Угроза на $9 млрд. Как расследование против китайского инвестора «Роснефти» отразится на сделке. Китай купил роснефть


Угроза на $9 млрд. Как расследование против китайского инвестора «Роснефти» отразится на сделке | Бизнес

Опасения и риски

Безусловно, есть вероятность того, что из-за расследования сделка с «Роснефтью» может быть завершена позже срока. В отличие от предыдущих сделок «Роснефти» с китайскими партнерами, в которых контрагентами выступали китайские госкомпании, CEFC является частной компанией, объясняет Виталий Ермаков, заведующий Центром анализа энергетической политики Института энергетики НИУ ВШЭ: Следственные действия в отношении руководителя компании, о которых сообщили СМИ, пока не дают оснований говорить об отмене существующих договоренностей с Роснефтью, но риски вокруг сделки, конечно, возросли. В Китае после снятия временных ограничений на срок пребывания нынешнего руководства страны у власти  продолжается «наведение порядка», в котором борьбе с коррупцией отводится центральная роль.

Задержание председателя совета директоров китайской CEFC China Energy Е Цзяньмина по подозрению в совершении экономических преступлений, стало неприятной новостью для рынков, но это, по всей видимости, внутрикитайская история, если верить источникам, что арест предпринимателя инициирован на самом высоком уровне. Скорее всего, это происходит в рамках антикоррупционной компании, запущенной Председателем Си Цзиньпином, рассказал Forbes Александр Лосев, генеральный директор «УК Спутник — Управление капиталом».

Поскольку CEFC China Energy, входящая в топ-10 крупнейших частных китайских компаний, запустила ряд международных проектов и программ сотрудничества, имеющих важное значение для китайской экономики и политики «мягкой силы», то, скорее всего проекты будут продолжены, правда нельзя исключать их некоторой корректировки по суммам, срокам и условиям. 

«Принимая во внимание, что в Китае принята программа обеспечения энергетической безопасности, а «Роснефть» и «Газпром» рассматриваются как важные поставщики углеводородного сырья и партнеры китайских государственных компаний, то задержание Е Цзяньмина вряд ли  поставит крест на перспективах сотрудничества CEFC China Energy и «Роснефти». Скорее всего, работа продолжится в том или ином формате, но может быть изменена сама схема приобретения CEFC акций Роснефти на сумму $4, 576 млрд у консорциума суверенного фонда Катара и компании Glencore. Там могут измениться сроки или появиться новые участники», — поясняет Лосев.

Правительство Китая заинтересовано в поставках российской нефти, но надо понимать, что оно так же заинтересовано и в сотрудничестве с международными банками, испытывающими санкционное давление, рассказал портфельный управляющий ГК «Финам» Алексей Белкин. Для китайских властей встает вопрос экономической выгоды — стоит ли отказать в кредитовании сделки с CEFC по покупке акций «Роснефти», но при этом сохранить возможность кредитоваться на мировых рынках — очевидно, что Китай пойдет именно таким путем и не будет подставлять себя под удар санкций.

«Риски для завершения сделки безусловно возрастают, но со временен эта история с расследованием, вероятнее всего,  сойдет на нет — и все вернется на круги своя, уверен Алексей Белкин: «Из-за невозможности привлечь финансирование стороны пойдут следующим путем — госбанки России, в частности, ВТБ, проведут краткосрочное финансирование процедуры, чтобы в дальнейшем перевести ее на другие структуры».

Запутанная история

Вся история с приватизацией была изначально очень запутанной, источники указывают на возникающие проблемы с приватизацией госпакета, рассказывает Владимир Веденеев, начальник управления  инвестиций УК «Райффайзен капитал». По его мнению, в частности об этом сигнализировал спешный поиск партнера, котором стала загадочная китайская компания CEFC, возникшая из ниоткуда, про которую и в Китае известно совсем немного.

Пока что китайская компания не может привлечь финансирование, и сделка, которая должна была закрыться в 2017 году, перенеслась на первое полугодие 2018 года и по сути зависла в воздухе. Про эту сделку известно то, что ничего не известно — ни кто выступает кредитором, ни размеры финансирования. «Таким образом, изначально схема с завершением приватизации госпакета акцией «Роснефти» была весьма непрочной и непрозрачной, понятно, что расследование и следствие, возбужденное против главы компании, добавляют репутационные риски и шансы, что сделка подвиснет до конца года», — полагает Веденеев.

С приватизацией «Роснефти» все умышленно запутано, считает Михаил Крутихин, партнер консалтинговой компании RusEnergy. Больше 5% акций остается в подвешенном состоянии (катарцы и Glencore вместе с банком Intesa) выступали тут как фиктивное прикрытие весьма сомнительной схемы. По этой схеме за «приватизацию» заплатило само российское государство (частично из денег «Роснефтегаза», которые бюджету и так причитались как дивиденды «Роснефти», а частично — помощью из ВТБ, тоже госбанка).   

«Китайская компания с сомнительной репутацией была привлечена в качестве еще одной ширмы. Она должна была выступить в роли номинального покупателя пока не пристроенного пакета, а средства взять в том же ВТБ под залог пакета. А потом объявить, что расплатиться не в состоянии, и пакет перешел бы в управление ВТБ. Китайские органы наблюдения, судя по всему, помешали этой сделке. Найти другую такую же ширму руководству «Роснефти» будет трудновато», —  заключает Крутихин.

По мнению Веденеева, финансовых проблем для «Роснефти» возникнуть не должно, однако хорошего в сложившейся ситуации мало, отсутствие интереса к приобретению значительного пакета акций крупнейшей нефтяной компании— индикатор того, что спроса на них нет и приходится делать хорошую мину при плохой игре. 

«Стороны будут искать  еще какие-то варианты  — возможно договариваться с индийскими банками или китайскими госкомпаниями. Однако последних не очень интересует участие и покупка акций в холдинговой структуре, которой является «Роснефть», они предпочли бы купить долю в ее производственных предприятиях», — резюмирует Веденеев.

www.forbes.ru

Китайская компания CEFC купила 14,16% акций «Роснефти»

Игорь СечинИгорь Сечин (Фото: Алексей Дружинин / РИА Новости)

Крупнейшая частная нефтегазовая компания Китая станет акционером «Роснефти», заплатив за это $9 млрд.

Консорциум, состоящий из швейцарского сырьевого трейдера Glencore и катарского инвестфонда QIA, договорился о продаже большей части своего пакета акций «Роснефти» китайскому инвестору. Покупателем 14,16% акций «Роснефти» станет частная нефтяная компания CEFC China Energy («Хуасинь»), объявил Glencore и подтвердил глава «Роснефти» Игорь Сечин. Сумма сделки превышает $9 млрд, что делает ее крупнейшей китайской инвестицией в российский бизнес.

Glencore и QIA сохранят на двоих чуть более 5% акций «Роснефти». Продав китайцам ту часть приватизированного пакета в «Роснефти», которая была куплена на заемные деньги, консорциум разом избавляется от долгового бремени и от имиджевых рисков, которые нес тот непрозрачный кредит. Но если одни вопросы уходят, то другие появляются: третьим по величине акционером «Роснефти» становится амбициозный китайский конгломерат с неясной структурой собственности и своеобразной философией.

Сколько заплатят китайцы?

В сообщении Glencore говорится, что акции «Роснефти» будут проданы CEFC по цене, примерно на 16% превышающей средневзвешенную биржевую стоимость бумаг за последние 30 дней. Это подразумевает, что стоимость сделки могла составить около $9 млрд, подсчитал аналитик «Уралсиб Капитал» Алексей Кокин. У РБК получилась такая же сумма, по данным терминала Bloomberg на основе рублевых котировок «Роснефти» на Московской бирже в пересчете на доллары. Представитель CEFC сказал Reuters, что сумма сделки составляет $9,1 млрд. Источник РБК, близкий к продавцам, уточняет, что сделка номинирована в евро и составляет около €7,5 млрд.

При этой цене покупка CEFC 14,2% акций «Роснефти» станет рекордной прямой инвестицией Китая в капитал российской компании. Сейчас крупнейшей сделкой считается покупка в 2006 году компанией Sinopec «Удмуртнефти» за $3,5 млрд, следует из данных проекта China Global Investment Tracker.

Что известно про покупателя?

CEFC нельзя назвать широкоизвестной китайской компанией, но за несколько лет она превратилась «из нишевого топливного трейдера в быстрорастущий нефтяной и финансовый конгломерат», отмечало Reuters в начале этого года. Годовая выручка компании превышает $40 млрд.

CEFC была основана в 2002 году ее нынешним председателем Йе Цзяньмином и, как считается, принадлежит ему. Но почти ничего не известно о том, как основатель находил деньги на стремительное развитие бизнеса и как сейчас распределены доли в компании. Представитель CEFC говорил Reuters, что Йе Цзяньмин владеет группой через доли в ее дочерних компаниях, а не через холдинговую структуру. «Хотя компания настаивает, что она частная, ее корпоративная структура способствует спекуляциям о том, что управляется она как государственная организация», — пишет гонконгское издание South China Morning Post.

На сайте CEFC говорится, что «уникальная» управленческая модель компании сочетает в себе «торговую экономику, конфуцианство и менеджмент в военном стиле».

В начале сентября 2017 года «Роснефть» подписала с CEFC соглашение о сотрудничестве по разведке и добыче нефти в Восточной и Западной Сибири, а также контракт на поставку российской нефти. Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев пояснил РБК, что компания обсуждает с CEFC сотрудничество в сфере добычи нефти и привлечения финансирования. «Мы обсуждаем с ними участие в основных наших добычных проектах в Восточной Сибири», — сказал Леонтьев. По его словам, речь идет прежде всего о гринфилдах (еще не разработанных месторождениях), таких как Сузунское месторождение. «У них есть возможности привлечения финансирования на приемлемых, комфортных для нас условиях», — говорит пресс-секретарь «Роснефти». Сделка по покупке 14,2% «Роснефти» «отражает крепкую веру CEFC в качественную ресурсную базу «Роснефти», конкурентные преимущества в отрасли и силу ее менеджмента», — говорится в сообщении CEFC.

Когда будет закрыта сделка?

Сделка еще не завершена, следует из сообщения Glencore. Она зависит от «завершения финальных переговоров и получения CEFC всех необходимых регуляторных разрешений». На одобрение регуляторами и закрытие сделки может потребоваться около месяца, сказал РБК источник, близкий к одной из сторон.

В каких юрисдикциях нужны согласования с регуляторами, сообщение Glencore не раскрывает. Представитель Glencore отказался комментировать сделку, а представители CEFC и британского коммуникационного агентства, чьим клиентом является QIA, не ответили на запросы РБК. Согласование российской правительственной комиссии по иностранным инвестициям не потребуется, указывает партнер King & Spalding Илья Рачков, поскольку согласно закону об иностранных инвестициях его не требуется, если в ходе сделок с иностранными инвесторами Российская Федерация прямо или косвенно сохраняет контроль в стратегическом предприятии. CEFC в пресс-релизе, вышедшем в пятницу вечером, сообщила, что транзакция «получила предварительное одобрение Национальной комиссии по развитию и реформам Китая», но еще нужны одобрения «соответствующих правительственных органов».

Владелец 19,5% «Роснефти», продающий 14,2% китайцам, QHG Oil Ventures зарегистрирован в Сингапуре и контролируется цепочкой британских компаний.

Игорь СечинИгорь Сечин (Фото: Алексей Дружинин / РИА Новости)

Какой будет акционерная структура «Роснефти» после сделки?

После завершения сделки у «Роснефти» будет три крупных иностранных акционера — британская BP с долей 19,75%, CEFC — 14,16% и консорциум Glencore и Катара (QHG) с долей около 5,3%. Государственному «Роснефтегазу» принадлежит чуть более 50% акций. На долю Glencore будет приходиться эффективная доля в «Роснефти» в размере около 0,5%, а на долю QIA — 4,7%, сообщил Glencore.

Сечин заявил, что в «Роснефти» рады тому, что в число ее акционеров войдет китайская компания. «Для нас это серьезное событие, которое в целом формирует в окончательном виде акционерную структуру компании. Мы рады, что это стала именно китайская корпорация», — сказал глава «Роснефти» в интервью телеканалу «Россия 24».

Аналитики «Ренессанс Капитала» не исключают, что в будущем CEFC может поделиться своей долей в «Роснефти» с другими китайскими инвесторами, «учитывая растущий уровень сотрудничества «Роснефти» с китайскими нефтегазовыми компаниями.

В июне акционеры «Роснефти» избрали в совет директоров представителей новых совладельцев — главу Glencore Айвана Глазенберга и президента по научно-исследовательским разработкам Qatar Foundation Файзала Алсуваиди. Представитель «Роснефти» отказался комментировать, останутся ли они в совете директоров после закрытия сделки с CEFC. Сейчас в совете «Роснефти» девять директоров, но в конце сентября акционеры расширят его до 11 человек. Право номинировать кандидата в совет директоров появляется уже при 2% голосующих акций, но номинированного кандидата надо еще выбрать. Чисто математически, при 100% явки, чтобы провести одного кандидата в совет директоров, акционеру — даже с учетом кумулятивного голосования — понадобится 9% голосующих акций, говорит партнер коллегии адвокатов «Ковалев, Тугуши и партнеры» Сергей Патракеев. Но консорциум Glencore и QIA может сохранить места в совете, если это будет прописано в акционерном соглашении, добавляет он.

Как отреагировал рынок?

Котировки «Роснефти» поднимались на Московской бирже максимально на 3,2% после новостей о сделке и закончили пятничную сессию ростом на 2,9% (до 314,95 руб. за бумагу). Акции Glencore на Лондонской бирже, напротив, подешевели на 1,5%. CEFC и QIA не торгуются на бирже.Что будет с кредитом Intesa и российских банков?

Сечин пояснил, что основную часть приватизированного в конце 2016 года пакета «Роснефти» (19,5%) консорциум Glencore и QIA приобрел на заемные средства, но в последнее время обслуживать кредит стало слишком дорого. «Волатильность на финансовых рынках привела к серьезной девальвации доллара по отношению к евро, и расходы на обслуживание этого кредита стали достаточно серьезными. В этой связи консорциум QIA и Glencore решил найти дополнительного партнера, чтобы обеспечить прямое владение этими акциями без кредитной нагрузки», — сказал Сечин. С декабря 2016 года, когда Glencore и QIA купили долю в «Роснефти», курс доллара к евро действительно опустился, подтверждает Кокин из «Уралсиба»: тогда один евро стоил $1,07, а сейчас — $1,19.

Консорциум потратил на покупку акций «Роснефти» только €2,8 млрд собственных средств (причем Glencore только €300 млн, но получил выгодный контракт с «Роснефтью»), остальные €7,4 млрд были предоставлены итальянским банком Intesa Sanpaolo (€5,2 млрд) и некими российскими банками (€2,2 млрд), которых участники сделки так до сих пор и не раскрыли. Из российских банков сделку мог прокредитовать «Газпромбанк», рассказывали источники РБК в декабре 2016 года, но это никогда не подтверждалось (представитель банка в пятницу не ответил на звонок РБК). А банк ВТБ помог с промежуточным финансированием сделки, предоставив на одну неделю в декабре €10,2 млрд структуре Glencore. Эта сумма была перечислена «Роснефтегазом» в федеральный бюджет 2016 года, но закрытия сделки с Glencore и QIA пришлось ждать до начала 2017 года, когда обещанные средства выдала Intesa. «Всегда казалось, что сделка по продаже 19,5% «Роснефти» консорциуму QIA и Glencore была организована на скорую руку, чтобы успеть провести приватизацию до конца прошлого года и доходы от нее попали в федеральный бюджет», — сказал Reuters старший партнер консалтинговой компании Macro Advisory Крис Уифер.

Топ-менеджеры «Газпромбанка» и ВТБ в марте 2017 года получили награды от президента Владимира Путина за «укрепление позиций России в глобальной нефтегазовой отрасли и успешное выполнение задач по улучшению инвестиционного климата». Спустя месяц ордена Дружбы от президента получили руководители Glencore, QIA и Intesa.

Intesa «полностью возместит себе» кредит, предоставленный консорциуму, передало Reuters со ссылкой на заявление банка (на запрос РБК пресс-служба Intesa не ответила). После приватизации 19,5% «Роснефти» этот пакет целиком находился в залоге у Intesa, писал РБК. Итальянский банк безуспешно пытался синдицировать кредит на €5,2 млрд уже после его выдачи (что само по себе было нетипично, поскольку синдикат обычно формируется до предоставления кредита) — о первых проблемах с синдикацией РБК писал в феврале, в августе Reuters сообщило, что западные банки вновь отказались от сделки, из-за новых санкций США против России.

Получив деньги от CEFC, консорциум Glencore и QIA целиком направит их на погашение долга перед Intesa и неназванными российскими банками (€7,4 млрд), а также на выплату комиссий и возмещение других расходов, понесенных в связи с первоначальной сделкой по покупке 19,5% «Роснефти» (около €100 млн), утверждает источник, близкий к консорциуму. Условия, на которых Glencore и QIA привлекали кредитные ресурсы, никогда не раскрывались (стоимость обслуживания, срок и т.д.). Залог с акций после возвращения кредита Intesa, естественно, будет снят, говорят два собеседника РБК, близкие к сторонам сделки.

chinarussia.info

Китай отказывается покупать «Роснефть»? Главу компании-покупателя доли арестовали по приказу Си Цзиньпина

Главу китайской компании, которая искала деньги для покупки доли в «Роснефти», по сообщениям ряда СМИ, арестовали. Из-за этого сделка может сорваться. Произошло это якобы по распоряжению председателя КНР Си Цзиньпина. Что происходит?

Откуда шум

В заявлении китайской компании CEFC China Energy говорится: «Мы заметили некоторые безответственные сообщения в СМИ о Е Цзяньмине. Мы объявляем: они не имеют под собой фактических оснований, ни Е Цзяньмин, ни компания их не подтверждают». Других подробностей на ресурсе компании не сообщается.

До этого South China Morning Post, ссылаясь на свои источники, сообщало о том, что глава CEFC был задержан, причем, по личному указу председателя КНР Си Цзиньпина. Однако газета вместе с этим никаких официальных доказательств не предоставила. О том, что в Китае начато расследование против Е Цзяньмина, 1 марта сообщило агентство Bloomberg.

Также китайское издание Caixin заявило, что против Е Цзяньмина было начато расследование. Причем, эти же сообщения российским «Ведомостям» подтвердил и знакомый бизнесмена. СМИ сообщали, что предпринимателя «забрали для допроса». Позднее публикацию на китайском языке решили удалить с сайта Caixin. Это произошло после того, как вмешались цензоры.

Еще одно СМИ, Reuters, сообщало о том, что власти Китая подозревают главу CEFC в ряде экономических преступлений, который в начале года прошел процедуру допроса. Однако, кто и по какому делу его допрашивал, не сообщается.

О какой сделке речь

Выкупить 14,16% «Роснефти» у консорциума трейдера Glencore и Катарского инвестиционного фонда CEFC решила еще в сентябре прошлого года, за 9,1 млрд долларов. Тогда китайская компания заявила, что она является крупнейшей частной нефтегазовой компанией, доходы которой достигают отметки в 40 млрд долларов. Кроме этого, число сотрудников достигло 50 тыс. человек.

О сделке решили объявить после того, как прошлым летом президент России побывал в Китае. Однако, как отмечал ряд СМИ, факт того, что малоизвестная компания из Китая готова вложить огромные суммы в зарубежные активы, вызвал массу вопросов. Первый из них возник после того, как CEFC заявила о том, что приобретает активов на 1,5 млрд долларов в Чехии. Примечательно, что эта новость совпала с визитом в страну китайского председателя Си Цзиньпина и попыток Китая усилить влияние на территории Восточной Европы.

Кто такой господин Е

Как пишет «Коммерсант», CEFC China Energy Е Цзяньмин решил основать в 2002 году – тогда предпринимателю было всего 26 лет. Как он зарабатывал на жизнь до этого и чем занимался, об этом очень мало информации. Однако, согласно некоторым данным, он продавал деревянные изделия и был управляющим сети мини-отелей.

После того как раскрутился, бизнесмен решил выкупить у некоего предпринимателя из Гонконга недвижимость за небольшую сумму. После чего, как рассказывал Е Цзяньмин в интервью журналу Fortune, он купил на аукционе нефтяные активы, которые ранее были конфискованы у главаря контрабандной группировки, которая «орудовала» в его родной провинции Фуцзянь. Покупка произошла за счет займов китайских государственных банков и частных кредитов инвесторов из Гонконга и той же провинции Фуцзянь.

С этого момента дела Е пошли в гору. Не достигнув и 40 лет, он построил серьезную бизнес-империю, которая в 2015 году имела доходность в 263 млрд юаней. Сегодня примерно 60% доходов приходятся на продажи нефти и газа.

С миру по капле нефти

За последние два года CEFC China Energy заключила немало серьезных контрактов и приобрела немало активов по всему миру. Речь идет, как уточняет «Коммерсант», не только о газовых и нефтяных месторождениях, но и нефтегазовых хранилищах, терминалах, офисах, банках и так далее.

В июле 2015 года CEFC подписала соглашение с «Газпромнефтью» по трем месторождениям в Восточной Сибири. В декабре 2015 года CEFC выкупила 51% в KMG International (Румыния) за сумму 680 млн долл. В мае 2016 года купила 40,1% в чешской J&T Finance за 1,1 млрд долларов. В декабре 2016 года CEFC расширила нефтехранилища в Хайнане, вложив 1,2 млрд долларов. В феврале 2017 года приобрела 4% в нефтегазовой Abu Dhabi National Oil (сумма сделки 888 млн долларов).

Однако самой крупной зарубежной сделкой, как отмечает «Коммерсант», для CEFC China Energy должна стать покупка 14,16% акций российской компании «Роснефть» у консорциума катарского QIA и швейцарского трейдера Glencore. Однако к данному времени сделку так и не удалось завершить, поскольку компания CEFC пока не смогла собрать необходимые средства. Как пишут СМИ, сделка вообще может быть сорвана, если нужную сумму CEFC не соберет в ближайшие дни.

kapital-rus.ru

"Роснефть" чуть ли не спровоцировала войну с Китаем

«Роснефть» чуть ли не спровоцировала войну с Китаем

«Роснефть» столкнулась с очередными проблемами за рубежом. Китай потребовал от вьетнамской дочерней структуры компании свернуть работы на спорном участке территории. Дальнейшая реализация проекта грозит втягиванием России в затяжной дальневосточный пограничный конфликт.

О том, что у компании, возглавляемой Игорем Сечиным, появились новые проблемы, стало известно после заявления официального представителя китайского МИД Лу Кана относительно бурения, осуществляемого дочерней Rosneft Vietnam BV в той части Южно-Китайского моря, которую Китай считает своей. Лу Кан заявил, что «никакая страна, организация, компания или физическое лицо не может заниматься нефтегазовой разведкой или разработкой месторождений в китайских водах без разрешения Пекина». Также Лу призвал стороны искренне уважать суверенные и юрисдикционные права Китая и не делать ничего, что могло бы повлиять на двусторонние отношения и региональный мир и стабильность, сообщают «Ведомости».

Несколько часов спустя Кремль дистанцировался от проблемы. «Роснефть» не консультировалась с Кремлем по вопросу бурения на шельфе Южно-Китайского моря», – заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков и сообщил, что «согласно заявлениям компании она работает в строгом соответствии со своими лицензиями». Это подтвердила и сама «Роснефть»: «Компания работает на шельфе Республики Вьетнам в полном соответствии с межправительственными соглашениями и международными правовыми нормами. Проект компании на шельфе Южно-Китайского моря реализуется 16 лет и до настоящего времени никаких вопросов не вызывал».

Rosneft Vietnam BV прежде называлась ТНК-Vietnam BV, компания получила этот проект как один из активов купленной в 2013 году за $61 млрд ТНК-ВР. Сколько в общей стоимости приходилось именно на вьетнамский актив, ни продавец, ни покупатель не сообщали, в четверг представитель «Роснефти» не стал называть размер инвестиций во вьетнамские проекты за последние шесть лет. По отчетам «Роснефти» видно, что компания отражала небольшие запасы на местном шельфе в 2013 году – 27 млн баррелей нефтяного эквивалента, а к концу 2016 года они снизились до 20 млн баррелей.

«Роснефть» через Rosneft Vietnam BV работает на нескольких участках вьетнамского шельфа. В прошлый вторник госкомпания заявила, что начала разработку на блоке 06.1 месторождений Lan Do и Phong Lan Dai, этот блок компания разрабатывает по соглашению о разделе продукции, от добычи получает 35%, а остальное достается партнеру российской компании – Petro Vietnam. Rosneft Vietnam – оператор проекта – намерена бурить скважину глубиной 1200 м в 360 км от берега Вьетнама. До берега Китая более 1000 км, но КНР считает эту территорию своей.

По международному морскому праву у страны 12 морских миль территориального моря и еще 200 миль шельфа и исключительной экономической зоны, где она может вести деятельность – бурить, качать нефть, ловить рыбу и проч., напоминает партнер Double Bridge Law Сергей Усоскин.

Китай предъявляет претензии на территорию в Южно-Китайском море по так называемой девятипунктирной линии, а основаны эти претензии на «исторических правах». Это могло бы узаконить претензии, если бы Китай долгое время контролировал эти воды без протестов других стран, говорит Усоскин. В 2016 г. Филиппинам, граничащим с Китаем в том же море, удалось убедить третейский суд в Гааге, что притязания эти необоснованны. «Нет свидетельств, что у Китая когда-либо был исключительный контроль над водами Южно-Китайского моря», – постановил арбитраж.

Вьетнам еще не подавал подобных исков, его притязания на исключительную 200-мильную экономическую зону пока под вопросам, рассуждает партнер Nektorov, Saveliev & Partners Илья Рачков. Споры о принадлежности шельфа часто возникают в Африке и Океании, как правило, они решаются в досудебном порядке при заключении соглашений о разделе продукции, говорит Усоскин.

«В данном случае Китай далеко, и одна из стран, имеющих притязания на эти воды, смогла добиться решения в свою пользу; в идеале всем странам региона желательно либо договориться о разграничении морских пространств, либо обратиться в третейский суд и пройти путем Филиппин», – рассуждает Рачков. Это может занять от трех до пяти лет, считает Усоскин.

У«Роснефти» есть три варианта: продолжать добычу невзирая на последствия, приостановить бурение или добиться договоренностей между Вьетнамом и Китаем об условиях добычи, отмечает юрист, договоренности могут быть любыми – от обмена письмами до выдачи «Роснефти» двух лицензий.

До сих пор Россия могла воздерживаться от оценки претензий КНР на Южно-Китайское море. Требование китайского МИДа «уважать суверенитет» страны ставит Россию в положение, когда определять позицию придется, считает партнер консалтинговой компании Urus Advisory Алексей Панин: «Россия заинтересована в партнерских отношениях с Китаем и вступать с ним в конфликт из-за скважины на небольшом месторождении вряд ли будет. Вероятнее всего, «Роснефть» найдет возможность, сохранив лицо, свернуть работы. А КНР, возможно, уступит в других нерешенных вопросах». Любое решение российской стороны порождает конфликт – либо с Китаем, либо с другими претендентами на спорные территории, заключает он.

«Роснефть» часто работает в нестабильных регионах. Как ранее сообщало агентство «Руспрес», компания Игоря Сечина потеряла $1,2 млрд в Иракском Курдистане, под угрозой кредит $6,5 млрд в Венесуэле. После ареста в КНР главы CEFC Е Цзяньмина, обещавшего купить пакет акций компании, «Роснефть» испытывает недостаток средств для выплат по долгам.

wh24.ru


Смотрите также