"Газпром" и "Роснефть" объединили. Газпром роснефть


Газпром vs Роснефть: битва гигантов

16 марта 2016, 03:44

В этом году рыночная капитализация производителя нефти может превысить стоимость газового монополиста. Газпром ощутил ущерб от снижения выручки со стороны рынков ЕС, а также от негативного эффекта, связанного с разногласиями с Украиной.
Газпром Роснефть Две энергетические компании, находящиеся в самом сердце экономики России, оказались на пороге исторического события, которое может сместить баланс сил в коридорах Кремля.

Капитализация Газпрома, крупнейшего в мире производителя природного газа, сейчас всего на 2,3 млрд. долл. превосходит капитализацию Роснефти, крупнейшей нефтяной компании России. Эта премия снизилась с более чем на 250 млрд. долл. (значение на 2008 год) и может быть нивелирована вследствие снижения капитализации Газпрома, которое длится уже на протяжении 5 лет, по мнению аналитиков из Otkritie Financial Corp., Aton LLC и Raiffeisen Bank AO. капитализация Газпрома - капитализация Роснефти

Читайте также: История BMW: 25 фото за 100 лет

«Роснефть может догнать по капитализации Газпром уже в этом году» — говорит Андрей Полищук, аналитик из Raiffeisen Bank, Москва.«Государственная компания, экспортирующая газ, сталкивается с растущей конкуренцией и снижением цен на своем основном рынке (Европа) уже на протяжении более десятилетия. Вдобавок к этому, стоимость снижается ввиду расходов средств на строительство новых газопроводов». С того момента, как президент России Владимир Путин пришел к власти в 1999 году, он использовал нефтегазовый сектор для восстановления разрушенной в результате коллапса 1990-х годов экономики России. В данном контексте две гигантские национальные компании – Роснефть и Газпром были встроены в центр экономической и политической систем страны.

Пресс-служба компании Газпром отказалась комментировать оценки рыночной стоимости газового гиганта, добавив, что «в долгосрочной перспективе, Газпром будет поддерживать свою финансовую стабильность, осуществляя ключевые инвестиционные проекты». В компании Роснефть комментировать ситуацию отказались.

Читайте также: Нефть vs бюджет России: казна умирает от голода

Соперничество в Кремле
Объем налогов и сборов, который платят эти два производителя, составляет почти 30% от всех поступлений в национальный бюджет страны. Эти компании тратят десятки миллиардов долларов каждый год на строительство газопроводов, портов, транспортную инфраструктуру, строительство добывающих мощностей, а также в другие направления, которые являются драйверами российской нефтегазовой индустрии.

Алексей Миллер, генеральный директор Газпрома и генеральный директор Роснефти Игорь Сечин являются соратниками Путина, последовавшие за ним из городской администрации Санкт-Петербурга, и имеют существенное влияние в Кремле. Однако, их интересы иногда сталкиваются ввиду того, что каждый из них стремится получить выгоду для собственной компании.

«Это конкурентный мир» — сказал Артем Кончин, аналитик по нефтегазовому сектору из Otkritie Financial Corp.«Мы наблюдаем, как обе компании тщательно отслеживают уплату налогов, отчисления в бюджет, дивидендную политику и квартальные отчеты друг друга. Для Роснефти обогнать Газпром безусловно важно, как для компании, так и для ее менеджмента, учитывая историческое противостояние этих двух гигантов. Лидирующая позиция может наделить генерального директора одной из компаний дополнительным влиянием и усилить возможность лоббирования. К примеру, на текущий момент Газпром пользуется монопольным положением на экспорт природного газа, в то время как Роснефть стремится выйти на международный рынок по этому направлению».Читайте также: Спасение экономики России: фокус правительства на рынке труда
Домининант
Более 10 лет назад сомнение относительно того, какая из этих компаний является доминирующей, было невелико: газовая монополия являлась существенной геополитической силой, в то время как Роснефть производила примерно 10% от того объема, который производит сегодня. Правительство хотело объединить производство нефти с газовой компанией, однако Роснефть в последний момент удалось этого избежать. запасы нефти Роснефти и Газпрома - EBIDTA Газпрома и EBIDTA Роснефти - capex Газпром все еще превосходит Роснефть по объемам производства. Нефтегазовое производство Газпрома эквивалентно 8 млн. баррелям нефти в день, тогда как Роснефть добывает примерно 5 млн. баррелей в день. Газпром, как ожидается, отчитается о EBITDA за 2015 год на уровне в 29,7 млрд. долл., аналогичный показатель у компании Роснефть, согласно среднему прогнозу аналитиков, составит в 2015 году 18,9 млрд. долл.

Газпром в долгосрочной перспективе сталкивается с большими трудностями, чем Роснефть, считает Андрей Полищук из Raiffeisen Bank, Москва.

Россия разорвала отношения с Турцией, которая является вторым по величине рынком сбыта экспортного газа. Компания также сталкивается со сложностями касаемо установки цен за транзит газа через территорию Украины, а также с риском роста конкуренции на европейском рынке со стороны других производителей из США, Норвегии и Ближнего Востока.

Читайте также: Смотрите 5-летний коллапс нефтяного сектора США за несколько секунд

В прошлом году цены на нефть снизились примерно на 27%, в то время как тарифы Газпрома на границе с Германией (крупнейший рынок сбыта компании) снизились на 48%. Котировки сырой нефти восстановились с отметок в 27 долл. за баррель (достигнутых в январе) на 50%, в то время как цены на газ, как ожидается, продолжат снижаться из-за того, что цены в большинстве экспортных контрактов привязаны к котировкам на нефть с временным лагом от 6 до 9 месяцев.динамика цен на энергоносители У Газпрома есть несколько путей, с помощью которых компания может способствовать росту котировок своих акций, говорит Кончин из Otkritie Financial Corp. Компания может имплементировать жесткую дисциплину расходования денежных средств и переключится на другую схему расчета дивидендов, в результате чего больший объем денежных средств будет направляться акционерам. А стоимость акций компании Роснефти все таки остается привязанной к ценам на нефть.

Читайте также: Электромобили: перспективы нефти

Сделка компаний Роснефть и TНK-BP объемом 55 млрд. долл. стала омрачена коллапсом нефтяных котировок. Роснефть сейчас оценивается в 45 млрд. долл.; также у компании существенная долговая нагрузка. Данное значение соответствует примерно 30% от цели, обозначенной Сечиным на встрече с Путиным в 2013 году. Президент России в прошлом году критиковал Сечина за неправильные шаги касаемо данной сделки.

Однако, у Роснефти тоже есть рычаги, с помощью которых она может способствовать росту своих акций, сказал Александр Корнилов, аналитик из Aton, Москва:

«Смягчение международных санкций, в результате которых доступ на рынки капитала был заблокирован, или приватизация части государственной доли в Роснефти может вызвать рост котировок акций компании. Доступ же компании Газпром на международные финансовые рынки не попадает под прямое действие санкций, и государство не планирует продавать дополнительный объем акций газового гиганта».

marketpost.net

3.4. «Газпром» + «Роснефть»?. Русская нефть. Последний передел

3.4. «Газпром» + «Роснефть»?

Если в 2003 году основной интригой в газовой отрасли была борьба в треугольнике «Газпром» — «правительственные либералы» — независимые производители газа», то в 2004 году наиболее «сочной» темой стало сражение между кремлевскими кураторами газовой монополии. Именно в борьбе «петербургских юристов» (во главе с руководителем администрации президента Дмитрием Медведевым, также возглавляющим совет директоров «Газпрома») и «петербургских силовиков» (неформальным лидером которых является формальный заместитель Медведева Игорь Сечин, руководящий советом директоров «Роснефти») решалось будущее «Газпрома», а возможно, и всего нефтегазового комплекса «России».

Именно «силовики» стали локомотивом передела собственности в нефтегазовом комплексе России. Вначале им удалось получить контроль за крупнейшими государственными топливно-энергетическими компаниями («Газпром», «Роснефть» и «Зарубежнефть»), После этого они добились кураторства над «Сургутнефтегазом» и «ЛУКОЙЛом» и начали наступление на «ЮКОС». Основная задача «силовиков» — получить контроль над всеми ведущими нефтегазовыми компаниями, что позволило бы создать «зонтичную» корпорацию, в руках которой находилась бы практически вся добыча нефти и газа в стране. Именно они лоббировали укрупнение «Газпрома», добиваясь присоединения к нему нефтяных активов. Так что объявленное в сентябре 2004 года слияние «Газпрома» и «Роснефти» было вполне на руку «силовикам».

По этой причине объединение «Газпрома» и «Роснефти» вполне можно назвать реализацией давних стратегических планов «силовой» элиты. Тем более что предложения «силовиков» по доминированию госкомпаний в ТЭК вписываются в общую логику проводимых Путиным преобразований, нацеленных на укрепление позиций государства как в политике, так и в экономике.

Правда, существовала и другая версия слиянии двух госкомпаний. Она. основана на том, что Владимир Путин, с одной стороны, находится в сильной зависимости от «силовой» элиты. Но, с другой стороны, президент старается поддерживать баланс сил, пытаясь не допустить чрезмерного укрепления «силовиков». В частности, их конкуренты из числа «петербургских юристов» сохранили рычаги контроля над «Газпромом» — ведь именно Дмитрий Медведев является председателем совета директоров монополии. Да и председатель правления корпорации Алексей Миллер* который всегда считался с интересами «силовой» элиты, все же является скорее креатурой самого Путина, чем Сечина или Патрушева.

Так что нельзя исключать, что Путин опасается передавать «силовикам» полный контроль над российским ТЭКом — ведь это сделало бы их слишком влиятельной группировкой. На этом основании строится предположение, что укрепление позиций «Газпрома» было сделано по инициативе «петербургских юристов». Ходят упорные слухи о том, что решение о слиянии «Газпрома» и «Роснефти», объявленное 14 сентября на встрече Путина, Фрадкова и Миллера и формально инициированное премьер-министром, было принято накануне совершенно спонтанно на совещании Путина, Медведева и Миллера.

Сторонники такого подхода указывают на то, что Сечин в начале 2004 года сделал ставку не на «Газпром», а на «Роснефть». Летом Сечин возглавил ее совет директоро в, после чего был запущен скрытый процесс накачки «Роснефти» нефтяными ресурсами. В частности, речь идето многочисленных лицензиях на перспективные нефтяные поля вдоль предполагаемых экспортных маршрутов.

Лицензии сроком на один год получены на участки, расположенные на территории Туруханского района Красноярского края и прилегающие с юга к Ванкорскому месторождению: Западно-Лодочный, Восточно-Лодочный, Советский, Полярный, Нижнебайхский и Лебяжий, а также на участки недр на территории Усть-Енисейского района Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа вдоль трассы и к востоку от проектируемого маршрута нефтепровода «Ванкор — Диксон»: Байкаловский, Проточный, Песчаный и Самоедовский. Суммарные прогнозные ресурсы лицензионных участков предварительно оцениваются более чем в 700 млн. тонн (5 млрд. баррелей) нефти. Минимальная оценочная стоимость данных запасов превышает 5 млрд. долларов. В сценарии накачки «Роснефти» активами могло найтись место и предприятиям «ЮКОСа», и прежде всего «Юганскнефтегазу», что сделало бы «Роснефть» крупнейшей нефтяной компанией (НК) России с доказанными запасами нефти и газа свыше 20 млрд. баррелей нефтяного эквивалента. Ведь именно Сечин был основным куратором «дела «ЮКОСа» в АП и главным лоббистом радикального развития событий вокруг компании.

Указывается и на то, что решение по слиянию «Газпрома» и «Роснефти» подавалось как первый шаг либерализации рынка акций «Газпрома». В обмен на 100 % акций «Роснефти» государство должно было получить 10,7 % ценных бумаг «Газпрома», находящихся в собственности его «дочек», и тем самым сформировать контрольный пакет акций газовой монополии, после чего планируется отменить ограничения на торговлю ценными бумагами «Газпрома». Это в большей степени соответствует установкам «юристов» и «либералов», нежели «силовиков».

На первый взгляд, дальнейшее развитие событий подтверщает тот факт, что за слиянием компаний стоял прежде всего Медведев, к которому затем примкнул Миллер. Об этом вроде бы говорит и конфликт Миллера с Богданчиковым. Последний, в частности, направил 20 сентября письмо В.Путину, в котором был изложен свой план вхождения нефтекомпании в ОАО «Газпром». Он включал в себя пять основных пунктов:

• Необходима объективная оценка активов ОАО «НК «Роснефть» и пакета акций ОАО «Газпром», предполагаемых к выкупу.

• Нужно сохранить существующую в ОАО «НК «Роснефть» организационную структуру управления бизнес-процессами, которая доказала свою эффективность и сможет обеспечить дальнейшее преиумножение стоимости находящихся в собственности ОАО «НК «Роснефть» активов.

• Принимая во внимание участие ОАО «НК «Роснефть» в стратегических для государства проектах, необходимо внести изменения в уставные документы компании, предусмотрев в составе совета директоров большинство представителей государства.

• Целесообразно сохранение ОАО «НК «Роснефть» в списке стратегических предприятий (приватизация компании невозможна без ее исключения из этого списка).

• Нужно предусмотреть сохранение корпоративной марки (брэнда) ОАО «НК «Роснефть» как основы преемственности взятых на себя компанией обязательств и платформы для развития имеющихся активов.

Конфликт между Миллером и Богданчиковым действительно очевиден. Как ясно и категорическое нежелание Медведева согласиться с планами главы «Роснефти». Так, 28 сентября в перерыве заседания совета директоров «Газпрома» Медведев заявил специально вызванному журналисту РИА «Новости» (что само по себе является знаковым событием) о том, что «Газпромнефть», в которую должны войти нефтяные активы «Роснефти», станет дочерним обществом «Газпрома» и будет работать в соответствии с принятыми в компании процедурами корпоративного управления. Важной задачей глава АП назвал недопущение размывания активов, участвующих в сделке, как это уже случалось ранее в самом «Газпроме».

Медведев прозрачно намекнул на имеющиеся подозрения относительно вывода менеджментом активов из «Роснефти». Тем самым он заставил руководителя «Роснефти» защищаться и оправдываться, а также возложил на последнего ответственность за сохранность всех активов компании (в условиях неконсолидированности «Роснефти» возможности для размывания активов действительно существуют).

Чуть позже уже Миллер в ходе поездки в Ямбург буквально по пунктам отверг все предложения Богданчикова. По его словам, после присоединения «Роснефти» к «Газпрому» ее нефтяные активы примкнут к нефтяным активам «Газпрома», а газовые — к его газодобывающим активам. По завершении сделки совет директоров «Газпрома» останется неизменным, а «Роснефть» вообще лишится этого органа.

Однако у такой версии слишком много слабых сторон. Во-первых, решение о слиянии «Газпрома» и «Роснефти» не могло приниматься спонтанно. Наоборот, это было заранее подготовленной мерой. Просто озвучена она была в наиболее подходящий момент. После событий в Беслане исполнительная власть решилась на реализацию очень многих мер, лежавших «в заначке». Причем большинство из них не относились к теме борьбы с терроризмом. Но зато появилась отличная возможность для обоснования подобных действий. Кроме того, внимание СМИ было привлечено к реформированию политической системы, и на слияние двух госкомпаний обратили меньшее внимание. Показательно, что заявление о создании «Газпромнефти» прозвучало буквально на следующий день после знаменитого выступления президента Пугина 13 сентября, в котором он отменил прямые выборы губернаторов и ввел выборы в Думу только по партийным спискам. Разговоры же о необходимости либерализации рынка акций «Газпрома» и получения государством контрольного пакета в газовой корпорации могли служить лишь «дымовой завесой». Реальной же целью было начало создания единой государственной нефтегазовой суперкорпорации.

Во-вторых, именно «силовики» выступали идеологами усиления позиций государства в ТЭК и курса на единую нефтегазовую корпорацию, в то время как «юристы» пытались запустить в отрасли конкурентные механизмы. В-третьих, Пугин не решился бы «отнять» «Роснефть» у Сечина — это был бы слишком серьезный вызов для «силовиков», с которыми президент вряд ли рискнет рассориться. Ведь именно они обеспечивают функционирование специальных служб, что особенно актуально в период роста террористической активности. Показательно, что после бесланской трагедии ряд экспертов уверенно говорил об отставке Патрушева, — однако Путин даже не рассматривал такой возможности. В-четвертых, объединение «Газпрома» и «Роснефти» произошло накануне продажи активов «ЮКОСа» и стало прекрасным обоснованием для наращивания нефтяных активов компании. Именно после объединения госкомпаний были озвучены планы «Газпромнефти» по приобретению активов «ЮКОСа», а также возможному присоединению «Сибнефти» и «Сургутнефтегаза». Все это полностью соответствует планам «силовиков», но абсолютно противоречит намерениям «юристов» и «либералов».

Конфликт же между Богданчиковым и Миллером также вполне объясним. Руководители «Газпрома» и «Роснефти» сразу же начали борьбу за ресурсы и собственную роль в единой корпорации. Это является вполне нормальным аппаратным ходом. Но Сечин мог сознательно подогреть этот конфликт. Он понимает, что Медведев остается опасным конкурентом. И Сечину надо показать президенту Путину, что Медведев не справляется с ролью куратора «Газпрома». Борьба между главами «Газпрома» и «Роснефти» — лучшее тому доказательство. Ведь если председатель совета директоров супермонополии не может сгладить в ней внутренние противоречия, его нужно менять.

При таком развитии событий Сечин может занять пост председателя совета директоров укрупненного «Газпрома». Подобный расклад оставляет не у дел нынешнего председателя совета директоров монополии и формального начальника Сечина в АП Дмитрия Медведева. Но ему могли бы предложить аналогичную должность в другой компании, например, в РАО «ЕЭС России», что означало бы снижение уровня его политического влияния. Тем более что такой прецедент в новейшей российской истории уже был. В бытность руководителем АП Волошин занимал пост председателя совета директоров РАО, а его зам Дмитрий Медведев — председателя совета директоров «Газпрома».

Но пока борьба между «силовиками» и «юристами» еще не закончена, Об этом говорит и тот факт, что «Газпромнефть», в которую еще не включили «Роснефть», была продана накануне аукциона по «Юганскнефтегазу». А сама ЮНГ купила де-факто «Роснефть», Это было связано с юридическими рисками, которые возникали перед «Газпромом», и не должно повлиять на слияние нефтяных активов «Газпрома» и «Роснефти» — только теперь они, по всей видимости, будут объеденены в другой «дочке» — скажем, «Нефтьгазпром». Однако кадровые выводы вполне могут последовать. Скажем, Сечин может показать президенту Путину, что именно Медведев и Миллер не смогли квалифицированно провести объединение «Газпрома» и «Роснефти» и создали лишние проблемы при покупке «Юганскнефтегаза». Так что ситуация вокруг ЮНГ вполне может стать причиной серьезных кадровых решений в газовой монополии. Но общий курс на «распухание» газового концерна не изменится.

Медведев во все более ожесточенной борьбе с «силовиками» за право контролировать газовую корпорацию рассчитывает на поддержку «петербургских либералов», идейно близких к «юристам».

Исход конфликта может иметь и предвыборную подоплеку: группа, которая одержит победу, по-видимому, получит преимущественное право при определении преемника или изменении политического устройства страны к окончанию второго срока Путина.

Пока фаворитами все же выглядят «силовики», намеренные сделать ставку на усиление роли «Газпрома» в топливно-энергетическом комплексе. Об этом наглядно говорят события, происходившие в газовой отрасли с марта по сентябрь 2004 года. Все отчетливее проявляется курс на дальнейшую монополизацию газового бизнеса со стороны «Газпрома», а развитие независимой от концерна добычи «голубого топлива» все больше контролируется со стороны монополиста. Ситуация в частных нефтяных корпорациях, скорее всего, не позволит им реализовать амбиции по выходу на газовый рынок даже в неполном объеме.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

public.wikireading.ru

"Газпром" и "Роснефть" объединили :: Экономика

Принято окончательное решение о схеме присоединения к "Газпрому" компании "Роснефть". В результате государство получит контрольный пакет акций в "Газпроме" в обмен на 100% акций "Роснефти" без "Юганскнефтегаза"

"Принято окончательное решение о схеме присоединения к "Газпрому" компании "Роснефть", - заявил сегодня глава газового концерна Алексей Миллер. В результате присоединения государство получает контрольный пакет акций в "Газпроме" в обмен на 100% акций "Роснефти" без "Юганскнефтегаза".

По словам Миллера, получение государством контрольного пакета акций в "Газпроме" означает начало либерализации рынка акций "Газпрома". "Интеграция активов "Роснефти" в "Газпром" — это усиление присутствия "Газпрома" в нефтяном секторе, что позволяет компании в самое ближайшее время реально стать одной из крупнейших газо-нефте-энергетических компаний мира", - подчеркнул предприниматель.

Руководителем компании "Юганскнефтегаз" отныне станет глава "Роснефти" Сергей Богданчиков. До него этот пост занимал Владимир Бульба, возглавлявший "Роснефть-Пурнефтегаз". "Работа, проведенная "Роснефтью" и "Газпромом" в последние месяцы, привела к серьезному результату — утверждению схемы обмена активов "Роснефти" на пакет акций "Газпрома". Это позволит государству решить задачу получения контрольного пакета акций "Газпрома", открывает дорогу к либерализации его рынка акций. Значительно вырастет нефтяная составляющая "Газпрома", - заявил Богданчиков.

Алексей Миллер в свою очередь подчеркнул, что схема слияния двух компаний уже определена. "Схема присоединения уже очень хорошо проработана. Приняты соответствующие государственные решения об исключении компании "Роснефть" из стратегически важных предприятий. Создана компания "Роснефтегаз", в которую передается 100% акций "Роснефти" и которой передается необходимый пакет акций "Газпрома" для получения государством контрольного пакета в "Газпроме", - добавил глава "Газпрома". "Мы чувствуем свою ответственность перед нашими партнерами и уверены, что и сегодня и в будущем все наши обязательства перед ними будут выполняться, в том числе в рамках межправительственных соглашений", - также отметил Богданчиков.

Между тем, по мнению экспертов, схема, позволяющая произвести объединение двух компаний без участия "Юганскнефтегаза", позволит ускорить процесс слияния. Специалисты отмечают, что бизнес "Газпрома" и "Роснефти" имеет выраженную синергию. В итоге эффективность работы объединенной компании должна повыситься. Кроме того, "Газпром", наконец, получит выход к месторождениям на Сахалине, что принципиально важно для компании с точки зрения укрепления позиций на азиатских рынках.

Управляющий директор инвестиционного банка Dresdner Kleinwort Wasserstein в России Боб Форесман назвал объединение "Роснефти" и "Газпрома" историческим событием. "Это исторический момент в развитии нефтяного бизнеса "Газпрома". Сейчас мы видим конкретное решение по схеме приобретения "Газпромом" старых активов "Роснефти". Это решение планировалось несколько месяцев, и теперь мы видим окончательный вариант. Это очень важный шаг по дороге либерализации рынка акций "Газпрома", что должно сильно обрадовать инвесторов "Газпрома", - заявил Форесман.

Процесс слияния двух сырьевых гигантов вызывает массу вопросов, связанных так или иначе с делом "ЮКОСа". По мнению представителей самого "Газпрома, к решению хьюстонского суда, отказавшегося рассматривать дело "ЮКОСа", нужно относиться трезво. Мотивация американских юристов ясна - разбирать внутренние дела России они не желают. Однако при этом нужно учитывать те риски, с которыми "Газпрому", возможно, пришлось бы столкнуться. Работая на международных рынках и привлекая финансирование, не только трудно просчитать, но даже формализовать все неожиданности.

Что касается ситуации с покупкой "Юганскнефтегаза", то, по свидетельству источника в "Газпроме", пожелавшего остаться неназванным, газовый концерн действительно не мог позволить себе покупку "дочки" "ЮКОСа". По словам собеседника редакции, не случайно именно С.Богданчиков убеждал правление "Газпрома" пойти на аукцион, в то время как за два дня до этого в правительство была подана инвестиционная программа на 2005 г., где речи ни о каком приобретении активов не шло. "Не случайно, что план и тактика захода на "Юганскнефтегаз" после принятия решения участвовать в аукционе разрабатывались в "Роснефти", тогда как мы отвечали за привлечение финансирования от синдиката крупнейших западных банков", - заявил эксперт.

Напомним, о возможном слиянии "Роснефти" и "Газпрома" стало известно в сентябре прошлого года. Президент РФ Владимир Путин одобрил инициативу Михаила Фрадкова об обмене части акций "Газпрома" на все активы "Роснефти", при котором нефтяная компания станет дочерним предприятием холдинга. Для увеличения доли государства в капитале "Газпрома" до контрольной - 50% плюс одна акция - будет проведен обмен 100% акций "Роснефти" на 10,7% акций "Газпрома", находящихся на балансе его "дочек". Осуществляемый поэтапно процесс либерализации компании включает, в частности, полную свободу обращения акций "Газпрома" на внутреннем рынке.

utro.ru


Смотрите также