнав, что организатор приватизации «Башнефти» «ВТБ Капитал» отослал предложение «Роснефти» и компания подала заявку на участие в конкурсе. В то же время куратор приватизации вице-премьер Игорь Шувалов в начале июля показал умение быть гибким и не переходить дорогу Сечину: хорошо ли, когда госкомпания покупает частную? – задался вопросом Шувалов и засомневался. Он назвал представление о том, что частный собственник более эффективен, «схематичным». Другими словами, «Роснефть» может поглотить «Башнефть». И пусть Шувалов сдался, многим другим идея категорически не нравится. «Это же глупость какая-то, чтобы "Роснефть" участвовала: одна государственная компания участвовала в приватизации другой», – сказал помощник президента Андрей Белоусов, которому приписывают особое влияние на главу государства в экономических вопросах.

Дворкович тоже ссылался на «строгое указание Путина» приватизируемые компании государственным не продавать. Но если указа нет на бумаге, то его, как правило, и не было, в том смысле, что не предъявишь оппонентам. Путин старается не вмешиваться в споры внутри его «политбюро». Через Пескова он сообщает: есть такая точка зрения, есть другая. Главное для него – балансировать. Тем временем на смену войнам олигархов 90-х годов в корпоративном государстве пришли административные войны: заочный спор Дворковича с Сечиным тому пример.

Но надо понимать, что настойчивое желание Сечина показать, кто в доме хозяин, если оно закончится поглощением «Башнефти», будет иметь отрицательное влияние на «яблоко раздора». «Роснефть» находится под санкциями Запада, технологически не способна перевооружиться и модернизироваться, нарастить добычу, обременена крупнейшими корпоративными долгами среди российских компаний и не справляется с падением добычи. Что такая компания может дать «Башнефти», кроме как использовать ее потенциал для поправок в своей ухудшающейся отчетности?

Что сделка даст госбюджету, если у «Роснефти» нет свободных средств на покупку, и она пойдет занимать в один из государственных банков и, вполне вероятно, своими слоновьими движениями снова наведет шороху в посудной лавке финансового рынка России? Рубль, как в декабре 2014 года, может резко девальвироваться за день, ведь тогда вся страна помогла «Роснефти» выплатить очередной транш по иностранному кредиту. Если же у «Роснефти» есть достаточно средств, то почему компания увиливает от выплаты повышенных дивидендов в бюджет?

Помимо финансового момента, есть риски того, что влияние Сечина увеличится, ведь что такое «приватизация 2.0»? Это новое перераспределение госсобственности. И дело даже не в том, какой собственник эффективнее – государственный или частный, а в том, у кого какой ресурс и что он дает в плане влияния. Правительство справедливо опасается дальнейшей монополизации нефтяного рынка со всеми вытекающими – ни налоги в нужном объеме не собрать, ни цены на топливо не опустить, все, получается, для «Роснефти» – и правительство, и страна.

Единственный плюс может заключаться в том, что если «Роснефть» проглотит «Башнефть», то ее 19,5% акций потом можно будет продать намного дороже, чем сейчас. Этот аргумент Сечин мог выложить на стол перед Путиным. И если президент прислушался, то почему бы «Роснефти» ради этой сделки не заявить, что она вовсе не государственная компания?

kapital-rus.ru

Спутник «Роснефти». Как соратник Игоря Сечина строит бизнес при помощи госкомпании

«Опасно для жизни», «запретная зона», — ржавые таблички встречают редких посетителей заброшенного испытательного комплекса ракетно-космической корпорации «Энергия» неподалеку от Приморска в Ленинградской области. Люди пробираются сюда через обветшалые заборы, как сталкеры, посмотреть на разбитые кирпичные корпуса и железобетонные конструкции, которые строили, чтобы совершенствовать ракетное топливо. Здесь испытывали двигатели легендарного советского космического корабля многоразового использования «Буран». На огневых стендах гремели разгонные блоки космических аппаратов. Но теперь это совсем другой полигон: тут столкнулись интересы разных людей из окружения президента России.

Заброшенный испытательный комплекс корпорации «Энергия». Фото: scarydoll.livejournal.com

С 2011 года за эту территорию и прилегающие земли (в общей сложности больше 3,6 тысячи гектаров с выходом на берег Финского залива) бились нефтеналивной порт «Приморск» государственной «Транснефти», которой руководит старый знакомый российского президента Николай Токарев и другие президентские друзья — акционеры банка «Россия» вместе с соратником президента «Роснефти» Игоря Сечина.

«Новая газета» попыталась разобраться в том, почему эта земля досталась партнеру «Роснефти» и давнему коллеге Сечина — Эдуарду Худайнатову и чем интересен бизнес его «Независимой нефтегазовой компании»?

Неожиданные партнеры

На малоизвестную фирму «Форт», зарегистрированную в Выборгском районе Ленинградской области, обратил внимание телеканал «Дождь». В своем расследовании он выяснил, что в 2012 году эта удивительная структура получила 3,6 тысячи гектаров земли, включая заброшенный испытательный комплекс корпорации «Энергия» и территорию, примыкающую к нефтеналивному порту «Приморск» государственной «Транснефти».

Годом раньше правительство Ленинградской области хотело отдать всю эту землю для расширения порта. Местный губернатор даже подписал постановление, рекомендующее оказывать содействие порту с четкой схемой его границ.

Но в 2012 году территориальное управление Росимущества в Ленинградской области продало эту землю Приморскому научно-техническому центру ракетно-космической корпорации «Энергия» за 180,6 тысячи рублей, как сообщал РБК. И в том же году «Энергия» перепродала ее фирме «Форт» за 30 млн рублей, по данным «Делового Петербурга».

«Дождь» выяснил, что получившая огромную территорию фирма «Форт» через офшоры принадлежит соратнику президента «Роснефти» Игоря Сечина — Эдуарду Худайнатову, владеющему «Независимой нефтегазовой компанией» (ННК). В совладельцах «Форта» — еще одна офшорная фирма, связанная с активами петербургского предпринимателя Ильи Трабера — одного из фигурантов испанского уголовного дела «тамбовско-малышевского» сообщества.

Местные

Как фирме «Форт» удалось получить землю, на которой хотел расширяться порт государственной «Транснефти»?

«Форт» появился в 2011 году. Фирму создали люди, связанные с Ильей Трабером. Земли, за которые развернулась борьба, находятся в Выборгском районе Ленинградской области. А Трабера называли лидером «выборгской группировки». Он контролировал многие крупные бизнесы в этом районе, как известно, был совладельцем Петербургского морского порта.

Родственники чиновников Выборг­ского района, которые хорошо знали Трабера, вместе с его партнерами участвовали в бизнесах по заправке топливом судов, хранению нефти и ее перевалке. Например, Константин Патраев был главой администрации Выборгского района с 2006 по 2012 год. Его сын Игорь вместе с людьми Трабера владел долями не только в местных бизнесах («Бункерной компании Петромарин» и «Росэстпетронал»), но и в «Первом мурманском терминале», созданном для развития нефтепогрузочного комплекса Мурманского порта. Любовь Цой — одна из первых владельцев фирмы «Форт», как предполагал «Дождь», — родственница Олега Цоя, который руководил аппаратом предыдущего руководителя Выборгского района.

Но усилий Трабера и его партнеров было бы недостаточно, чтобы поменять планы развития порта, в котором есть интерес у государственной «Транснефти».

«Тут, видимо, использовали прием: хочешь противостоять одному другу президента — пригласи в бизнес другого его приятеля», — иронизирует человек, знакомый с ситуацией. И вспоминает, что когда бывшие владельцы Новороссийского порта столкнулись с претензиями Токарева по поводу нефтеперевалочного комплекса, который, по его словам, «увели» у «Транснефти», они привлекли в партнеры Аркадия Ротенберга. «Транснефть» все равно получила то, что хотела. Но по рыночной цене.

Как боролись с «Транснефтью»

После того, как земля досталась малоизвестной фирме «Форт», управляющая компания порта «Приморск» обращалась к генпрокурору Юрию Чайке и руководителю Следственного комитета Александру Бастрыкину, а также судилась за эту землю (как сообщал РБК), но безрезультатно.

В 2012 году совладельцами «Форта» стала кипрская фирма «Латериум Коммершиал», среди руководителей которой был Николай Егоров — однокурсник Путина по юрфаку Петербургского госуниверситета и один из основателей адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». Позже совладельцем «Форт» стал еще один тяжеловес Николай Шамалов, который находится под санкциями, как человек из «ближайшего круга» Путина.

Любопытные события происходили и в ракетно-космической корпорации «Энергия», чей приморский центр продал землю фирме «Форт». В 2011 году председателем совета директоров РКК «Энергия» стал Михаил Ковальчук (брат Юрия Ковальчука — основного владельца банка «Россия»), который тоже находится под санкциями. А вскоре структура, подконтрольная акционерам банка, — «УК Лидер» получила в РКК «Энергия» блокпакет. Шамалов, который был совладельцем «Форта», — акционер банка «Россия».

Директором Приморского центра, который передал гектары малоизвестной фирме, была Яна Шапкина — руководитель фирм-партнеров Трабера. А эти партнеры (к примеру, Александр Уланов и Марина Даниленко) пересекались по бизнесу с Шамаловым и его знаменитой компанией «Росинвест», которая финансировала строительство «дворца Путина» в Геленджике.

Наконец, в 2014 году совладельцем «Форта» стала офшорная компания соратника Игоря Сечина — Эдуарда Худайнатова. Сейчас она основной владелец.

У президента «Роснефти» Сечина и главы «Транснефти» Токарева давние рабочие разногласия. В спорах по поводу тарифов на прокачку нефти или о том, какая госкомпания больше достойна владеть стратегическими активами, они не раз обращались непосредственно к Владимиру Путину. По оценкам наблюдателей, силы у них примерно равны, и претензии госкомпаний друг к другу решались с переменным для них успехом.

Поддержка «Роснефти»

Как рассказывают знакомые руководителей «Роснефти», Эдуард Худайнатов давно завоевал доверие Сечина. Еще когда Худайнатов возглавлял «Роснефть», а затем работал у Сечина заместителем, он, по рассказам знакомых, помог вернуть деньги госкомпании, которые ушли в прибалтийские банки при бывшем руководстве.

«Это человек, которого можно на луну с лопатой высадить, вернуться через полгода и обнаружить сад», — говорил о работоспособности Худайнатова бывший топ-менеджер «Газпрома» и его деловой партнер Александр Рязанов в интервью Forbes.

После ухода из «Роснефти» в 2013 году Худайнатов возглавил собственный бизнес (созданную годом раньше «Независимую нефтегазовую компанию» — ННК) и купил активы группы «Альянс» Мусы Бажаева. Связи с «Роснефтью» на этом не прервались.

В 2014—2015 годах «Роснефть» закупила у ННК нефти больше, чем на 40 млрд рублей (по данным СПАРК). А в 2017 году — активов почти на 50 млрд рублей. «Роснефть» купила у ННК не только компании «Конданефть» и «Бурение, сервис, технологии». Но и компанию «Арт Авиа», которая оказывала «Роснефти» услуги, связанные с управлением парка элитных вертолетов и воздушными перевозками. «Арт Авиа» стала известна после публикации «Ведомостей»: владельцем «Арт Авиа» числился менеджер ННК, а компания оказывала услуги «Роснефти» дороже, чем в среднем по рынку. Корреспондент «Ведомостей» столкнулся с угрозами, когда работал над материалом о том, как управляется вертолетный парк «Роснефти».

Помощь другу

Как выяснила «Новая газета», вместе с группой ННК нефть для «Роснефти» поставляет человек, который когда-то оказал бизнесу родственников Худайнатова большую услугу.

Владиславс Скребелис был вице-президентом латвийского Parex Banka. Он визировал документы о кредите в $75 млн, который в 2006 году банк предоставил российскому «Североргсинтезу» в Ямало-Ненецком округе под строительство газоперерабатывающего комплекса, как сообщали Forbes и «Ведомости».

С кредитом вышел скандал. Проект не состоялся. И банк, а также его правопреемник, с 2011 года требовали вернуть долг, который вырос до $100 млн в российских и латвийских судах. Представители банка заявляли, что поручительство по кредиту подписывал руководитель компании «Севернефть» Жан Худайнатов, брат Худайнатова. Российская сторона отрицала подлинность подписи брата Худайнатова на документах.

«Новая газета» выяснила, что «Севернефть» была семейным бизнесом Худайнатовых. Совладельцем компании через офшоры Luteano Holdings и Soulstar Trading был сын Эдуарда Худайнатова — Алексей.

Правопреемник латвийского банка дошел до европейского суда по правам человека. Как он заявлял, оригиналы документов в итоге пропали, сообщал Forbes. А российские суды встали на сторону Худайнатовых.

Тем не менее отношения между Скребелисом и Худайнатовым продолжились. Бывший партнер Худайнатова уверял Forbes, что не знает о том, что связывает Худайнатова и Скребелиса. Предполагалось, что он может представлять интересы бывших владельцев латвийского банка, который был национализирован, оказавшись в кризисной ситуации.

Как выяснила «Новая», Скребелис сейчас — владелец компании «Сибнефтегазинновация 21 век», которая зарегистрирована по одному адресу с ННК в Томске. Он владеет ею через московские фирмы «Капитал» и «Ортис», у которых общие телефоны и гендиректор с компаниями из группы ННК. Гендиректор «Капитала» Карен Гукасян — это руководитель фирмы «Форт», которая получила земли, предназначавшиеся для развития порта «Приморск». Гукасян возглавляет многие компании группы ННК.

В 2015 году «Роснефть» закупила у «Сибнефтегазинновация 21 век» нефти на $193,67 млн.

В «Роснефти», «Транснефти», ННК и РКК «Энергия» на вопросы не ответили. Связаться со Скребелисом через гендиректора его компаний не удалось.

«Поверьте, со временем на этой территории все будет хорошо», — заверил «Новую газету» человек, близкий к фирме «Форт».

«Не сомневаюсь в том, что все будет хорошо. Этот случай похож на ситуацию со многими государственными инфраструктурными проектами, когда до начала строительства земля под ними за бесценок распределяется в правильные частные руки. А спустя какое-то время государство выкупает ее, но уже по более высокой цене. Не исключаю, что тому же порту государственной «Транснефти» могут предложить выкупить этот земельный участок», — рассуждает замдиректора «Трансперенси Интернешнл — Россия» Илья Шуманов. Он также отмечает, что финансовая поляна, на которой играют люди из президентского окружения, постоянно сужается, поэтому интересы влиятельных людей сталкиваются все чаще. «Кто из них больший друг, мы до конца так и не узнаем, но очевидно, что частные интересы одних друзей побеждают государственные интересы других», — полагает Шуманов.

Справка «Новой»
Причем здесь Мексика?

«Независимая нефтегазовая компания» (ННК) была зарегистрирована в декабре 2012 года, до того, как Эдуард Худайнатов покинул «Роснефть» (это произошло летом 2013 года).

С 2013 года и по крайней мере на 2015 год ННК принадлежала люксембургской фирме Dako Energy Investment, если верить отчетам ННК и СПАРК.

А фирмой Dako Energy владела номинальная структура Rosevara Limited из Ирландии. Номинальные фирмы могут обслуживать интересы разных клиентов. Но любопытно, какого качества были деньги, которые проходили через Rosevara.

В мексиканской, итальянской и немецкой прессе ирландскую Rosevara связывают с семьей мексиканского газового магната Мигеля Сарагоса и его группой компаний Grupo Zeta. В публикациях Rosevara фигурирует, как одна из фирм, через которую проходили деньги семьи Сарагоса. А ее патриарха ассоциировали с наркоторговлей в 90-е годы и отмыванием денег на рубеже 2000-х годов.

Rosevara фигурирует в публикациях о даче взяток нигерийским чиновникам «высшего уровня» за возможность для международного совместного предприятия строить газоперерабатывающий завод. В итальянских публикациях о нефтегазовой группе Eni, чье дочернее предприятие в 2005 году получило возможность построить 6 платформ для добычи нефти в мексиканских территориальных водах. И в немецких статьях о бывшем министре финансов земли Рейнланд-Пфальц, который в 2009 году ушел в отставку после того, как не смог привлечь средства для обновления гоночной трассы Нюрбургринг, известной как один из старейших и протяженных гоночных треков в мире. Rosevara владела инвестиционная компания, которая хотела инвестировать в трассу, и это вызвало подозрения по поводу происхождения и качества денег.

Владелец Rosevara — панамская Guanare — номинальная структура, предоставляемая клиентам юридической компанией Mossack Fonseca для того, чтобы скрыть реальных собственников. Mossack Fonseca известна тем, что эта юридическая группа со штаб-квартирой в Панаме стала героем глобального расследования «Панамские файлы», которым занимались немецкая газета «Зюддойче цайтунг», Международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ), Центр по исследованию коррупции и оргпреступности (OCCRP), «Новая газета» и десятки изданий по всему миру.

В Grupo Zeta на письмо не отреагировали. В ННК и «Роснефти» не ответили на вопросы по поводу номинальных офшоров с интересной историей в структуре собственности ННК.

Там также не прокомментировали, есть ли конфликт интересов в том, что ННК получает крупные контракты от «Роснефти», в то время как родственники президента «Роснефти» покупали земельные участки в подмосковной Барвихе у сына Худайнатова (о чем сообщали «Ведомости»).

www.novayagazeta.ru

Скандальные высказывания в адрес «жидов-хозяев России» и главы «Роснефти» Игоря Сечина

Оригинал взят у nktv1tl в Скандальные высказывания в адрес «жидов-хозяев России» и главы «Роснефти» Игоря Сечина

Скандальные высказывания в адрес «жидов-хозяев России» и главы «Роснефти» Игоря Сечина, назначенного Путиным 23 мая 2012 г. президентом компании «Роснефть», прозвучали на корпоративе в банкетном зале гостиницы «Украина» 15.03.2013 г., где хозяева TNK-BP праздновали продажу «Роснефти» доли British Petroleum. Миллиардер и держатель контрольного пакета нефтяной компании TNK-BP Михаил Фридман вместе с главным акционером Виктором Вексельбергом ушли в тень, а на закрытой вечеринке хозяйничал заместитель исполнительного вице-президента компании Александр Каплан, спьяну признавшийся, что «наш народ всегда ненавидят, потому что мы, жиды, везде приспосабливаемся», и его тут же поддержал шоумен Иван Ургант, который вел корпоратив. На выкрики «Спой!» Каплан в микрофон ответил: «Вам скоро Игорь Иванович всем споет! Под водку» (имелся в виду И.И. Сечин).Игорь Сечин постоянно трудится рядом с Путиным с 1991 г., когда Путин стал главой Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга, - в питерской мэрии Сечин возглавлял аппарат ВВП, в 1996-1998 гг., как и Путин, работал в Управлении делами Президента, в Главном контрольном управлении Президента. Должности замглавы Администрации Президента предшествовал пост руководителя секретариата председателя правительства. Работа Сечина военным переводчиком в странах Африки в 1980-х дала повод говорить о том, что он был связан с КГБ ...А с TNK-BP тесно связан главный финансовый советник Папы Римского Питер Сазерленд (Peter D. Sutherland), входящий в «теневое правительство» Goldman Sachs International, с которым решило сотрудничать путинское правительство для улучшения имиджа России среди иностранных бизнесмеГостиницей «Украиной» (под новым брендом Radisson Royal Hotel Moscow) ныне владеют еврейские олигархи Год Нисанов вместе со своим партнером Зарахом Илиевым, являющиеся одними из главных лиц ФЕОР

21242353.livejournal.com

кто хозяин роснефти Видео

КОМУ на самом деле ПРИНАДЛЕЖИТ РОСНЕФТЬ?!

8 мес. назад

С этого ролика я начинаю проводить расследования различных компаний, кому они принадлежат и кто получает...

✅ Хозяин, но не Путин, а Игорь Сечин из Роснефть, недоволен народом ǀ Серый кардинал

2 нед. назад

СЕРЫЙ КАРДИНАЛ ǀ Хозяин, но не Путин, а Игорь Сечин из Роснефть, недоволен народом Всем привет! Канал "Суть...

Путин - Роснефть - Русал - Ротшильд Часть 2

1 г. назад

Путин - Роснефть - Русал - Ротшильд Часть 2 30 мая 2017 ПРЯМАЯ ССЫЛКА НА МОЙ КАНАЛ: http://www.youtube.com/c/Arbalet https://twitter.com/Arb...

Дворцы для Путина , Роснефть , Сечин .

4 мес. назад

Документальный фильм - расследование про то , как глава Роснефти , Игорь Сечин , строит элитные резиденции...

✅ ГЛУБИННОЕ ГОСУДАРСТВО ǀ правительство, социальная жизнь, экономика, внешняя политика, СМИ США

4 дн. назад

Глубинное государство ǀ правительство, социальная жизнь, экономика, внешняя политика, СМИ США В видео...

Судьба Газпрома , как и Роснефти : Газпром Продадут. ДЕМУРА

1 г. назад

Судьба Газпрома , как и Роснефти : Газпром Продадут . ДЕМУРА.

Яхта жены руководителя Роснефти Игоря Сечина

2 г. назад

In 2013, the shipbuilding company Oceanco from the Netherlands has launched a luxurious and elegant yacht nearly the size of a football field (85,6 meters).

Мафия "Роснефти" заблокировала журналистов, снимавших сюжет про "охотхозяйство Игоря Сечина"

4 мес. назад

В субботу вечером в Щекинском районе Тульской области троих журналистов Центра управления расследованиям...

✅ Игорь, но не князь, а Сечин ǀ история и факты | Путин и Роснефть

4 нед. назад

Игорь, но не князь, а Сечин ǀ история и факты | Путин и Роснефть Кто он – Игорь Сечин? Глава компании «Росне...

ИГОРЬ СЕЧИН - КТО ОН...?

10 мес. назад

Игорь Сечин - кто он? Сечин - это яркий пример того, кем ты можешь стать, если твой друг Путин... Не забываем...

[half-life 2 episode two] Местный хозяин компании «Роснефть»

1 г. назад

Ни на что не намекаю, просто этот жук знатно подсел на бензин, а я хотел так пройти с ним всю игру... пока он...

Как Сечин пугал акционеров «Роснефти» грядущим нефтяным дефицитом

2 нед. назад

В воображаемом мире Игоря Сечина нет электромобилей, ветровых и солнечных станций, сланцевых месторождени...

Вы готовы платить им по 3 миллиона в день?

2 г. назад

Опубликован новый рейтинг самых богатых руководителей. И это просто поразительно. На четырех из пяти лидир...

Начальника управления "Роснефти" нашли мертвой на улице в Москве

8 мес. назад

Начальника управления "Роснефти" нашли мертвой на улице в Москве Видео фрагмент.

У украинских АЗС «Роснефти» будет новый владелец

2 г. назад

У украинских АЗС «Роснефти» будет новый владелец (Аудио-Видео версия для людей с ограниченным слухом или...

УПС!! НЕФТЯНОЙ СДЕЛКИ РОСНЕФТИ И КИТАЯ ПОХОЖЕ НЕ БУДЕТ!!

4 мес. назад

Подписывайся на канал!!! Поддержать проект: Бармалейка http://www.donationalerts.ru/r/barmaleyka777 Последние новости Росси...

videohot.ru

Зачем Роснефть покупает ТНК-ВР - Николай Стариков

Запись опубликована Nstarikov. You can comment here or there.

Громкая новость последних часов: государственная нефтяная корпорация «Роснефть» договорилась о выкупе компании ТНК-ВР у ее акционеров.

Нефть – это всегда политика. Большая нефть – это большая политика. А после покупки «Роснефть» станет крупнейшей в мире компанией по запасам и добыче.

А это значит, что речь идет уже не просто о большой политике, а политике в квадрате…

Сначала разберемся в том, кому принадлежала покупаемая «Роснефтью» ТНК-ВР.

Эта компания была создана в 2003 году.

«TNK-BP International Ltd. (ТНК-BP) — третья крупнейшая нефтяная компания России, акционерами которой на паритетной основе являются британская BP и консорциум ААР («Альфа групп», «Аксесс Индастриз», «Ренова»). ТНК-BP владеет примерно 50% российской нефтегазовой компании «Славнефть». На долю ТНК-BP приходится около 16% объема добычи нефти в России (включая долю ТНК-BP в компании «Славнефть»)».

В 2003 году наши британские и американские друзья готовились купить за очень маленькие деньги недра России. Первой ласточкой этого гибельного для России процесса и стало создание ТНК-ВР с участием британской «Бритиш Петролеум» (ВР). Вторым планировалась продажа ЮКОСа американцам. Контроль над недрами России уходил за рубеж.

 Мы должны понимать – удастся западным корпорациям взять под контроль русские недра и наш бюджет лишится колоссальных денег, а будущие поколения потеряют контроль над богатствами нашей земли.

Вот о чем идет речь, когда в новостях вы читаете про «нефтяные новости». Допустить контроля иностранцев над недрами нив  коем случае нельзя. Именно поэтому в игру вмешалась российская власть. Неожиданно для Запада Ходорковский в том же 2003 году отправился за решетку, а активы его ЮКОСа в итоге получила созданная госкомпания «Роснефть».

Половина дела была сделана, оставалось «выдавить» англичан из ТНК- ВР. Я подробно описывал весь процесс «игры» в книге «Шерше ля нефть».

Вот, что я написал около пяти лет назад в этой книге: «Нам стоит восхититься стойкостью гордых бриттов. Уж так им хочется остаться на нашем нефтегазовом рынке, так хочется на него влиять, а через это влиять и на внешнюю политику России. Но не получится. На этом сложности компании ТНК-ВР не закончились. И рано или поздно, но британская нефтяная монополия будет выдавлена из России, а ее нефтяные активы будут проданы российской компании. «Это плохо для нас, плохо для компании и, разумеется, очень плохо для России», – дает оценку развивающимся событиям председатель Правления британского нефтяного гиганта Питер Сазерленд. А автору этой книги кажется, что, наоборот, хорошо. Очень хорошо. Контроль над главным ресурсом планеты, над главным ресурсом своей страны в руках его правительства – это хорошо или плохо? Ответьте на этот вопрос сами».

И вот наконец-то англичан выдавливают из ТНК-ВР. Выдавливают мягко, по –путински. Но настойчиво и неуклонно. Частная компания ТНК- ВР полностью выкупается у ее акционеров государственной компанией «Роснефть».

«Ранее сегодня стало известно, что нефтяная компания «Роснефть» выкупает 100% акций ТНК-BP у консорциума AAR и британской нефтяной компании BP. О подписании соответствующего соглашения сообщил глава «Роснефти» Игорь Сечин. Общая сумма сделки составила 61 млрд долл».

Значит ли это, что контроль над большой частью наших недр возвращается в руки российского государства? Да, это так.

Давайте разберемся в запутанной схеме купли-продажи нефтяных активов.

Сначала убедимся, что «Роснефть» действительно государственная компания.

Заходим на сайт компании, читаем: http://www.rosneft.ru/Investors/structure/share_capital/

Структура акционерного капитала

Состав акционеров (держателей акций) ОАО «НК «Роснефть», владеющих более 1% уставного капитала Компании по состоянию на 1 октября 2012 г.

Акционеры

Количество акций

Доля в акционерномкапитале, %

ОАО «РОСНЕФТЕГАЗ»1 (акционер)

7 965 816 383

75,16

ООО «РН-Развитие»2 (акционер)

1 010 158 003

9,53

ОАО «Сбербанк России» (номинальный держатель)

1 079 659 409

10,19

Прочие юридические лица, владеющие менее 1% акций

166 800 814

1,57

Физические лица

53 965 053

0,51

Акции, находящиеся на балансе ОАО «НК «Роснефть»3

321 778 155

3,04

Итого

10 598 177 817

100,00

1. 75,16% принадлежит ОАО «РОСНЕФТЕГАЗ», которая находится в 100%-ной федеральной собственности.

2. Еще 9,53% принадлежит ООО «РН-Развитие», которая в свою очередь принадлежит ООО «РН-Трейд», участниками которого являются ОАО «НК «Роснефть» (99,9999%) и ООО «Нефть-Актив» (0,0001%), на 100% контролируемое ОАО «НК «Роснефть». То есть сама «Роснефть» контролирует компанию, которой принадлежит 9,53% ее акций. Значит — и эти проценты принадлежат государству.

3. Сама компания ОАО «НК «Роснефть» имеет на своем балансе, то есть владеет 3,04% «самое себя».

На этом госучастие заканчивается. 10,19% которые принадлежат «Сбербанку» к госактивам отнести нельзя, так как владельцам контрольного пакета «Сбера» является Центральный Банк , который не подчиняется правительству. Другие физические и юридические лица нас также сейчас не интересуют.

Итак: 75,16% + 9,53% +3,04% = 87,73 % «Роснефти» принадлежит государству.

Теперь смотрим, на каких условиях наши британские «друзья» согласились отдать «Роснефти» акции ТНК-ВР.

«Предлагаемая сделка состоит из двух частей. По ее завершении ВР получит пакет из 18,5% акций «Роснефти» и 12,3 млрд долл. денежными средствами. С учетом уже имеющегося у ВР пакета из 1,25% акций «Роснефти» доля ВР в акционерном капитале российской компании составит 19,75%».

Итак, за то, чтобы англичане лишились 50% акций третьей по величине нефтяной компании в России, мы отдаем им 18,5% «Роснефти».

В итоге контроль полностью остается в руках России: у нас будет 69,23%, у «Бритиш Петролеум» -19,75%.

Конечно, хотелось бы, чтобы наши британские партнеры имели долю в недрах России равную ноль целых ноль десятых. Но политика – это искусство возможного. А не искусство желаемого. Англичан убирают от контроля над недрами, давая им лишь кусок нефтяного пирога. Убирают, после восьми лет БОРЬБЫ с ними за это!

(Просто наберите в поисковике «ТНК-ВР» и слово «проблемы» и вы прочитаете, сколько сложностей и случайностей пришлось сделать, чтобы «убедить» Би-Пи отдать акции ТНК-ВР).

Теперь выводы, которые напрашиваются из всего вышесказанного.

  1. Никакой приватизации «Роснефти» более происходить не должно. Иначе можно потерять контроль над этой важнейшей компанией. Говорить о приватизации, улыбаться, но все время ее откладывать и ни за что не проводить.
  2. Стратегическая линия руководства России на обретение полного суверенитета – полный контроль над российскими недрами. Но сначала – полное перевооружение армии и флота, выработка новой государственной патриотической идеологии. А уж потом за стол переговоров с нашими британскими «друзьями» — с новыми козырями.
  3. Требовать сегодня «гнать англичан поганой метлой» из нашей нефтянки — это полное отсутствие адекватной оценки сегодняшней геополитической реальности. Это все равно, что требовать от Сталина в августе 1939 года послать подальше Третий Рейх, вместо подписания с ним Договора о ненападении. На это способны только «сванидзе»…

Пока «они» сильнее – нужно договариваться.

Это и есть главное искусство политика и главы государства.

 

 

nstarikov.livejournal.com

«Офшорная психология»: почему «Роснефти» разонравилось быть госкомпанией | Мнения

Во-вторых, во всем мире в практике определения собственников активов давно уже перешли на идентификацию конечных бенефициаров, предпочитая не замечать вот такие искусственно созданные ширмы, как «Роснефтегаз» - хотя наша «панамская аристократия», привыкшая жить в офшорной ментальности, конечно, отдала бы все на свете, чтобы такую ширму сохранить. Ну и в-третьих, когда «Роснефть» в середине 2000-х заполучила контроль над бывшими активами ЮКОСа, превратившись из мелкой второсортной компании в крупного игрока, не кто иной как президент Путин громогласно похвалялся, что «активы ЮКОСа теперь будут работать на государство».

Так что Песков, заявляя, что «Роснефть» не госкомпания», вводит общественность в заблуждение и с формальной, и с сущностной точки зрения.

Впрочем, его слова — отражение насквозь лицемерной системы ценностей действующей российской власти. Когда надо для избирателей, «Роснефть» «работает на благо России» (как гласит один из их известных рекламных телероликов). Когда надо для частных интересов — то она сразу «с формальной точки зрения не госкомпания».

Собственно, «Роснефтегаз» в свое время был создан именно для того, чтобы продолжать контролировать «Роснефть», но при этом вывести управление компанией из-под требований законодательства о приватизации и управлении госимуществом, и обеспечить себе «необходимую гибкость». Так же обеспечивается и контроль над «Газпромом» (значительная часть госпакета также принадлежит не РФ напрямую, а «Роснефтегазу»). Уже давно говорилось о том, что подобные схемы владения госсобственностью через «внутренние офшоры» следовало бы запретить.

Тем более что такое владение госсобственностью через прослойку приводит к огромному недополучению денег бюджетом: «Роснефтегаз» аккумулирует сотни миллиардов рублей дивидендов госкомпаний на своих счетах, перечисляя в бюджет лишь малую их часть, при том что фактически никакой деятельности не ведет — это в чистом виде посредническая пустышка с несколькими сотрудниками.

«Панамское досье» дало нам больше понимания о том, как нынешнее руководство страны видит управление крупной собственностью и денежными потоками. Ремарки Пескова дополнительно подтверждают эту «офшорную психологию»: власть считает возможным и абсолютно нормальным утверждать, что черное это белое, а «Роснефть» - не госкомпания, если ей это нужно в тактических целях. Так можно договориться и до того, что у нас вообще госсектора в экономике нет, а все в частных руках — собственно, когда Владимир Путин отвечает на вопросы об Аркадии Ротенберге и Геннадии Тимченко, он так и говорит: а что вы ко мне пристали, они частные бизнесмены, я никакого отношения к ним не имею (хотя эти частные бизнесмены обогащаются в значительной мере за счет доминирования в получении подрядов у государства).

Ну и в качестве следующей капли из бесконечного потока государственного лицемерия — если «негосударственная» «Роснефть» все-таки получит контроль над «Башнефтью», то это наверняка снова объяснят «интересами государства». Впрочем, судя по тому, какие страсти разгораются вокруг участия «Роснефти» в покупке «Башнефти», там далеко все не так просто.

С одной стороны, все в нефтяной отрасли понимают, кто здесь сейчас хозяин, и особого желания переходить Сечину дорогу вряд ли кто-то испытывает. Тем более что широко распространено представление о том, что и отъем «Башнефти» и уголовное дело против прежних владельцев были не случайными, а стали всего лишь прелюдией к давно планировавшемуся поглощению этого актива — который теперь немного «подзавис» из-за финансовых трудностей «Роснефти» последних двух лет. Поэтому стоит ожидать того, что любой номинально независимый покупатель «Башнефти» — «Лукойл», ННК — может быть заинтересован и даже иметь предварительные договоренности в будущем разделить активы «Башнефти» с «Роснефтью» (например, «Лукойл» может оставить себе давно интересующие его месторождения Требса и Титова в НАО, а базовые башкирские активы продать).

С другой, положение дел у «Роснефти» сейчас не блестящее, прежде всего с финансовой точки зрения. Хотя благодаря получению существенной предоплаты от китайцев удалось сократить номинальную долговую нагрузку, но она по-прежнему высока, зато теперь сменилась обязательствами по бесплатной поставке нефти в Китай в зачет предоплаты (отчего рейтинговые агентства не спешат покупаться на номинальное снижение долга — и те и другие обязательства примерно равнозначны). Бесплатные поставки в Китай в зачет предоплаты составляют уже примерно 100 млрд рублей в годовом выражении. «Роснефть» из-за западных санкций отрезана от международных финансовых рынков.

Где компания возьмет деньги (порядка 250 млрд рублей по нынешним расценкам) на покупку госпакета «Башнефти»? Понятное дело, так или иначе придет к государству — либо к госбанкам, либо снова напрямую обратится за госпомощью, когда затраты на покупку «Башнефти» отяготит ее баланс. Зачем государству продавать актив, чтобы потом тем или иным способом тратить сопоставимые средства на финансовую поддержку своего «национального чемпиона», отягощенного последствиями его покупки? Такая сделка, действительно, не имеет смысла. Мы помним эпическую аппаратную битву Сечина с Минфином за деньги Фонда национального благосостояния в 2014-2015 годах (тогда, кстати, Сечин ее проиграл и в итоге практически ничего из ФНБ не получил).

Понятно, что значительная часть правительства сейчас просто хочет получить денег в бюджет от продажи в кои-то веки реально привлекательного актива, и вовсе не хочет ввязываться в схему, в которой ему так или иначе придется потом расплачиваться за эту же покупку из государственного кармана. Отсюда все эти попытки вбросов про якобы «строгое указание Путина» не допускать «Роснефть» к покупке «Башнефти». Сейчас мы видим, что этот вброс был всего лишь частью аппаратной информационной войны, а Путин, судя по ремаркам Пескова, как всегда, над схваткой и не хочет однозначно играть на чьей-либо стороне.

Тем не менее, экспансионистские аппетиты Сечина продолжают оставаться основной движущей силой в истории с «Башнефтью», и хотя с финансовой и аппаратной точек зрения у него сейчас не все благополучно, тем не менее, все в отрасли прекрасно понимают, что если Сечин чего-то очень хочет, то может, лучше ему и не мешать. Обратите внимание, как осторожно высказывается по ситуации президент «Лукойла» Вагит Алекперов, посетовавший еще полтора месяца назад на Петербургском экономическом форуме про «спекулятивно завышенные цены» на акции «Башнефти». Впрочем, как уже отмечалось выше, «Лукойл» себе не враг, хорошо понимает расклад сил в отрасли, и наверняка обсудил с «Роснефтью» варианты совместных действий по этому аукциону, и возможную покупку «Лукойлом» «Башнефти» не стоит рассматривать как финальный акт пьесы — скорее всего, они в будущем ее каким-то образом поделят.

Так или иначе, в России сегодня только один отраслевой лидер, который явно хочет заполучить «Башнефть», и в нынешней системе, суть которой — в монополизации целых отраслей отдельными игроками, непросто будет ему помешать. Путин устами Пескова уже озвучил, что, вопреки прежде циркулировавшим информационным вбросам, мешать не собирается — для этого даже придумали специальное экзотическое объяснение, что «Роснефть» - «не госкомпания».

www.forbes.ru


Смотрите также