В Китае задержан руководитель будущего акционера «Роснефти». Китай роснефть


«Роснефть» продолжает завоевывать Китай – ВЕДОМОСТИ

Мы в этом году поставим в Китай 40 млн т, – рассказал 19 октября главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин. – А в следующем году добавим еще 10 млн т. И так будем поставлять ближайшие пять лет». Резкий прирост будет достигнут благодаря контракту с новым партнером госкомпании – китайской CEFC. «Роснефть» поставит CEFC China Energy по 10 млн т нефти в год в течение пяти лет, сообщил исполнительный директор CEFC Ли Юнг.

Контракт стороны заключили еще в начале сентября, когда Сечин в составе делегации президента России Владимира Путина ездил в Китай. Тогда же CEFC договорилась о выкупе у Glencore и катарского инвестфонда QIA 14,16% «Роснефти» за $9,1 млрд.

До сих пор «Роснефть» и CEFC условия контракта на поставку нефти не раскрывали. Они лишь отмечали, что соглашение «приведет к увеличению прямых поставок нефти на стратегический рынок КНР». Близкий к «Роснефти» человек уверяет, что цена поставок рыночная. Предусматривают ли поставки нефти предоплату, ни он, ни представитель компании не говорят.

Китай давно уже крупнейший клиент «Роснефти», говорит аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук. Но теперь за два года поставки вырастут почти в 1,5 раза. В 2016 г. госкомпания отгрузила туда 34,5 млн т. Получается, что уже в этом году на китайский рынок будет поставлено почти 20% от добычи «Роснефти» и 32% от экспорта.

Сечин также отметил, что сейчас «Роснефть» и CEFC готовят дополнительный «контракт о сотрудничестве», но его подробности он не уточнил. Лишь рассказал, что он будет более долгосрочным. При этом новые договоренности не должны повредить прежним контрагентам (например, CNPC), отметил Сечин, с ними «Роснефть» продолжает работать.

Хватит ли у «Роснефти» сырья для исполнения обязательств? «Нефти у компании хватит», – ответил на это Сечин. Эксперты «Ренессанс капитала» уверены, что добыча компании в 2017 г. вырастет на четверть до 260 млн т, а к 2021 г. – еще на четверть до 325 млн т.

Кроме того, одновременно с началом поставок нефти CEFC у «Роснефти» заканчивается пятилетний контракт с Glencore и Vitol от 2012 г. на поставку 67 млн т нефти с предоплатой на $10 млрд, следует из отчетности «Роснефти».

Другой вопрос, как доставить столько нефти до Китая. Управляющий GL Asset Management Сергей Вахрамеев указывает, что можно увеличить прокачку через Казахстан. «Роснефть» рассматривает возможность увеличить экспорт в Китай через Казахстан с 10 млн т в 2017 г. до 18 млн т, писало Reuters со ссылкой на свои источники. «Транснефть» рассматривает возможность увеличить пропускную способность нефтепровода ВСТО с текущих 60 млн до 80 млн т в год уже к 2021 г., напоминает Вахрамеев.

Эксперты называют правильной ставку «Роснефти» на Китай, хоть и считают риском высокую зависимость от крупнейшего клиента. Китай – крупнейший рынок для многих отраслей и этот риск нивелировать сложно, говорит руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского центра Карнеги Александр Габуев. Правда, можно играть на внутренних противоречиях, что и делает «Роснефть»: среди ее клиентов и госкомпания (CNPC), и частный трейдер (CEFC Energy). В среднесрочной перспективе Китай остается крупнейшим мировым потребителем нефти, но есть риск, что потребление все же будет снижаться, добавляет Габуев. На съезде ЦК компартии Китая была утверждена цель – решить к 2035 г. все экологические проблемы страны, а это означает увеличение доли электротранспорта и, как следствие, снижение потребления бензина. Этот фактор нельзя не учитывать, отмечает эксперт.

За рынок Китая ведут борьбу все крупнейшие производители нефти мира, напоминает аналитик «Сбербанк CIB» Валерий Нестеров. «Нефть становится продавать все труднее, рынки перенасыщены. Страны Юго-Восточной Азии сейчас едва ли не единственная точка роста спроса на нефть, и в них пытаются зайти все, начиная с Саудовской Аравии и Ирана и заканчивая США. В этих условиях иметь в лице Китая такого партнера, который готов покупать сырье в большом количестве, для «Роснефти» очень положительный момент», – считает Нестеров. В перспективе «Роснефть» постарается увеличить свое присутствие на рынках Индии, Индонезии и Таиланда, это позволит несколько диверсифицировать портфель поставок, предполагает Нестеров. «Кроме того, Китай сейчас является стратегическим партнером России в целом. Увеличение поставок российской нефти в Китай – это стратегически важное решение. Оно позволяет поддерживать интерес Китая к сохранению торгово-экономических отношений на государственном уровне», – говорит Нестеров.

www.vedomosti.ru

"Роснефть" берет Китай в оборот или наоборот | Статьи

МОСКВА, 23 окт - ПРАЙМ, Андрей Карабьянц. После вхождения китайской частной компании CEFC в акционерный капитал "Роснефти" российская компания намерена резко нарастить поставки в КНР. Во время проведения Евразийского экономического форума в итальянской Вероне глава "Роснефти" Игорь Сечин заявил о намерении поставлять в Китай 50 млн тонн нефти ежегодно, начиная с 2018 года. Уже в этом году компания должна нарастить поставки в КНР с 31 млн тонн до рекордных 40 млн тонн. 

"Роснефть" готова задействовать все имеющиеся возможности, включая увеличение поставок по магистральному трубопроводу Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО) и казахстанскому маршруту Атасу – Алашанькоу, а если их будет недостаточно, то и отгрузки по железной дороге. 

Новый партнер из Поднебесной

CEFC стала крупным акционером "Роснефти", купив 14,16% долю участия в российской компании. После заключения сделки Сечин объявил о необходимости увеличения экспорта в Китай в связи с подписанием с CEFC пятилетнего соглашения о поставках нефти в объеме 10 млн т/г.

"Роснефть" запросила "Транснефть" о возможности роста поставок нефти в КНР через Казахстан
 

CEFC самая динамичная частная компания, которая быстро расширяет свое присутствие в нефтяной отрасли Китая и за рубежом, что стало возможным после начала проведения Пекином либеральной политики в сфере нефтепереработки. Частным компаниям сейчас разрешается самостоятельно закупать и перерабатывать углеводородное сырье. В прошлом году CEFC проявляла интерес к приобретению нескольких независимых китайских НПЗ. 

После заключения соглашения с "Роснефтью" о поставках нефти в ближайшее время следует ожидать сделок по слиянию и поглощению в нефтеперерабатывающей отрасли Китая, инициатором которых станет CEFC. Российская компания может принять участие в этих сделках в качестве партнера CEFC и получить доступ к нефтеперерабатывающим мощностям на территории Китая, поэтому сотрудничество между двумя компаниями будет продолжаться. 

"Мы будем готовить дополнительный контракт, более долгосрочный, с CEFC, который закрепит наши позиции на китайском рынке. Кроме того, мы будем развивать с CEFC ряд новых проектов, в том числе в сфере нефте- и газодобычи, а также нефтехимии, на территории России", - заявил Сечин.

Технические ограничения не помеха

Сейчас пропускная способность ВСТО составляет 58 млн т/г. В связи с ростом экспорта нефти в восточном направлении "Транснефть" ведет работы по увеличению мощности трубопровода, которая к 2020 году должна достичь 80 млн т/г. 

"Транснефть" выполнила все необходимые работы по увеличению до 30 млн т/г пропускной способности трубопровода Сковородино-Мохе – ответвления ВСТО. Однако трудности существуют по обе стороны границы. Китайская сторона не смогла завершить программу расширения своей нефтепроводной системы, поэтому в следующем году сможет принять по трубопроводу Сковородино-Мохе только 28-28,5 млн тонн. Поставки в объеме 30 млн т/г станут возможными только в 2019 году.

К этому сроку завершится модернизация и увеличатся объемы производства на трех НПЗ на северо-востоке Китая – в Ляояне, Даляни и Цзилини. При этом мощность крупнейшего завода в Ляояне возрастет к концу 2018 года в два раза – до 400 тыс. барр./сут. (≈20 млн т/г). Все три НПЗ принадлежат крупнейшей китайской нефтяной компанией CNPC, с которой "Роснефть" заключила долгосрочное соглашение о поставках сырья. 

Чтобы обеспечить поставки в Китай в объеме 50 млн тонн уже в следующем году, "Роснефть" придется использовать возможности казахстанского трубопровода Атасу-Алашанькоу. 

#Добыча нефти в Ямало-Ненецком автономном округе
Министр нефти Ирака ждет объяснений от "Роснефти" по сделке с Курдистаном

Советник главы "Транснефти" Игорь Демин 9 октября сообщил, что "Роснефть" обратилась в нефтетранспортную компанию с просьбой увеличить поставки в направлении Казахстана еще на 3 млн т/г. Однако увеличение прокачки в сторону Казахстана является технически трудной задачей и даже может привести к повышению тарифов на других направлениях, поэтому нефтетранспортная компания окончательного решения еще не приняла. 

Эксперты уверены, что "Транснефти" придется дать положительный ответ, поскольку "Роснефть" обладает огромным административным ресурсом, а российское правительство уделяет особое внимание развитию экономических отношений с Китаем. Однако с технической точки зрения увеличить экспорт нефти в Китай задача непростая. Ссылаясь на технические сложности, руководство "Транснефти" пока официального ответа не дала. 

В этом году российская компания сумела договориться о росте поставок по этому маршруту с 7 млн т/г до 10 млн т/г. Однако этого оказалось недостаточно, чтобы выполнить все обязательства перед китайскими партнерами.

Рост поставок по Сковородино-Мохэ и Атасу-Алашанькоу не гарантирует поставки в Китай в объеме 50 млн т/г. Компании придется отгружать больше нефти на терминале в Козьмино – конечном пункте ВСТО. Однако сделать это возможно только за счет сокращения экспорта других российских компаний. 

В этом году экспорт через Козьмино превысит 31 млн т/г. Из этого объема около половины приходится на "Роснефть" и аффилированные с ней структуры. При этом, более двух третей российской нефти, экспортируемой через дальневосточный терминал, поступит на рынок Китая. 

Для выполнения обязательств в 2017 году "Роснефти" возможно придется возобновить отгрузки нефти в Китай по железной дороге, несмотря на более высокие затраты по сравнению с трубопроводными поставками.  

Жадный до нефти китайский дракон

Китай в январе-сентябре 2017 года импортировал 320 млн тонн нефти – на 12,2% больше, чем за тот же период годом ранее. Увеличение поставок углеводородного сырья в КНР происходит, несмотря на повышение цен на энергоносители. В прошлом месяце объем переработки на китайских НПЗ достиг 1,6 млн т/сут. (11,7 млн барр./сут.). В текущем году переработка нефти на китайских НПЗ может достигнуть 550 млн тонн. Китай стал крупнейшим импортером нефти в мире, обогнав США. 

Стремление "Роснефти" закрепиться объясняются экономическими соображениями. Цена на смесь ВСТО, которая поставляется по одноименному нефтепроводу в восточном направлении, прежде всего в Китай, существенно выше по сравнению с Urals, которая экспортируется в западном направлении. Трубопровод ВСТО может гарантировать стабильные поставки российской нефти китайским потребителям. При поставках по трубопроводам транспортные издержки существенно ниже, чем затраты при поставках танкерами по морю. 

Из-за налогового законодательства сейчас российским компаниям выгоднее экспортировать нефть, чем перерабатывать ее внутри страны. При этом, восточное направление приносит наибольшую прибыль. Кроме того, "Роснефть" может продавать нефть китайским потребителям, не прибегая к услугам трейдеров, что также способствует повышению эффективности продаж и усиливает позиции российской компании на рынке АТР. 

Китайцы потеснят европейцев

Со следующего года "Роснефти" придется дополнительно поставлять в Китай более 800 тыс. тонн нефти ежемесячно, что сложно выполнить из-за соглашения о сокращении добычи ОПЕК+, в котором участвует Россия.

Крупнейшей российской нефтяной компании придется перенаправить часть нефти с Запада на Восток. Сделано это может быть только за счет западных трейдеров, с которыми ранее были заключены соглашения о поставках сырья. Начать изменение экспортных потоков станет возможным начиная со второго квартала, когда завершатся пятилетние соглашения с сырьевыми трейдерами Vitol и Glencore о поставках нефти, за которую "Роснефть" получила предоплату. В середине следующего года такой же контракт завершится с Trafigura, и российская компания полностью "освободится от пут" европейских трейдеров. 

Кроме того, в следующем году руководству "Роснефти" придется пересмотреть условия или полностью отказаться от полугодовых тендеров на поставку нефти. В следующем году традиционные покупатели российской нефти на спотовом рынке будут вынуждены уступить место новым партнерам "Роснефти" из Китая.

1prime.ru

В Китае задержан руководитель будущего акционера «Роснефти» – ВЕДОМОСТИ

Акции и облигации публичных подразделений таинственной китайской энергетической компании CEFC China Energy рухнули в четверг после появления сообщений о задержании председателя ее совета директоров Е Цзяньмина. Это может осложнить покупку за $9,1 млрд 14,16% акций «Роснефти», о которой CEFC договорилась в прошлом году, но пока не закрыла сделку, пишет Financial Times и китайское деловое издание Caixin.

О задержании Е Цзяньмина сообщили несколько источников. По информации китайского делового издания Caixin, он попал под следствие. Это подтвердил «Ведомостям» знакомый бизнесмена. Е Цзяньмина забрали для допроса, сообщило Caixin, сославшись на «осведомленные источники». Эта статья на китайском языке ближе к вечеру четверга была удалена с сайта Caixin после вмешательства цензоров, уточняют FT и South China Morning Post; правда, осталась ее англоязычная версия. Cтатус Е Цзяньмина пока непонятен. Reuters пишет, что власти подозревают его в совершении экономических преступлений. По словам собеседника агентства, Е Цзяньмин был допрошен в начале года, но кто и по какому делу его допрашивал – неизвестно. Сейчас он в Китае, его свободна не ограничена, он может работать, совершать звонки, свободно передвигаться, сказал South China Morning Post знакомый Е Цзяньмина. Подтвердить это «Ведомостям» не удалось. Слухи о том, что в отношении компании ведется расследование, циркулировали уже около недели, пишет FT.

В сентябре прошлого года CEFC решила выкупить 14,16% «Роснефти» у консорциума трейдера Glencore и Катарского инвестфонда за $9,1 млрд. Объявление было сделано вскоре после визита Владимира Путина в Китай прошлым летом. Готовность мало кому известной китайской компании выкладывать большие деньги за зарубежные активы вызывала вопросы и раньше, когда она сообщила о покупке активов на $1,5 млрд в Чехии; объявление совпало с визитом в страну председателя КНР Си Цзиньпина и попытками Китая усилить влияние в Восточной Европе.

Для покупки акций «Роснефти» CEFC решила привлечь у ВТБ бридж-кредит на два года на $5,1 млрд. Изначально сделку планировалось закрыть до конца 2017 г. Но этого не произошло, в январе источники «Ведомостей», близкие к разным сторонам сделки, говорили, что она должна закрыться «в ближайшие дни», но сроки опять перенеслись.

Сейчас сделке ничто не угрожает, возможно, ее снова придется отложить на две недели, но она будет закрыта, говорит собеседник «Ведомостей», близкий к одной из сторон этой сделки. Подтвердить это «Ведомостям» не удалось. Однако источник Caixin сказал изданию, что сделка может сорваться, если CEFC до конца февраля не получит средства для ее завершения. CEFC может взять кредит на сделку в ВТБ в марте, говорил источник, знакомый с условиями сделки.

Glencore в феврале писал в отчете, что закрыть сделку компания планирует в первом полугодии 2018 г. Представитель Glencore от комментариев отказался, а представитель Катарского инвестфонда не ответил на вопросы «Ведомостей». Запрос в пресс-службу CEFC остался без ответа.

Амбиции в России

В России мало кто знал о CEFC до осени прошлого года, пока компания не начала сделку с акциями «Роснефти». С тех пор «дочка» CEFC - AnAn Group – успела купить 5%-ную долю в En+ Олега Дерипаски при IPO за $500 млн, а также вступить в переговоры по покупке долей в нескольких российских газовых и нефтяных месторождениях, например, CEFC хотела выкупить до 49% в Пайяхском месторождении (принадлежит Независимой нефтегазовой компании Эдуарда Худайнатова), рассказали «Ведомостям» собеседники, близкие к разным сторонам переговоров, и несколько госбанкиров.

Аресты бизнесменов

Ее представитель сказал FT, что компания не будет комментировать, задержан Е Цзяньмин или нет. Охрана шанхайского офиса CEFC заявила, что не видела Е Цзяньмина в последние недели. В документах, поданных в четверг на Шэньчжэньской фондовой бирже, CEFC International, публичное подразделение CEFC, опровергло, что его контролирует Е Цзяньмин, а ее реальные руководители - Су Вэйчжон и Чжэн Сионбинь, которым принадлежит около 61% акций. Оба они также занимают высокие должности в материнской компании.

Акции CEFC International, как и еще одной «дочки», CEFC Shanghai International Group, упали в четверг. А номинированные в юанях облигации CEFC Shanghai International рухнули с примерно 96% до 60% от номинала.

Сообщения о задержании Е Цзяньмина последовали за событиями прошлой недели, когда власти Китая взяли под контроль крупную страховую компанию Anbang, также прославившуюся многомиллиардными покупками за рубежом в последние годы. Миллиардер и руководитель Anbang У Сяохуэй в начале прошлого лета тоже был задержан полицейскими, расследующими экономические преступления. В конце февраля стало известно, что он обвинен в мошенничестве при привлечении финансирования и в присвоении средств.

Задержание Е Цзяньмина, похоже, свидетельствует о расширении проводимой Пекином кампании по ограничению деятельности частных групп, активно совершающих зарубежные поглощения, на компанию, которая публично ассоциировалась с продвижением китайских геополитических интересов, отмечает FT.

Высокопоставленные покровители

В Китае Е Цзяньмин распространял слухи о своих связях с семьями высокопоставленных военных, пишет FT. Хотя в конечном итоге ему пришлось опровергнуть в чешских СМИ информацию о том, что он является внуком выдающегося военачальника Е Цзяньина. Бизнесмен подчеркивал свой патриотизм и спонсировал исследовательский центр China Energy Fund Committee при CEFC. В ноябре США обвинили директора фонда и экс-министра внутренних дел Гонконга Патрика Хо Чи-Пина в подкупе лидеров африканских стран, чтобы те дали CEFC преференции. South China Morning Post связала задержание Е Цзяньмина как раз с этим делом. CEFC ранее отрицала эти обвинения, и центр продолжает работать в Гонконге. Но когда корреспондент FT появилась там 1 марта, сотрудники центра отказались от комментариев и попросили охрану вывести ее из здания.

Слухи о связях Е Цзяньмина выглядели правдоподобно благодаря тому, что его компания добивалась от властей важных уступок в энергетическом секторе Китая, где доминируют госкомпании. В сентябре FT сообщила в своем расследовании о связях Е Цзяньмина и партнеров CEFC с китайской разведкой.

CEFC управляла стратегическим нефтехранилищем на китайском острове Хайнань, активно торговала параксилолом. Этот нефтепродукт часто производится из сырья, которое поставляют из Ирана трейдеры, связанные с военными. Также CEFC управляет широкой сетью финансовых холдингов и организаций из теневого банковского сектора.

«Кто они?»

Как утверждает высокопоставленный топ-менеджер из энергетической отрасли, было похоже, что президент КНР Си Цзиньпин хочет дистанцироваться от CEFC, так как международное внимание к компании росло. Во многих случаях инвестиции CEFC совпадали с государственными визитами Си. Но, по сообщениям СМИ, в конце прошлого года Си спросил о представителях CEFC: «Кто они?» В Китае это восприняли как то, что он отрицает любые связи с компанией, отмечает топ-менеджер.

Несмотря на сложную структуру CEFC, Е Цзяньмин, бесспорно, был публичным лицом компании. Ему нравилось, когда его называли «председатель Е», и некоторые разделы корпоративного сайта он посвятил собственным размышлениям, подражая Мао Цзэдуну. Последнюю публикацию он сделал 30 декабря, написав сотрудникам CEFC новогодние стихи в традиционном китайском стиле: «Берите больше ответственности за «Один пояс, один путь». Работайте усерднее, чтобы делать новые шаги».

www.vedomosti.ru

Китайцы купят «Роснефть» на российские деньги :: Бизнес :: Газета РБК

CEFC планирует привлечь средства ВТБ

Китайская корпорация CEFC привлечет средства на покупку 14,2% акций «Роснефти» в китайских и российских банках, рассказал РБК ее представитель. Среди российских кредиторов может быть ВТБ

Фото: Андрей Рудаков / Bloomberg

Помощь госбанков

Китайская CEFC частично профинансирует покупку 14,2% акций «Роснефти» за счет кредитов китайских и российских банков, сказал РБК представитель компании. «Китайские и российские банки вовлечены в сделку», — сказал он, но название конкретных банков и возможный объем кредитов не раскрыл.

CEFC договорилась о покупке такого пакета «Роснефти» за $9,1 млрд у консорциума катарского суверенного фонда QIA и швейцарского трейдера Glencore, об этом было объявлено неделю назад, 8 сентября. Сделка еще не закрыта, по словам источника РБК, близкого к одной из ее сторон, на ее завершение может уйти месяц.

В пятницу, 15 сентября, агентство Reuters сообщило, что CEFC частично профинансирует сделку на заемные средства. «CEFC будет использовать собственный денежный поток и займы от китайских и иностранных институтов для финансирования сделки с [акциями] «Роснефти», — говорится в поступившем в Reuters сообщении CEFC. Кредиты составят примерно 60–70% суммы сделки, указывало агентство. Один источник сказал Reuters, что среди кредиторов — российский банк ВТБ, два человека назвали также Банк развития Китая (China Development Bank, CDB). Топ-менеджер CEFC пояснил агентству, что компания ведет переговоры с CDB, открывшим для CEFC кредитную линию на 30 млрд юаней (примерно $4,6 млрд). О том, что CDB выдаст кредит на покупку акций «Роснефти», знает и источник РБК в крупной китайской госкомпании.

Возможно, ВТБ будет синдицировать кредит на покупку 14,2% «Роснефти», говорит российский банкир, работающий с нефтегазовыми компаниями.

Представитель CEFC отказался комментировать возможное участие ВТБ в этой сделке. Представитель ВТБ также отказался от комментариев. Сбербанк не рассматривает возможность финансирования этой сделки, сказал РБК его представитель. Альфа-банк в этой сделке также не участвует, добавил его сотрудник. Представитель Газпромбанка пока не ответил на запрос РБК.

Glencore и QIA купили 19,5% акций «Роснефти» за €10,2 млрд в январе 2017 года. Тогда они также в основном использовали заемные средства: €5,2 млрд на сделку предоставил итальянский банк Intesa, частично покупателей мог кредитовать Газпромбанк, говорили источники РБК. Glencore и QIA решили продать большую часть своего пакета из-за роста стоимости обслуживания кредита, объяснял 8 сентября главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин. ​

«Волатильность на финансовых рынках привела к серьезной девальвации доллара по отношению к евро, и расходы на обслуживание этого кредита стали достаточно серьезными. В связи с этим консорциум QIA и Glencore решил найти дополнительного партнера, чтобы обеспечить прямое владение этими акциями без кредитной нагрузки», — говорил он.

ВТБ может второй раз поучаствовать в сделках с иностранными покупателями акций «Роснефти». В декабре 2016 года банк помог с промежуточным финансированием покупки 19,5% акций «Роснефти», предоставив на одну неделю €10,2 млрд структуре Glencore. Эта сумма была перечислена «Роснефтегазом» в федеральный бюджет 2016 года, но закрытия сделки с Glencore и QIA пришлось ждать до начала 2017 года, когда средства выдал Intesa.

Гарантия для покупателя

Привлечение кредитов на сделку с акциями «Роснефти» не выглядит чем-то экстраординарным. Независимо от размера выручки компании занимают на крупные покупки: как правило, свободных денег в таком объеме у них нет, говорит аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук. Но возможное участие ВТБ в кредитовании китайской CEFC выглядит странно, считает президент Общества российско-китайской дружбы Олег Демихов. Привлекать деньги в Китае намного дешевле, чем в России, объясняет он. Участие российских банков выглядит неожиданным, согласен аналитик «Уралсиб Кэпитал» Алексей Кокин: CEFC активно участвует в обеспечении Китая нефтепродуктами, у компании хорошие связи с государственными органами, и казалось, что она может найти деньги на покупку акций «Роснефти» внутри страны.

Участие российских банков вполне логично, если они предоставят меньшую часть финансирования, не согласен Полищук. Обычно в таких крупных сделках финансирование организуют и продавец, и покупатель, объясняет он. Очевидно, что Glencore и QIA были промежуточными владельцами пакета, поэтому деньги предоставляют китайские и российские банки (первоначальным продавцом пакета в декабре 2016 года выступил государственный «Роснефтегаз»). Продавец организует часть финансирования в качестве некой гарантии и участвует в сделке как заинтересованный партнер, ​объясняет аналитик. Обеспечивая часть средств, российская сторона страхует риски для покупателя, это нормальная практика, подтвердил источник РБК в китайской госкомпании.

В международной практике кредит на покупку 14,16% акций «Роснефти» обычно был бы обеспечен залогом этих акций, говорит Кокин, например, доля консорциума QIA и Glencore в «Роснефти» была заложена в банке Intesa. «Но мы не знаем, какие отношения у CEFC с государственными банками, возможно, залог будет другой или его не будет вовсе», — допускает он.

Китайской CEFC пакет «Роснефти» нужен больше, чем предыдущим владельцам, считает Полищук: Glencore — трейдер, Катар экспортирует преимущественно газ, а не нефть, а Китай — один из крупнейших импортеров нефти. В рамках сделки CEFC фактически фиксирует поставки сырья в страну, пояснил он.

В будущем CEFC может перепродать акции, не исключали ранее аналитики Renaissance Capital. У «Роснефти» очень много более традиционных партнеров среди международных нефтегазовых компаний, с которыми уже есть существующие проекты, объясняет такое предположение аналитик Renaissance Capital Александр Бурганский. Привлечение кредитного финансирования не опровергает этот тезис: в будущем CEFC может продать часть пакета в зависимости от финансовых возможностей обслуживать заем, заключает аналитик. Впрочем, Игорь Сечин говорил 8 сентября, что после завершения сделки CEFC с консорциумом структура акционеров «Роснефти» будет окончательной.

www.rbc.ru

«Роснефтяное» ускорение российско-китайского энергетического сотрудничества

Конкретно – между КНР и «Роснефтью», которая является ключевым игроком в этой сфере двусторонних экономических связей.

Экономическое сотрудничество России и Китая расширяется. Китай на протяжении шести лет является крупнейшим торговым партнером России, а Россия – одним из основных источников китайского импорта энергоресурсов. В 2016 году объем взаимной торговли товарами составил $69,5 млрд, в т. ч. экспорт из России в Китай – $32,2 млрд (–3,1% г/г), импорт – $37,3 млрд (+7,3% г/г).

В структуре российского экспорта доминируют энергоресурсы ($19 млрд в 2016 году), лесоматериалы ($3,7 млрд) и цветные металлы ($2,7 млрд). В 2016 году энергоресурсы составили около 60% суммарного экспорта из России в Китай.

Импорт из Китая более диверсифицирован: преобладает производственное оборудование ($7,7 млрд в 2016 году), одежда и обувь ($6,4 млрд), электрооборудование и электроника ($5,4 млрд).

Россия и Китай планируют к 2020 году достичь товарооборота в $200 млрд, однако даже для выхода на уровень взаимной торговли в $100 млрд сторонам придется приложить значительные усилия – в первую очередь в энергетической сфере, где наблюдается очевидное ускорение нефтяного сотрудничества двух стран, центральную роль в котором играет российская компания «Роснефть».

В 2016 году Россия заняла первое место по поставкам нефти в Китай, экспортировав около 52,5 млн тонн, обеспечив почти 14% китайского импорта.

В структуре экспорта российской нефти доля Китая в 2016 году достигла 20,6%, что сделало его ключевым торговым партнером в этой сфере. Предварительные данные за 2017 год свидетельствуют о том, что поставки российской нефти в Китай продолжают уверенно расти.

Согласно данным Главного таможенного управления КНР, в январе – сентябре 2017 года они достигли почти 45 млн тонн, что на 18% больше, чем за тот же период 2016 года. Ожидается, что по итогам года объем поставок вырастет до 60 млн тонн, при этом более 2/3 будет обеспечено «Роснефтью».

Долгосрочный партнер

По итогам 2016 года «Роснефть» поставила в Китай 34,5 млн тонн нефти, а доля компании в общем объеме закупок сырой нефти Китаем превысила 9%. Всего же за период с 2005 по 2016 год «Роснефть» поставила в Китай 195,5 млн тонн нефти на общую сумму $98,6 млрд, в том числе 154,4 млн тонн только с 2010 года. По итогам 2017 года ожидается, что общий объем поставок нефти компанией «Роснефть» в Китай увеличится до 40 млн тонн, а в 2018 году может достигнуть 50 млн тонн.

Основные объемы поставок нефти в Китай – это поставки в рамках долгосрочных контрактов «Роснефти» и китайских компаний, совокупный объем обязательств по которым превышает 700 млн тонн.

Основным контрагентом с китайской стороны выступает компания CNPC, которая в настоящее время приобретает 80% всей нефти, которую «Роснефть» поставляет в Китай.

Первый среднесрочный контракт на поставки из России в КНР был заключен «Роснефтью» и CNPC в 2004 году. Он предусматривал поставки в 2005-2010 годах до 48,4 млн тонн нефти по железной дороге.

В апреле 2009 года «Роснефть» заключила первый крупный долгосрочный контракт с CNPC сроком на 20 лет на поставку нефти в Китай в объеме 15 млн тонн в год начиная с 2011 года. Китайские партнеры предоставили российской компании кредит в размере $15 млрд для обеспечения ускоренной реализации контракта.

22 марта 2013 года во время официального визита в Россию только что избранного нового лидера КНР Си Цзиньпина было подписано межправительственное соглашение об увеличении поставок российской нефти с 15 до 30 млн тонн в год начиная с 2018 года.

В рамках реализации межправительственного соглашения «Роснефть» в ходе Петербургского международного экономического форума в июне 2013 года подписала второй 25-летний контракт c CNPC на поставку нефти в объеме 360 млн тонн приблизительно на $270 млрд. В условиях того, что мощность ответвления от ВСТО в Китай (Сковородино – Мохэ) пока ограничена 15 млн тонн в год, значительные объемы нефти по контракту поставляются через Казахстан (в 2014-2016 годах – 7 млн тонн в год). В конце 2016 года «Роснефть» и CNPC подписали соглашение об увеличении поставок через территорию Казахстана до 10 млн тонн в год и продлении контракта до конца 2023 года. Таким образом, общий объем поставок нефти через Казахстан с учетом ранее направленного 21 млн тонн достигнет 91 млн тонн за 10-летний период.

В октябре 2013 года «Роснефть» и Sinopec согласовали меморандум в отношении заключения экспортного контракта на ежегодную поставку 10 млн тонн нефти в течение 10 лет начиная с 2014 года. Приблизительная сумма контракта – $85 млрд, поставки в его рамках пока не осуществляются.

В сентябре 2017 года «Роснефть» и CEFC China Energy («Хуасинь») заключили контракт на поставку нефти в Китай сроком на пять лет суммарным объемом до 60,8 млн тонн за весь период действия контракта.

Инфраструктура для экспорта нефти в Китай

Рост поставок в рамках контрактов, заключенных в 2016-2017 годах между Россией и Китаем, возможен благодаря вводу новых месторождений и планируемому расширению трубопроводной инфраструктуры. Новыми проектами могут стать ввод в эксплуатацию Куюмбинского и Юрубчено-Тохомского месторождений «Роснефти», а также нефтепроводов Заполярье – Пурпе, Куюмба – Тайшет и расширение ВСТО.

В конце 2014 года «Транснефть» увеличила мощность ВСТО на участке Тайшет – Сковородино (ВСТО-1) до 58 млн тонн. К 2020 году компания планирует нарастить мощность ВСТО-1 до 80 млн тонн в год, а ВСТО-2 (Сковородино – Козьмино) – до 50 млн тонн в год. К концу 2017 года «Транснефть» планирует завершить мероприятия по увеличению мощности ответвления от ВСТО (Сковородино – Мохэ) до 30 млн тонн.

Объем экспорта нефтепродуктов из России в Китай в 2016 году составил 2,2 млн тонн (8% импорта нефтепродуктов КНР).

Основным поставщиком российских нефтепродуктов на китайский рынок является «Роснефть». С 2009 года компания поставила в Китай около 30,7 млн тонн нефтепродуктов на порядка $19,2 млрд.

Несмотря на то, что в последние годы объем экспорта российских нефтепродуктов в КНР снижается, завершение строительства и модернизации НПЗ и нефтехимических комплексов в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке России должно привести к тому, что объемы торговли двух стран в части нефтепродуктов и продукции нефтегазохимии существенно возрастут в среднесрочной перспективе.

Не только экспорт нефти

«Роснефть» стремится не только к росту поставок нефти и нефтепродуктов в Китай, но и к развитию инвестиционного и технологического партнерства по всей цепочке создания стоимости в нефтегазовой отрасли, что в полной мере соответствует целям и задачам восточного вектора энергетической политики России.

Компания в тесном взаимодействии с китайскими партнерами реализует совместные добычные проекты в России («Удмуртнефть», «Венинефть», «Верхнечонскнефтегаз»), участвует в проекте строительства Тяньцзиньского НПЗ на территории Китая с целью прямого выхода на китайский внутренний рынок, а также привлекает китайских партнеров в свои нефтегазохимические проекты.

Таблица 1. Основные проекты с участием ПАО «НК «Роснефть» и китайских энергетических компаний

Проект

Описание

«Удмуртнефть»

Sinopec имеет 49% в компании «Удмуртнефть» (51% у «Роснефти»). Компания ежегодно добывает 6,3 млн тонн нефти.

«Венинефть»

Совместное предприятие «Роснефти» (74,9%) и Sinopec (25,1%) для разработки Северо-Венинского месторождения.

«Верхнечонскнефтегаз»

В июне 2017 года «Роснефть» и Beijing Gas закрыли сделку по продаже 20% в компании «Верхнечонскнефтегаз» за $1,1 млрд.

Строительство Тяньцзиньского НПЗ

Совместный проект «Роснефти» и CNPC. Мощность — 16 млн тонн в год, глубина переработки — более 95%. Проект предусматривает также создание розничной сети из 300 АЗС.

ВНХК

Совместный проект «Роснефти» и ChemChina по строительству комплекса нефтепереработки мощностью 12 млн тонн в год и нефтехимии мощностью 3,4 млн тонн в год.

Богучанский проект

Совместный проект «Роснефти» и Sinopec по строительству нефтегазохимического комплекса в Восточной Сибири с выпуском до 3 млн тонн в год нефтехимической продукции.

Завод полимерных покрытий в Приморском крае

Совместный проект «Роснефти» и ChemChina по строительству завода полимерных покрытий мощностью 50 тыс. тонн в год.

Источники: ФИЭФ по данным компаний

«Удмуртнефть»

«Удмуртнефть» – крупнейшее нефтедобывающее предприятие Удмуртии, в 2016 году добыча нефти составила 6,32 млн тонн (около 60% общего объема добычи нефти в республике). Компания имеет на своем балансе 32 месторождения. С 2006 года предприятие начало работать под управлением «Роснефти» и китайской компании Sinopec. «Роснефти» принадлежит 51% акций, Sinopec – 49%.

Совместное предприятие «Роснефти» и Sinopec (74,9% у «Роснефти», 25,1% у Sinopec) планирует добывать 1,4-1,6 млрд м3 газа в год на Северо-Венинском месторождении с доказанными запасами 35,4 млрд м3 газа.

«Верхнечонскнефтегаз»

В июне 2017 года «Роснефть» завершила сделку по продаже 20% компании «Верхнечонскнефтегаз» Beijing Gas за $1,1 млрд. «Верхнечонскнефтегазу» принадлежит лицензия на разработку Верхнечонского нефтегазоконденсатного месторождения с текущими извлекаемыми запасами 173 млн тонн нефти и газового конденсата и 115 млрд м3 газа. По итогам 2016 года добыча ВЧНГ составила 8,7 млн тонн нефти, что на 360 тыс. тонн больше, чем в 2015 году.

«Роснефть» приглашает китайские компании для участия в проектах разработки лицензионных участков в Восточной Арктике и готова обсуждать привлечение инвесторов в проекты по освоению месторождений Ванкорского кластера (Русского, Тагульского) и Юрубчено-Тохомского месторождения. Ожидается, что совокупная добыча на трех указанных месторождениях к 2020 году может превысить 10 млн тонн.

По данным «Роснефти», в результате сейсморазведочных работ в 2014-2016 годах количество перспективных структур в Восточной Арктике возросло с 57 до 172. В июне 2017 года по результатам бурения на Хатангском лицензионном участке в море Лаптевых объявлено об открытии первого месторождения нефти в Восточной Арктике.

Строительство Тяньцзиньского НПЗ

Крупнейшим совместным нефтегазовым проектом России и Китая на территории КНР является строительство Тяньцзиньского НПЗ, межправительственное соглашение по проекту строительства которого вступило в силу 19 июня 2013 года. Цель проекта – выход на растущие рынки моторных топлив столичного региона Китая, а также производство параксилола для обеспечения потребностей легкой промышленности северных районов КНР.

Реализацией проекта занимается СП «Восток Нефтехимия», где 49% принадлежит «Роснефти», а 51% – CNPC. Завод будет перерабатывать 13 млн тонн нефти в год, из которых около 9 млн тонн составит российская нефть. Реализация конечной продукции возможна не только на внутренний рынок КНР, но и на экспорт.

В настоящее время завершена разработка ТЭО проекта строительства НПЗ, который может быть введен в эксплуатацию уже в 2021 году.

Завод полимерных покрытий в Приморском крае

В декабре 2016 года «Роснефть» и Китайская национальная химическая корпорация (ChemChina) подписали соглашение об основных условиях создания совместного предприятия для строительства завода полимерных покрытий. В соответствии с документом стороны создадут на территории опережающего развития «Большой Камень» в Приморском крае России совместное предприятие для строительства завода полимерных покрытий и красок мощностью до 50 тыс. тонн в год.

В результате в России будет создано крупнейшее предприятие по выпуску покрытий для морских судов различного класса, в том числе арктического.

Продукция, которую планируется производить на заводе, найдет свое применение в работе судостроительного комплекса «Звезда» на Дальнем Востоке России, создаваемого по поручению президента Владимира Путина.

Роснефть и ChemChina совместно (доля «Роснефти» – 60%, ChemChina – 40%) реализуют проект создания высокотехнологичного нефтеперерабатывающего и нефтехимического комплекса на Дальнем Востоке России (Проект ВНХК – Восточная нефтехимическая компания).

Главная цель реализации этого проекта – обеспечение растущего спроса на моторные топлива и нефтехимическую продукцию на Дальнем Востоке, стимулирование создания отрасли переработки пластмасс, получение возможности экспорта продукции с высокой добавленной стоимостью в страны АТР.

В настоящее время осуществляется подготовка к строительству I и II очереди проекта.

I очередь – нефтепереработка мощностью 12 млн тонн нефти в год с получением моторных топлив, в т. ч. автобензинов (1570 тыс. тонн), дизельного топлива (6 млн тонн), керосина (790 тыс. тонн), судового маловязкого топлива (140 тыс. тонн).

II очередь – нефтехимическое производство мощностью 3,4 млн тонн в год.

Богучанский проект

В июне 2016 года «Роснефть» и Sinopec подписали рамочное соглашение об участии в проекте строительства газоперерабатывающего и нефтегазохимического комплекса в Восточной Сибири. Предполагается, что годовая мощность комплекса в районе села Богучаны составит 5 млрд м3 природного газа с выпуском до 2 млн тонн высокотехнологичных полимеров и нефтехимической продукции.

На полях Саммита АТЭС в ноябре 2017 года «Роснефть» и «Хуасинь» подписали соглашение о проведении совместного предварительного исследования возможности строительства нефтехимического комплекса в китайской провинции Хайнань.

Акцент на высоких технологиях

Другой областью сотрудничества «Роснефти» и китайских компаний становится область высокотехнологичных сервисных услуг и поставок оборудования.

В октябре 2014 года и сентябре 2015 года «Роснефть» и Yantai Jereh Oilfield Services подписали меморандумы о взаимопонимании в области производства оборудования для ГРП и гибких насосно-компрессорных труб, а также оказания сопутствующих услуг. С компанией Kerui в июне 2016 года «Роснефть» подписала меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в сфере нефтепромысловых услуг.

Следует отметить важную роль китайских поставщиков оборудования для строящегося в районе Владивостока судостроительного комплекса «Звезда». С компанией China Heavy Industry Corporation Nantong «Роснефть» заключила договор на поставку кранового оборудования для достроечного стапеля. В июне 2016 года заключен контракт с компанией Beihai Shipbuilding Heavy Industry на строительство уникального транспортно-передаточного дока грузоподъемностью 40 тыс. тонн.

Китайский акционер

Китайские компании также проявили интерес к прямому вхождению в капитал крупнейшей российской нефтяной компании.

Консорциум суверенного фонда Катара и швейцарского трейдера Glencore в октябре 2017 года завершил переговоры о продаже 14,16% акций «Роснефти» CEFC («Хуасинь»). CEFC заплатит консорциуму $3,9 млрд. Планируется, что сделка будет закрыта до конца 2017 года.

В результате CEFC может стать третьим крупнейшим акционером «Роснефти» после государственного «Роснефтегаза» (50% плюс 1 акция) и британской BP (19,75%).

Ранее, на полях ПМЭФ-2017, «Роснефть» и CEFC подписали соглашение о стратегическом сотрудничестве, в рамках которого предусмотрено тесное взаимодействие в сфере поставок нефти, разведки и добычи углеводородов, а также в реализации совместных нефтегазохимических проектов.

Газовые проекты

«Роснефть» планирует расширять сотрудничество с китайскими компаниями и в газовой сфере. В настоящее время оно представлено в первую очередь СП «Верхнечонскнефтегаз». В 2017 году компания и Beijing Gas Group Company Limited (один из крупнейших дистрибьюторов природного газа в КНР) подписали соглашение о сотрудничестве в газовом бизнесе.

«Роснефть» планирует поставлять СПГ на рынки АТР, в том числе в Китай.

Для этого «Роснефть» в районе Сахалина планирует реализовать проект «Дальневосточный СПГ» в рамках соглашения о разделе продукции (СРП) проекта «Сахалин-1». Предусматривается строительство завода СПГ на Дальнем Востоке РФ мощностью 5 млн тонн в год. В декабре 2015 года затраты на проведение проектно-изыскательских работ включены в программу работ и смету расходов по проекту «Сахалин-1» на 2016 год и утверждены уполномоченным государственным органом проекта.

Сотрудничество России и Китая носит крайне многосторонний характер, охватывая самые различные сферы ТЭК, и «Роснефть» играет в нем ключевую роль. Мы ожидаем, что новые проекты, которые реализуются «Роснефтью» совместно с китайскими партнерами, приведут к ускорению и углублению этого сотрудничества, а «Роснефть» останется его «локомотивом».

Материал подготовили:

Алексей Громов,

кандидат географических наук, главный директор по энергетическому направлению Фонда «Институт энергетики и финансов»

Александр Титов,

заведующий сектором «Мировой нефтяной рынок» Фонда «Институт энергетики и финансов»

oilcapital.ru

Китай и «Роснефть»: приватизационные маневры

Интервью Владимира Милова для интернет-портала «Нефтянка»

— Владимир, каковы возможности России по наращиванию доли импорта на китайском рынке? Что Вы посоветуете российским компаниям увеличивать экспорт нефти или нефтепродуктов в Азию?

— В Китай можно экспортировать нефть сорта ESPO, которая не смешивается с поволжской, не превращается в сернистую Urals, продаваемую с дисконтом. Но там выше издержки на транспортировку, значительная часть нашей нефти идет туда по железной дороге. Я не хочу давать советов компаниям, они должны сами правильно оценивать ситуацию. Есть определенный баланс, сегодняшняя логистика предполагает выбор: можно продать нефть в европейском направлении, а можно — в азиатском. Компании должны решать этот вопрос, исходя из коммерческих соображений. Всегда хорошо иметь выбор.

Что касается нефтепродуктов, у нас есть определенный дефицит модернизации наших нефтеперерабатывающих мощностей. У нас до сих пор выход светлых нефтепродуктов составляет порядка 70%. Нужна серьезная инвестиционная программа для дальнейшего повышения глубины переработки и увеличения производства светлых нефтепродуктов. Когда вы в основном выпускаете мазут, то это не выгодно: он дешевле сырой нефти. При доминировании мазута в выпускаемой НПЗ корзине, нефтепродукты могут оказаться дешевле, чем экспорт самой сырой нефти. Проблема в модернизации нефтеперерабатывающих мощностей. Ее решению препятствуют как налоговый режим, так и постоянный передел собственности. Посмотрите на историю с «Башнефтью». Кто будет инвестировать в апгрейд своих заводов, если их могут завтра отобрать хищные государственные компании? Основной фактор, почему за последние четверть века наша нефтепереработка модернизировалась недостаточными темпами, это отсутствие долгосрочных гарантий прав собственности у компаний. Это капиталоемкая сфера: нужно вложить несколько миллиардов, прежде чем они через много лет начнут давать отдачу. Именно поэтому наши нефтяники не спешили модернизировать свою нефтепереработку. Кроме того, нужно строить новые портовые нефтеперерабатывающие заводы. Это тоже никто не спешит делать, потому что это все могут отобрать. Если бы этого фактора передела собственности в пользу госкомпаний не было бы, я думаю, мы бы давно много чего построили.

— Насколько выгоден России экспорт нефти в Китай? Сколько дохода он реально приносит?

— Если посмотреть на отчетность «Роснефти» (она является основным экспортером в Китай), видно, что азиатское направление дает несколько долларов на баррель премии по сравнению с европейским экспортом. Правда, здесь нужно учитывать: разница в ценах объясняется тем, что на Восток можно экспортировать легкую нефть, не смешивая ее с сернистой поволжской, не превращая ее в дисконтную Urals. Но здесь есть и другой фактор: транспортировка в восточном направлении дороже. С учетом инфраструктурных трудностей, я особых преимуществ для экспорта в Китай не вижу. Он сопоставим с нашими поставками в Европу: есть плюсы, есть минусы. Это повод смотреть на Китай как на обычный рынок. Я не считаю обоснованной истерию по этому поводу, которую можно увидеть в наших СМИ.

— Что касается перспектив сотрудничества китайских и российских компаний, есть ли у наших предприятий возможность выйти на рынок нефтепереработки Китая? Есть ли у китайских компаний возможность расширить свое присутствие в России?

— Китай очень прагматично подходит к решению этих вопросов. Мы видим, что они очень осторожно действуют в вопросах о доступе в downstream и на розничный китайский рынок. Тяньцзинский проект c участием «Роснефти» — это все. Нашим компаниям трудно пробиться через монополию государственных компаний (CNPC и Sinopec), также как и нашим частным инвесторам у нас. Что касается участия китайцев в проектах в России, китайским компаниям, как правило, хотят продать миноритарные, небольшие доли в отдельных проектах за очень большие деньги. Китайцы не желают переплачивать за доли в предприятиях, где они не имеют реального управления. Они хотят получить контроль. Когда их позвали поучаствовать в приватизации доли в «Роснефти», они заявили, что им будет это интересно лишь в случае получения реальной доли в компании: пара кресел в совете директоров — это не то, что им надо. Идет перетягивание каната. У нас доминируют крупные государственные монополии, у них происходит то же самое. Они тяжело пускают иностранных партнеров в свои проекты внутри страны.

Что касается Китая, видно, что они разговаривают с позиции силы. Они — более крупные и экономически здоровые партнеры, поэтому они могут выбирать. Наши попытались им продать небольшие доли на Ванкорском месторождении, но они не захотели. Очевидно, что они хотят контроль в крупных проектах, хотят влиять на управление в «Роснефти». На меньшее они не согласны, продолжают разговаривать с позиции сильного. Реальный масштаб сотрудничества отстает от той пиаровской волны, которая идет, в связи с тем, что обе стороны сложные. Доминирующие там госкомпании не хотят пускать конкурентов.

— За последние годы китайцы скупили по всему миру нефтегазовые активы, многие из них оказались не такими уж и хорошими: в Венесуэле, например. Как долго Китай будет продолжать инвестировать в плохие активы или они руководствуются другими ценностями?

— У них наступает другая эра: закончилась эпоха быстрого экономического роста. Они будут замедляться, возможно, даже уйдут в негативную зону. Это скажется и на их инвестиционных возможностях. В перспективе им придется «переваривать» то, что они уже накупили, а не думать о какой-то новой сверхбольшой экспансии. Но я бы не стал так однозначно говорить, что у них все активы плохие. С точки зрения их интересов, они хорошо действовали, например, в Африке и Центральной Азии. Более того, там они сопровождали скупку активов подсаживанием местных правительств на китайскую государственную помощь по финансированию развития инфраструктурных проектов. Они имеют дело с активами в лояльных для них государствах. Та же Туркмения уже производит впечатление китайской колонии: там не просто CNPC работает и газопровод оттуда идет, а правительство Туркменистана во многом зависимо от Китая. Это инвестиция с дополнительным верхом: с пирамидой очень лояльного в долгосрочной перспективе правительства. В Африке такого много. Я один раз был в Пекине во время саммита Китай-Африка. Было видно: какое внимание они уделяют сотрудничеству с китайцами. Пара десятков африканских государств просто сидит на мощной китайской игле.

У КНР есть разные активы в портфеле международных проектов. Они стараются все это географически диверсифицировать. Может быть, это поможет китайцам пройти сложный период для внутренней экономики. Думаю, что китайские инвестиции во внешние проекты были небесполезны для КНР.

— Как Вы оцениваете перспективы участия Китая в приватизации «Роснефти»?

— Думаю, здесь все будет зависеть от готовности российской власти отдать контроль в компании и допустить иностранных инвесторов к реальному управлению в ней. Это то, что китайцы уже дали понять. Глава CNPC Ван Илинь, когда в мае-июне обсуждался вопрос участия Китая в приватизации «Роснефти», он прямо сказал: «Будет допуск к реальному управлению, будем участвовать». Чтобы понять какие реальные возможности дает в этой связи объявленная приватизация пакета в 19% в «Роснефти», можно посмотреть на то, как управляется пакет в 19,75%, принадлежащий сейчас BP. Мы видим, что эта компания не оказывает никакого реального влияния на управление «Роснефтью»: пара человек от BP сидит в совете директоров, какие-то люди есть в комитетах при нем, и все. Решения по инвестициям в новые проекты, скупке активов, вложениям в Венесуэле, Индии, принимаются без участия BP. Китайцы это видят, говорят, что будут вкладываться, если все управленческие решения будут согласовываться с ними. Я пока политической готовности делать это с российской стороны не вижу. Пока китайцам не отдадут часть рычагов управления в «Роснефти», они в нее входить не будут. Это мы четко увидели на примере отсутствия заявки от китайцев на покупку этого 19% пакета. Пока наши власти явно не готовы к передаче управления в такой крупной стратегически важной компании как «Роснефть» кому-то внешнему. Пока у них сохраняются какие-то финансовые возможности, они будут маневрировать: пытаться подороже продать активы тем, кто поменьше. Купить у самих себя, например. Сейчас придумали такую хитрую схему. Что касается китайцев, без доступа к реальному управлению они, скорее всего, интереса иметь не будут.

Мария Кутузова

Комментариев:

neftianka.ru

китайская CEFC может приобрести долю в «Роснефти» – ВЕДОМОСТИ

Китайская CEFC China Energy, которая выросла из нишевого нефтетрейдера в широкий энергетический конгломерат и агрессивно развивалась последние два года, ведет переговоры о покупке пакета акций «Роснефти». Это Reuters сообщили три источника, имеющие прямую информацию о переговорах. По их словам, переговоры топ-менеджеров компаний находятся на предварительной стадии и с июля главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин и председатель совета директоров CEFC Е Цзяньмин встречались уже дважды. Пресс-секретарь и вице-президент «Роснефти» Михаил Леонтьев отказался от комментариев.

В начале июля «Роснефть» сообщила, что подписала с CEFC соглашение о стратегическом сотрудничестве, которое касается разведки и добычи нефти, нефтепереработки и нефтехимии, розничных продаж и финансовых услуг. Стороны договорились рассмотреть возможность создания в России вертикально-интегрированного совместного предприятия для реализации проектов в нефтегазовой отрасли, а также создание совместного инвестиционного фонда. Также соглашение предусматривает опцию для CEFC по покупке доли в розничном бизнесе «Роснефти».

Reuters не известно, сколько китайская сторона готова заплатить и будет ли она покупать уже существующие акции «Роснефти» или новые. Источник, близкий к «Роснефти», сообщил, что компания готова продать CEFC долю с своем розничном бизнесе, который объединяет около 3000 АЗС, 150 нефтехранилищ и более 1000 танкеров для бензина.

«Роснефть», представляя новую стратегию развития на собрании акционеров, сообщила, что планирует в том числе перейти к холдинговой структуре управления с проработкой пилотного проекта в розничном сегменте. Источник в «Роснефти» сообщал ранее «Интерфаксу», что пилот по выделению «Роснефть-розницы» в отдельную холдинговую структуру может завершиться сделкой уже в 2018 г. При этом сеть АЗС даже после состоявшейся потенциальной сделки останется бизнесом, связанным с «Роснефтью»: компания предполагает остаться якорным поставщиком топлива, зарабатывать оптовую маржу на долгосрочных контрактах, а также получать доход в виде дивидендов на оставшуюся долю акций. Если эксперимент с сетями АЗС будет удачным, то позже в холдинг будут выделены хвостовые добычные активы и сервисный бизнес, добавлял источник в компании.

На запрос о комментарии представитель CEFC заявил, что стороны 2 августа заключили соглашение о сотрудничестве в ходе визита Сечина в штаб-квартиру компании в Шанхае. Обсуждалась ли тогда покупка пакета акций «Роснефти», он не ответил. Представитель «Роснефти» сообщил, что компания считает Китай привлекательным развивающимся рынком и настроена на развитие отношений с китайскими партнерами. Держателем собственных акций компания не является, поэтому не может их продавать.

50% «Роснефти» через «Роснефтегаз» принадлежит правительству России, 19,5% - консорциуму Glencore и Qatar Investment Authority (QIA), 19,75% - британской ВР. Получить комментарии «Роснефтагаза», Glencore, QIA и BP агентству не удалось.

Если сделка состоится, CEFC станет первой частной китайской компанией, которая инвестирует в крупного игрока на мировом рынке нефти. Reuters отмечает, что стратегические инвестиции власти Китая доверяют обычно крупнейшим госкомпаниям. Ключевой проблемой в подготовке к сделке для CEFC будут санкции, сказал агентству высокопоставленный источник в Китае. По его словам, компания уже нанимает юристов для изучения потенциальных проблем из-за сделки. Он добавил, что говорить о цене сделки еще рано.

Идея сделки принадлежит «Роснефти», сказал еще один высокопоставленный китайский источник Reuters. По его словам, несмотря на то что компании на протяжении последних трех-четырех лет обсуждают различные возможности сотрудничества, предложение от российской стороны купить пакет акций поступило только недавно. Предложение прорабатывает команда из 40 человек, добавил он.

О сделке может быть объявлено в начале сентября, когда высокопоставленные российские чиновники посетят Пекин, добавил этот источник агентства.

www.vedomosti.ru


Смотрите также